Ночь в заточении (Запертые вдвоём)

Страница: 2 из 3

рассказывал мне о своей жизни в подробностях, порой очень интимных. Её голос дрожал, она периодически тянула носом. Было понятно, что она всё это говорит сквозь слёзы.

— Я для Саши готова была на всё, — всхлипывала она, — Я ушла с работы, сидела дома. Готовила, стирала, убирала. Ждала его с работы. Я хотела, чтобы он сделал мне предложение, но он всё тянул. Я знаю, его беспокоило, что он не может... Сделать мне по-настоящему хорошо. Как другим женщинам. Но это не его вина! Он старался. А мне просто было хорошо от того, что хорошо ему. Я никогда ему не отказывала в близости. И делала разное. Саше нравилось. Но моих настоящих эмоций ему всё равно не доставало. Я пыталась притворяться, но он чувствовал. Ещё я позволяла ему делать это... по-другому. Было больно, но я терпела. Главное, чтобы ему было хорошо. Я хотела от него ребёнка, но он всегда... предохранялся, ты понимаешь. Говорил, что ещё не готов. А потом он нашёл её. И мы расстались.

Аня совсем расплакалась. Я же больше не мог сдерживаться и обнял её одной рукой за талию, другой — за плечи. Её слёзы были теперь на моей рубашке, а тело дрожало в моих объятиях. Я почувствовал, как её руки гладят мою спину. Я думал: «Ну и козёл, этот Саша!».

— Ань, не жалей. Он просто был не достоин тебя, — шептал я ей на ухо.

Я уже и сам не заметил, как начал целовать её солёные щёки. В моих руках было её горячее упругое тело... Некстати я почувствовал, как у меня в джинсах проснулась похоть. Я даже попытался чуть отстраниться, чтобы не выдать себя, но девушка сама уже просто в меня вжалась. Я гладил её спину и стал опускаться ниже. В конце концов, под пальцами я ощутил её попу. Доигрался, ибо шевеление в джинсах мгновенно переросло в железный стояк.

— Прости, не знаю, что нашло на меня. Я... сейчас это пройдёт. Наверно, — я виновато шептал ей на ухо оправдания.

— Ничего. Ничего страшного, пусть, — Аня уже успокоилась и больше не плакала.

Мне было одновременно стыдно и хорошо. В меня упирались её упругие груди. Я мог целовать её, обнимать, а может, даже позволить себе большее? Я отматерил себя за эти мысли. Девчонка только что мне душу изливала, а я её, понимаешь, трахнуть хочу. Чем я лучше её бывшего мудака Сашеньки?

Джинсы сдавливали вздыбленную плоть. Это было достаточно больно. Хотелось либо выпустить естество на свободу, либо избавиться от настоятельной потребности в удовлетворении не вовремя возникшего желания.

— Тебе больно? Может, молнию расстегнуть? — неожиданно предложила Аня.

— Да. Если не сложно, — ответил я.

Я почувствовал Анины пальчики у себя на застёжке джинсов. Она долго возилась с пуговицей.

— Сейчас я. Почти. Потерпи ещё.

Наконец, пуговица поддалась, замок молнии скользнул вниз. Мой член выскочил в свободное пространство, как на пружине.

— Легче? — заботливо поинтересовалась Аня.

— Да, спасибо. Ничего, что он... упёрся в тебя?

— Да нет, не переживай! — я почувствовал, что Аня, наконец, улыбнулась.

Это было странно. Я хотел эту девушку и одновременно боялся ей как-то навредить. Мой член упирался ей в живот.

— Аня, давай-ка, наверно, отпустим друг друга. А то терпеть уже тяжело, — принял я волевое решение.

— Может, тебе помочь? Только обещай, что не будешь считать меня... из этих женщин.

— Ты что! У меня и в мыслях бы такого не возникло! Но ты не должна ничего такого делать для меня...

— Я... я хочу, чтобы тебе было хорошо. Мне с тобой хорошо.

Она снова прижалась ко мне. Странная девушка. Судя по всему, доставить мужчине удовольствие было для неё чем-то важным. Даже каким-то болезненно важным.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Я... если ты не против...

Аня села на крышку унитаза и высвободила из трусов мой член.

— Подожди. Я сейчас.

Я нащупал раковину и кран. Открыл воду, нажал на рычажок ёмкости с жидким мылом. Прохладная вода несколько остудила готовую разорваться головку. Она была уже вся в выделившейся смазке. Я тщательно всё вымыл.

— Вот. Теперь всё чисто.

— Иди ко мне, мой хороший.

Аня принялась целовать мой член. Страстно и нежно. Ствол, головку. Потом даже яички. Она так это делала... Как будто от этого, зависела чья-то жизнь. Её горячие губы сводили с ума. Потом они сомкнулись на моей головке. Боже... Она начала двигать губами вдоль неё, правой рукой придерживая ствол, а левой легонько сжимая яички. Пол как будто закачался под ногами. Затем я почувствовал ещё и её язык. Он вертелся вокруг головки. Сладкая мука. Я не мог сдержать стонов. Вот, её язык описал ещё один «пируэт» и упёрся кончиком в отверстие уретры, часто затрепетав. У меня свело все мышцы. Тело теперь полностью контролировало разум. Последовавший оргазм чуть не свалил меня с ног. Почему это было так особенно хорошо? Темнота ли тому виной или эта девушка какая-то особенная? Я чувствовал, что мои струи бьют в рот Ани. А она продолжала облизывать мою головку.

Аня отпустила мой член только когда он уже основательно опал.

— Подожди, я вытру.

Она нащупала упаковку с салфетками. И снова нежные прикосновения.

— Мне было так хорошо... Мне никогда не было так хорошо, — запинаясь, я пытался как-то описать свои чувства.

— И мне, — услышал я в ответ.

Вода снова зашумела. Аня прополоскала рот и снова оказалась передо мной. Я обнял её, нащупал губами её губы. Поцелуй был долгим. Мы отрывались лишь на мгновение, чтобы сделать вдох. А потом снова впивались губами друг в друга, сплетаясь языками.

Не знаю, сколько прошло времени с момента нашего заточения. Но я уже и не думал об освобождении. Мне было хорошо и так, в темноте и ограниченном пространстве. Я сидел на крышке унитаза, а Аня боком у меня на коленях. Бои руки сплелись вокруг её тонкой талии. Аня обнимала меня за шею. Но меня беспокоил один вопрос.

— Скажи. А ты никогда не... Ты никогда не испытывала оргазм? — решился я на вопрос.

Аня заметно напряглась.

— Это важно?

— Не знаю.

— Мы расстались с Сашей из-за того, что для него это было важно.

— Я помню, но...

— Тебе понравилось?

— Очень, я...

— Это самое главное. Ты будешь со мной?

Вопрос застал меня врасплох. Я подумал: почему бы и нет?

— Да, — ответ прозвучал совершенно неуверенно, но ей, видимо, было достаточно.

Мы снова сидели молча пару минут.

— Я удовлетворяю себя сама, — неожиданно сказала Аня.

— А твой бывший знал?

— Нет. Я всегда делала это втайне от него. Ты первый, кому я об этом рассказываю.

— Хочешь сделать это сейчас? — сам не знаю, почему я это спросил.

— Как сейчас? Нет, я не могу.

— А ты попробуй. Здесь темно, ничего не видно. Я снова отвернусь.

— Я не знаю... Ты хочешь, чтобы я себя... Трогала при тебе?

— Честно? Хочу.

— Ладно. Тогда встань лицом к стенке.

— Хорошо!

Я снова уставился во тьму, согревая дыханием кафельную плитку. Я не очень понимал, что там конкретно делает Аня. Послышалась какая-то возня и сопение, которое стало постепенно учащаться. Затем сопение переросло во вздохи и даже стоны. Всё это продолжалось достаточно долго. В какой-то момент мне стало казаться, что ей плохо, или что она себя перестала контролировать. Но я стоял тихо, стараясь даже не шевелиться. Как будто меня вообще не было.

Вздохи окончательно сменились стонами. Когда и они перешли во вскрикивания я понял, что цель достигнута. У меня уже тоже в штанах всё торчало по новой. Наконец, Аня перестала стонать, послышался шум воды.

— Я всё, — смущённо прошептала она.

— Всё хорошо?

— Ага.

— Я, пожалуй, тоже... Разряжусь.

— Ты можешь войти в меня. Хочешь?

Дыхание перехватило. Я не просто хотел, я жаждал этого.

Аня оказалась передо мной. Я снова ощутил её тепло и горячее дыхание. В следующий миг мы уже слились в страстном поцелуе. Мои руки, словно чужие, начали жадно хватать то груди,...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх