Эля

Страница: 2 из 4

Должна же быть какая-то компенсация.

— Идет, — снова соглашаюсь я. — Но тогда каждый платит за свою текилу.

— Идет, — передразнивает меня женщина. — По десятке текилы мне и моему другу. — Говорит она бармену, потом снова оборачивается ко мне, — Эля.

— Сергей, — я чуть касаюсь губами протянутой мне руки.

— А вы джентльмен, — улыбается.

— Сегодня же вышлю это маме телеграммой, — отвечаю.

Мы легко болтаем, пока бармен разливает текилу по двадцати стопкам. Я рассказал, чем занимаюсь, где живу и зачем я в Тольятти. Оказалось, что она тоже прилетела сюда из Москвы и обратные билеты у нас на один рейс.

— Вы здесь с какой целью? — спросил я.

Эля улыбнулась, но не ответила.

— Текила стынет, — произнесла она. И действительно, я не заметил, как бармен выставил перед нами заказ и положил чек, по которому мы тут же расплатились — пополам.

— Ну что, на счет три? — глаза женщины искрились, а на губах играла насмешливая улыбка.

— Считайте!

И на счет три мы стали опрокидывать в себя обжигающие все внутри стопки. Она была азартна! Запрокинув голову, одним махом выпивала стопку, ставила, брала следующую. «Дочь военного», — подумалось мне. Впрочем, я пил так же, мы шли стопка к стопке, я даже рад был — ничья, и у меня будет шанс провести эту ночь с ней наедине. Но после седьмой рюмки текилы Эля сделала короткую передышку, буквально два глубоких вдоха, и это вывело меня в победители с опережением на целую стопку.

— Бинго! — крикнул я, ставя пустую тару к своим девяти таким же в тот момент, когда ее рука тянулась к последней рюмке текилы.

— Не пропадать же вкусному напитку, — произнесла она, чуть с улыбкой. — К тому же в моем положении алкоголь не повредит.

Так как гонка уже закончилась, последняя стопка была выпита по всем правилам: плавным движением Эля поднесла ее к губам, невероятно сексуально лизнула обсыпанный солью край рюмки, выпила содержимое одним глотком, и, глядя блестящими от принятого глазами прямо на меня, чуть куснула дольку лайма, обхватив ее губами, и тонкая струйка сока потекла из уголка губ. Я, как подросток в пубертате, смотрел на ее губы, ее глаза, в которых разгорался огонек блядства, эту чертову струйку, и мне стоило больших усилий не разложить ее там же на барной стойке, жадно вгрызаясь в сочную плоть ее влагалища, которое, я уверен, нихуя не было стеснено тканью трусиков — женщины с таким взглядом не носят трусики. (Порно рассказы) В этот момент я уже очень хорошо понимал, что меня разводят, но мне чертовски нравилась эта игра, и я готов был платить актрисе.

— Что ж, ты мне выберешь спутницу или мне самой определиться, кого трахать? — Она повернулась зарумянившимся лицом в сторону проституток, сидящих за столиком в углу ресторана.

— Выбор у тебя все равно невелик, не вижу смысла его еще больше ограничивать, — мне понравился этот переход на «ты»: будто мы уже пережили что-то интимное. — Иди, договаривайся. Но учти, больше двух штук в час эти коровы не стоят.

— Думаю, я справлюсь, — она изящно соскользнула с барного стула и направилась к тольяттинским феям. Было интересно наблюдать разницу между не сказать красивой, но аккуратной и изящной Элей и этими безвкусно одетыми, грубыми и хорошенько бывшими в употреблении блядьми. С моего места было видно лица двух из них. Они синхронно меняли выражения: недовольство, когда Эля только шла к ним, пренебрежение, сменившееся заинтересованностью после первых же ее слов, обдумывание с оттенком недоверия продержалось дольше других и было забавным — мыслительная деятельность никак не сочеталась с их глупыми рожами, — и наконец одобрительное кивание. Весь разговор не занял и пяти минут, и вот уже Эля ведет к стойке бара одну из шлюх (выбрала ту, что помоложе, она ко мне не успела подойти с дурацким «Мужчиненескучно»). Девка эта хоть и была ростом с Элю, смотрелась рядом с ней неповоротливой глыбой. Толстой она не была, даже вполне стройная, но не было в ней ни изящества, ни женственности. Одета она была в леопардовые брюки, сильно облегающие ее задницу и подчеркивающие наличие небольших отложений в районе оголенной для привлечения внимания талии, а сверху в невнятную, состоящую из узлов и лент, не то блузку, не то майку ярко-малинового цвета. Темные со следами мелирования курчавые волосы были убраны в высокий хвост и свисали неухоженными прядями. Именно такую прическу когда-то носила моя школьная любовь и самая популярная в классе девчонка, бросившая меня на выпускном балу, потому что Виталик Ландырев предложил ей прокатиться на новеньких отцовских жигулях. И этот жуткий хвостик бесил меня теперь больше всего.

— Это Кристина, — представила свою спутницу Эля.

— Здрасти, — пробубнила та.

— Мы договорились на полторы штуки, но она трахается только со мной. Ты смотришь, по возможности молча. Я ничего не упустила? — обратилась она к проститутке.

Кристина лишь кивнула в ответ.

— Хорошо, — сказал я. — Но есть условие: она сначала моет голову и расплетает свой дурацкий хвост.

Гостиничная блядь, до этого не смотревшая ни на меня, ни на Элю, подняла полные злобы глаза, и уже открыла рот, чтобы что-то сказать, но изящная рука мягко легла к ней на плечо:

— Кристина распустит волосы и вымоет голову.

Если бы я встретил Кристину где-нибудь на улице, то и внимания не обратил, но здесь, зная род ее занятий и волей-неволей представляя их с Элей сосущимися, я содрогался. «Зачем я вообще согласился на этот дурацкий спор?» — думал я, когда мы поднимались в номер Эли. То есть стоит понимать, что одно дело, когда две симпатичные девки отлизывают друг дружке в позе 69 — на это я могу даже с удовольствием посмотреть пару минут прежде, чем присоединюсь к их уютному клубку. И совершенно другое дело, когда на твоих глазах ухоженная и до одури возбуждающая тебя женщина будет своим языком ласкать дырку заштатной прошмандовки, которую ты побрезговал бы трахать даже в трех презервативах, посыпанных антибиотиками (я боялся даже думать о том, что мог проиграть пари). Идея о том, что Эля извращенка, мелькнула, но тут же исчезла: я чувствовал, что все это затеяно ею, только чтоб заинтриговать меня.

Мы зашли к ней в номер, Эля по-хозяйски отправила меня в комнату, Кристину в ванную.

— Сейчас приду, пока разденься и прими душ, — легким шлепком она подогнала шлюху и закрыла за ней дверь. Впорхнула в комнату, снова на щеках румянец, но уже не от алкоголя — передо мной была Эля-хозяйка.

— Полистаешь журнал или дать ноутбук? — спрашивает у меня.

Я выбрал ноут.

— Пароль «сестры-близняшки Маша и Даша» в одно слово в латинской раскладке. — И заметив мою удивленную улыбку, добавила, — Я не давала имена своим девочкам.

— Ну да, — засмеялся я, — ты гуляла ночью по Чертаново в олимпийке и кепке и отжала ноут у сестер-близняшек по имени Маша и Даша.

— Нет, но, — и тут ее лицо сделалось совершенно серьезным, — запомни одну очень важную вещь: всегда! ты слышишь? всегда удаляй личные фотографии с ноутбука прежде, чем нести его в ремонт!

Произнеся эту фразу таким тоном, как будто полученное знание действительно может однажды спасти мою жизнь, Эля развернулась и направилась к комоду, из которого извлекла косметичку размером с чемодан.

— Не скучай, больше десяти минут нам не понадобится. — Проворковала она, и скрылась в ванной.

Я остался с легкой улыбкой на губах и ноутбуком на коленях. На рабочем столе была всего одна папка, «Фото». Я открыл ее и практически левитировал. На фотографиях Эля позировала всеми гранями своего безупречного тела в красивом кружевном белье и без оного. Загорелая кожа, бритый лобок, третий размер высокой груди, — если вы не считаете это красивым, вы извращенец. Я чувствовал нарастающее возбуждение и был не уверен, что Кристина не будет послана нахуй сразу, как выйдет из ванной. Я просмотрел около трех десятков фотографий; на некоторых ...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх