После Египта. Продолжение: День первый

  1. Египет
  2. После Египта
  3. После Египта. Продолжение: День первый

Страница: 2 из 9

мы будем очень смахивать на двух малолетних дрочеров, листающих Playboy.

Но Юлька и в этот раз не подвила. Щелкнул замок входной двери, Юлькина голова заглянула в комнату.

— А бездельничаете? — она опять скрылась, шебурша чем-то в прихожей.

— О! А где Иришка? — спросил удивленно Саша.

— Носик припудрит, и подойдет, — заявила из прихожей Юлька.

— А вам меня мало что ли? — выходя «из тени», предстала она во всей красе.

Даже у меня, видавшего Юльку в разных вариациях, челюсть упала на пол. Это был шедевр.

В черных туфлях на высоком каблуке, в черных чулках, в белых перчатках и кружевном белом чепчике, в платье горничной, с белым фартуком на черном платье, она предстала перед нами, откидывая на барную стойку махровый халат, в котором, похоже, и добежала до сауны. Она повернулась пару раз на носочках. Оказалось это вовсе не платье. Оно больше походило на фартук, завязанный на два бантика, на шее и талии. Из белья на ней были только черные стринги. Белоснежная спина, открытые плечи и попка манили и вызывали повышенное слюновыделение, в купе с испариной на лбу и зудом в паху.

Она, как цунами, неизбежно приближалась к дивану, на котором мы сидели с Александром и ступором, в который успешно и плотно сели.

— Может джентльмены нальют даме чего-нибудь? — глядя из-под ресниц, томно спросила Юлька.

Разглядев поближе этого ангела в черном, с глянцевого журнала, до меня начало доходить, что это все же моя жена, хоть и порядком выпившая. Когда мы с Александром собирались в сауну, она была «на веселее». Но, похоже, в процессе подготовки маханула для храбрости рюмку, и не одну. Потихоньку я начал приходить в себя. Я подскочил и дрожащей рукой налил три рюмки коньяка.

Юлька, не отводя взгляда от Александра, наклонилась и взяла рюмку с журнального столика. При этом, ее белоснежная грудь открылась взору. Свободное платье-фартук скрывало только соски.

Она облизала губы и опрокинула коньяк, не закусывая.

— Вот это грудь, — только и нашел, что сказать Саша. Мне показалось, что он произнес это не дыша. То есть, не вдыхая и не выдыхая. На то, что он находиться в тихом помешательстве, Юлька не обратила ни малейшего внимания. Она поставила рюмку на стол, вытерла белой перчаткой губы, на которой остался жирный след от помады, и легонько толкнув его рукой в лоб села на него «а-ля-наездница».

Саша, как загипнотизированный отвалился на спинку дивана, продолжал смотреть на нее, как кролик на удава. Юлька, не спеша, дернула бантик на шее и небрежно смахнула с плеч бретельки платья-фартука. Перед нашим взором открылась восхитительная, белоснежная груд. Она поводила плечами, и повторяя их движения, грудь колыхнулась перед самым носом Сани. Чувствовалась ее податливость, упругость и тяжесть. Соски торчали.

Александр, как монах перед реликвией, в замедленной съемке, поднес руки к груди. Тихонько сжал ее. Пальцами сжал соски и припал губами к правому соску. Юлька улыбаясь в тридцать два зуба, закинула свою голову, и ухватившись двумя руками, прижала голову Александра к себе. Наслаждаясь ласками и подставляя под его жадные губы, то одну, то другую грудь, она начала водить бедрами, трясь о его член и живот.

Я как сидел с рюмкой в руке, желая выпить за восхитительность супруги, так и продолжал сидеть, наблюдать за происходящим.

Тем временем, нащупав, уж не знаю, чем, торчащий член Александра, Юлька встала с него, откинула простынь, и уверенным движением раздвинув ноги, села на колени перед ним, ухватилась рукой в белой перчатке за выпрыгнувший ствол. Не маленькая головка была малиновой. Юлька провела своим остреньким язычком по всей длине ствола, немного поигралась с уздечкой и опустилась губами на член почти на половину. Саша со словами «Едрена кочерыжка» закинул голову назад и закатил глаза. Обработав его, как следует, Юлька также неожиданно встала, опять запрыгнула на Сашку верхом, в очередной раз толкнула его голову на спинку дивана. Одной рукой она нервно откинула мешающий ей подол платья, сдвинула трусики в сторону и пойма другой член, направила в себя.

Теперь закатывать глаза и шипеть сквозь зубы настала очередь жены. Она медленно начала насаживаться на Сашкин член. Закинув голову и ловя бедрами каждое движение, она медленно начала опускаться. Сначала до половины, затем подъем, потом опять до половины и затем уже до самого лобка. Александр ухватился за ее бедра, и сжимая ягодицы, как мог, двигался ей навстречу.

Смотреть на это у меня сил уже не было. Поставив рюмку на стол, я скинул простынь и вскочил на диван. Точащий член, с такой же, как у Сани, фиолетовой головкой не болтался, он вибрировал перед лицом супруги.

Наконец обратив на меня внимание, она через пелену полуоткрытых глаз, взглянула сначала на мой член, затем на меня: — Молодой человек! Я занимаюсь обслуживанием только номеров люкс, — произнесла фальшиво-безразлично, официальным голосом Юлька.

— Любимая... — начал было я, желая продолжить тем, что если сейчас же она не возьмет его в рот, здесь начнется конец света и закат Солнца в ручную. Но это уже после ядерного взрыва и моря крови. Но Юлька, не дождавшись моего феерического выступления, ухватилась за мой жезл рукой и обхватила его губами.

Я уже было начал размышлять, что жена у меня все же вредная стерва, которая любит потрепать нервы мужу в такой неподходящий момент, как она завела руку мне промеж ног, ухватилась за попку, и протолкнула член до самого горла. И я вам скажу... ни одно устройство в мире, разве что, кроме вакуумной бомбы, не создаст такого эффекта. Ее нос уперся в лобок, ее рука периодически прижимала мой пах к ее голове, и я со страхом начал понимать, что если я сейчас кончу, без сквозного ранения головы от спермы, моей ненаглядной никак не избежать. Это было супер ощущение. Такого она мне никогда не делала. Даже в самых яростных схватках, которые мы устраивали вдвоем дома. При этом ее бедра жили своей жизнью. Она продолжала совершать круговые и прочие хаотические движения на Александре, да так что его голова болталась по спинке дивана, как привязанный к ракетке шарик пинг-понга. И откуда в такой хрупкой девушке столько силы и темперамента?

Не скажу, что я готов был кончить, но такая процедура, на грани пытки — блаженство.

Хотя сегодня, похоже, фортуна отвернулась от меня. Юлька с Александром были «очень» заняты. И лишь я, как вперед смотрящий на корабле, имел общий обзор. Поэтому, когда в очередной раз щелкнул замок входной двери и зажегся свет в прихожей, из всех присутствующих это мог заметить только я. Я мысленно хлопнул себя по лбу, что не проконтролировал дверь, и с нетерпением ожидал появления гостя. Им мог быть кто угодно. От охранника турбазы, до заблудившегося постояльца. И он не заставил себя ждать.

В комнату вплыла умопомрачительная, длинноногая медсестра. Ее стройные ножки начинались от белых туфелек, продолжались такими же белыми чулками, которые заканчивались в нескольких сантиметрах от халата, и скрываясь под подолом халата уходили ввысь. При движении, полы халата пытались разойтись, подсказывая мозгу, что там такие же белоснежные трусики, а за ними... Приталенный фасон, грациозная осанка и смешной колпак с красным крестом довершали картину.

Иришка было вплыла в комнату, но когда зрение привыкло к освещению, и она увидела представшую перед ней картину маслом, остановилась.

Я непроизвольно подался назад, вырываясь из вакуумной ловушки ротика супруги. Член с чмокающим звуком вырвался из плена, также громко шлепнул меня по животу. Юлька с Александром подняли на меня глаза, и проследив за моим взглядом, обратили взор на вошедшую и растерянную Иришку.

Затянувшуюся паузу первым нарушил я. Подхватив рюмку со стола, с торчащим и блестящим от слюны жены, членом на перевес, я подскочил к Иришке и подхватил ее под локоть.

— Мадам! Это не то, что вы думаете, — протягивая ей рюмку и ведя к дивану, очень официальным и сдержанным голосом портье, начал я....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх