Эля

Страница: 1 из 4

Помимо нецензурных слов текст насыщен сексизмом, шовинизмом и прочими _измами, но вообще он о любви и красоте.

Эля... О, Эля была прекрасна. До нее я думал, что проститутки — ленивые шлюхи, берущие деньги по сути ни за что. Баб, готовых сделать то же самое бесплатно, только старательнее и еще ужином покормить в качестве бонуса, табуны на просторах наших российских клубов, выбирай да трахай. Лично я услугами ночных бабочек пользовался только за компанию: ведешь клиента отдохнуть, никуда не денешься — сауна и проститутки официально через бухгалтерию проходят, «представительские расходы». Ну а раз уж оказался в сауне с проститутками, приходится их, растянутых и совершенно безрадостных, натягивать на свой хер, иначе клиенты не оценят. Иногда складывается впечатление, что они не недвижимость покупать собираются, а жеребца-производителя выбирают. Было даже, что сам от сделки отказался после того, как шестидесятичетырехлетний мудлон с дурацкой привычкой прицокивать в конце каждой своей фразы, внимательно наблюдая за моими манипуляциями с жопой им же выбранной разукрашенной шалавы изрек вдруг:

— Нефантазийно ты ее как-то трахаешь, что ты за продажник такой? — и прицокнул по обыкновению.

«Нефантазийно», блядь... У меня любая выбранная на один вечер баба в горло начинает брать и упругой, никем еще необработанной задницей сама на хуй насаживается, а тут я плачу какой-то стремной тетке, у которой даже в жопе к моему члену можно еще десяток добавить, и все равно тесно не будет, а он, блядь, «Нефантазийно»... Я просто вынул член из ее задницы, вымыл его водой из бассейна, оделся, положил деньги на стол с бухлом и закусками и вышел, так и не сказав ни слова. Дом, который я ему подобрал, он потом через коллегу моего купил, все-таки предложение было хорошее. А коллега (странный парень лет двадцати пяти, голых баб видавший только в скачанных из интернета роликах) потом пошутить пытался, мол, говорят, у меня на бабу хуй на полшестого. Я даже бить его не стал: отвел парня в клуб недалеко от работы, и когда вокруг нас (точнее меня) сформировалось облако из девушек, которые ему не светят, спросил парнишку, поедет ли он смотреть, что у меня там с часовым механизмом.

Но Эля... Я потратил на нее денег больше, чем на любую из моих женщин, и ни разу не жалею. Эля была Профессионалкой. Редкое сочетание умения и любви к выбранной профессии. Я даже приводил ее в пример в спорах о том, зачем нужны риелторы:

— Вот смотри, — объяснял я очередному клиенту, желающему разобраться, за что я получаю свой навар, — есть банальные шлюхи, которым платят за секс, и Эля. После шлюхи ты вроде и сбросил пар, но все равно хочется ебли, как после онанизма — непонятно, за что деньги платил. А после Эли из желаний — валяться в койке, курить, и чтоб телефон не звонил, потому что нахуй всех, ты и без них счастлив. Также и с риелтором: если после сделки с недвижимостью ты не валяешься в этой самой недвижимости, неспешно поебывая какую-нибудь телку, и вместо этого анонируешь на БТИ, налоговую и стройподрядчика, то ты лох, а риэлтор твой — банальная шлюха.

Она подцепила меня в гостиничном баре в Тольятти. Я покупал там дачу на берегу Волги для одного из своих постоянных клиентов, любителя рыбной ловли, и, закончив с делами, спустился из номера выпить стаканчик виски, а если повезет со сменой, поближе познакомиться с миловидной ресепшионисткой (чуть раскосые глаза, пухлые губки, столь привлекательные во время глубокого отсоса, и черные как смоль волосы, собранные в толстую косу, которая при ходьбе, как маятник, переходит с левой аккуратной ягодички на правую). Со сменой мне не повезло: за стойкой регистрации восседала женщина-дом с характерной гримасой, будто я ей уже что-то должен.

— Что вы хотели? — спросила она басом.

— Мира во всем мире, но я тогда был маленьким и глупым, — ответил я, и уже разворачиваясь, чтобы идти в бар, каким-то боковым зрением уловил в этой стапятидесятикилограммовой жуткой пародии на женщину знакомые мне черты: раскосые глаза, крупные губы, когда-то черные волосы — то, во что превратится моя ресепшионисточка через двадцать лет и троих детей от неудачника-мужа... Меня аж передернуло от такого вероломства аккуратных ягодичек, и в баре вместо стаканчика я заказал сразу двести виски и лимон. Несколько гостиничных блядей, разглядев во мне человека состоятельного (хуйле, двести граммов Glenmorange — самого дорогого из имевшегося вискаря — далеко не каждый может себе позволить в столице нашего славного автопрома), по очереди стали подходить поинтересоваться, не скучает ли мужчина. Этот вопрос меня всегда выстегивал: как правило он ведет к тому, что ты пригласишь проститутку за свой стол, угостишь алкоголем и через двадцать минут светской беседы, если договоришься о цене, поведешь ее в номер. Но тем для светской беседы у них нет: дежурные вопросы о цели поездки, разговоры о шмотках и сплетни о командированных сюда инженерах, которые долбят несчастных шлюх в их раздроченные жопы, совершенно охуев от возможности трахнуть хоть кого-то, кроме погрязшей в стирке и готовке жены, потому что в жопу жена не даст никогда. А уж про сексуальные навыки блядей с периферии я и вспоминать не хочу. То есть даже если мужчина скучает, альтернатива-то все равно сомнительная, как по мне... Первым двум я сухо ответил «нет», но по выдвинувшейся в мою сторону третьей понял: ко мне подойдут все пять, а если что, еще и все поварихи, официантки, горничные и женщина-дом, мать коварных ягодичек. Поэтому когда очередная проститутка еще только открыла рот для вопроса, я прервал эту вереницу:

— Мадам, трахать вас я не буду даже если вы останетесь последними женщинами на свете. Будьте столь любезны передать это своим товаркам и более не портить вкус моего виски адским запахом того, что вы называете духами. Да, я хам и сволочь. За сим прощаюсь.

Прошло не меньше десяти секунд, пока мой месседж был адаптирован мозгом курицы в доступный для понимания вид. Все это время она стояла в позе «я в ахуе» и зыркала на меня своими размалеванными глазищами, еще несколько секунд, судя по раскрываемому и закрываемому рту, пыталась найти подходящий ответ. Но так и не найдя, развернулась и вихляя поношенным задом, попыталась удалиться с достоинством. И тут справа от меня зазвучал голос:

— Даа, уныние... А не хотите спор? Десять стопок текилы; кто выпьет вторым, тот трахает одну из этих на глазах победителя.

Обернувшись я увидел стройную, не высокую, но и не миниатюрную женщину лет тридцати пяти в черном по фигуре платье до колена, обрамляющем кружевной лентой глубокое декольте; красные туфли на высоком каблуке и красный же клатч завершали ее образ. Женщина не молодилась, скорее выглядела зрелой, а широкие не то серые, не то зеленые ее глаза смотрели с усмешкой. Я довольно часто, глядя на женщин, представляю, каковы они в сексе, но эти мои представления больше похожи на оценку рентабельности сделки: стоит, не стоит. А увидев ее, я зафантазировал. То есть не просто рисовал картинку, как женщина обхватывает губами мой член, чтобы понять, понравится ли мне в ней эта функция, а я хотел, чтобы она, сидя передо мной и так же, как сейчас, глядя мне в глаза, обвела языком свои губы, держа руками член у основания, наклонилась, я бы почувствовал ее теплое дыхание, и вот этот момент, которого не было с одиннадцатого класса школы — момент ожидания. Он почти не длится в обычной жизни, но когда ты сидишь с эрегированным членом, и женщина, которую ты хочешь (именно ее, а не просто абстрактную женщину и трахаться), уже вот-вот, еще какой-то миллиметр, и коснется своими губами твоего члена, — вот этот момент я мечтал пережить, глядя на нее.

— И вы готовы переспать с кем-то из них?

— Переспать с вами было бы слишком банально, а мне и так скучно, — ответила она.

— Что ж, идет, но учтите, я алкоголик с большим стажем, — говорю, подзывая жестом бармена.

— А мне часто бывает скучно, — смеется она. — Но есть условие: победитель платит проститутке....

 Читать дальше →
Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх