Поездка

Страница: 2 из 3

подобающе! — прошипела Катя.

— Катюша! Это садовый участок. И сейчас середина лета. Купальник, шорты, маечка — вот что одевают на дачу, — захлебываясь смехом, выдавила она из себя.

— И вам здравствуйте! Костя, — представился я, — может, в тень пригласите и холодной воды предложите...

— Да! Скорее проходите в дом. Там прохладно. Я Людмила, ее подруга.

— Мышь, ты серая, а не подруга! — взорвалась Катя, — толком объяснить не могла.

Мы быстрым шагом зашли в калитку и устремились в прохладу дома. Нам тут же организовали по баночки холодного, запотевшего пива. Я, раздевшись до пояса, тут же опорожнил ее одним глотком. Катя проделала подобную процедуру, оставшись в трусиках и лифчике с ногами, затянутыми черными чулочками. От этого зрелища мой молодец попытался покинуть отведенное ему место.

— Переодеться у вас, конечно, не во что? — уточнила Люда, — Ну с тобой-то проще, а как мы твоего молодца оденем?

— А что никакого спортивного костюма нет? — заинтересовалась Катя, посматривая на меня.

— Ну, — Люда задумалась, есть темные леггинсы и топик!

— Ага! Вы на меня еще мини-юбку в клеточку напяльте и скажите что это килт, — взорвался я, — да я лучше голым ходить буду!

Мои девы переглянулись, улыбнулись, и Катя проворковала:

— Учти, ты сам это предложил!

— ?! — захихикала Люда.

— Да идите вы, — психанул я и выскочил во двор.

Вслед за мной несся веселый, девичий смех. Сев на ступеньку я достал сигарету и закурил. Легкий ветерок овевал разгоряченное тело. Смех звонкими перезвонами доносился из дома. Не выдержав, я то же рассмеялся, представив, как буду обнаженным щеголять среди гостей...

Через несколько минут из двери выглянула Катя и сказала:

— Зайди. Мы тут кое-что нашли. Может, подойдет?

— Ага! Белые чулочки, пояс к ним и боди? — съязвил я.

— Да нет. Есть шорты и бриджи. А сверху можно пока ничего не одевать. Жарко, — высказалась Люда.

— Ладно, я плюнул и зашел в дом.

На столе лежали бриджи, разукрашенные яркими цветами и темно синие спортивные трусы. Это, я указал на трусы.

— Если влезешь, — вздохнула Люда.

— Влезет, влезет, — поддержала меня Катя.

Я взял предложенный наряд и оглянулся в поисках, где можно переодеться.

— Мы отвернемся. Примеривай, — прыснула Люда, и они вместе с Катей встали ко мне спиной.

— Мерь! — с сомнением пробурчал я, расстегивая и снимая брюки. Я все же в них вошел, правда, пришлось снять плавки. Обернувшись к девушкам, я краем глаза увидел, что они пялятся на меня в зеркало, стоявшее у стены. Я, красавец, виден там весь как на ладони.

Решив их разыграть, я до колен стянул шорты, поправляя и укладывая свое хозяйство и одев обратно, произнес:

— Ну как вам? — подмигнул Люде в зеркало и покрутился перед ними, как на подиуме.

— ?! — лицо у Люды пошло красными пятнами и она прижала ладонь ко рту.

— Прямо такой неотразимый? — сострил я.

— Извращенец! — буркнула Катя, разглядывая меня, моё хозяйство выпирало из трусов, как холм в степи.

— А это еще надо посмотреть где извращенец, и кто подглядывает! — произнес я.

— Вообще-то, хорошо, я не против, чтобы ты так походил, — прыснула Люда, — но думаю, не стоит. Кстати, у меня есть настоящий килт! И к нему спорран и белые гольфы.

Я с недоумением посмотрел на нее:

— Какой спорран, зачем гольфы?

— Гольфы они и в Шотландии гольфы, а спорран это поясная сумка-кошель. В килте нет карманов. Для мелких вещей с килтом носят спорран, — пояснила Люда, — это две неотъемлемые части наряда.

— Ты забыла добавить, что трусы под него то же не одевают! — проявил я свои знания.

— Тебе проще будет, снимать ничего не надо, — внесла свою лепту Катя.

Я закатил к потолку глаза, представив себя в юбке, а потом решил: «Да и хрен с ними! Я здесь все равно никого не знаю. Могу англичанином прикидываться. Слава богу изъясняюсь я на английском бегло». Повернулся к Люде и с вызовом сказал:

— Тащи свой килт и гольфы с сумкой!

— Сейчас, — она всплеснула руками и умчалась на второй этаж.

— Ты что задумал? — подозрительно произнесла Катя.

— До тебя легче добраться будет, — протянул руку и, поймав ее за талию, притянул к себе и начал целовать.

— Отстань... — не очень уверенно вырывалась она, запуская свой язычок ко мне в рот.

— Да ладно... — я гладил её за ягодицы и бедра.

— Не сейчас, — постанывала она, обводя пальчиками мои рельефно выступающие причиндалы, — вот-вот Люда придет!

— Кхе-кхе, — с лестницы раздался кашель, — а, может, вам двоим подняться в спальню и не смущать хозяйку дома?

В этот момент я готов был убить и Люду, и всех ее еще неприбывших гостей, если мне сейчас же не позволят оттрахать Катю. Да и Люду за компанию я бы прихватил!

— Ты хочешь ее? — шепнула мне на ухо Катя, взглянув на лестницу.

— А то! — энергично закивал я.

— Эй! Что вы там шепчетесь? — задала вопрос Люда.

— А когда твои гости приезжают? — вопросом на вопрос ответила Катя.

— В пять, в полшестого.

— А сейчас сколько? — улыбнулась Катя.

— Ну, два! Да в чем дело? — заволновалась Люда.

Еще раз, поцеловав меня в губы, она повернулась к Люде лицом и спросила:

— А ты помнишь наш девиз?"Что моё твоё»...

— «Что твоё моё!», — эхом ответила Люда, — но мы давно так не делали...

— И что? За тобой, вообще, должок! — хохотнула Катя.

— Какой? — не поняла Люда.

— По дороге сюда я чуть каблук не сломала. И пообещала тебя поиметь всеми извращенными способами. Костя, свидетель. Обещал подержать тебя и помочь мне в осуществлении справедливой мести. Правда, Костя? — добавила она.

— Так, точно! — вытянулся я по стойке смирно, — имею честь помочь!

— Ой, мамочка моя! — взмахнула Люда руками, — ну так поднимайтесь сюда, спальня с самой большой койкой здесь.

— Пошли, группа поддержки, весело подмигнула мне Катя.

До меня, как до верблюда, начало доходить, во что я влип. И это мне очень понравилось. А мое настроение резко пошло вверх.

Неотвратимость наказания

Когда я вошел в комнату, то услышал конец фразы:

— ... он участвует? — произнесла Катя.

— Конечно! — ответила Люда, смотря на бугор, моих трусов грозящий порвать ткань.

— Вы о чем? — поинтересовался я.

— Ну, Люде, одно время не нравились мальчики, — проворковала Катя. — И все равно будь с ней нежнее.

— А ты не против? — удивился я.

— Люда мне больше чем сестра... Я готова ради нее на всё! А ты готов это сделать по моей просьбе? — она в упор уставилась на меня.

— НУ! Не знаю... — схитрил я. Уже представляя себя в объятиях двух подруг.

— Я тебя очень прошу... — прошептала она, повернувшись ко мне лицом.

Держась за руки, они шагнули ко мне. Катя поцеловала меня в губы и, встав на колени, стала стаскивать с меня труселя.

А я, нежно прихватив руку Люды, начал перебирать её пальчики, целуя их по очереди. Она тяжело задышала, лицо, и шея пошли пятнами, а глаза смотрели вниз, где Катя, победив трусы, уже вылизывала мою красную от прилитой крови головку члена. Тогда я притянул Люду к себе и поцеловал в губы, лаская языком ее небо и десны. Она охнула и впилась в меня губами. А наши руки жили своей жизнью. Одна ее рука обняла меня, вторая ласково терзала мошонку. А мои руки с двух сторон залезли под полу ее халата и массировали, гладили, ласкали ее прелести, сдвинув в сторону трусики.

Мы стонали. Я от нежно-яростной ласки Катей члена, а она от моих рук, услаждающих ее лоно. И когда оторвались друг от друга я, обняв за плечи Катю, поднял ее на ноги и, взяв их в охапку, уложил на постель. Лёжа на спине, они, ошалевшие от прерванной неги, смотрели на меня как на изверга. А я срывающимся голосом произнес: «Милые мои... Разденьтесь и поласкайте друг друга... «.

Катя приподнялась на локте ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх