Матрешка. Оболочка 1. Любовь двоих. Начало нового витка

  1. Матрешка. Оболочка 1. Любовь двоих. Начало нового витка
  2. Матрешка. Оболочка 2. Любовь двоих. Третий не лишний

Страница: 2 из 3

— стенала она, царапая мою спину своими ногтями.

Вот так всегда... Потом неделю буду ходить с царапинами. Но мне не привыкать. Я вышел из неё и развернул на спину.

— Давай... — только и могла она шептать.

— Даю! — сипел я, — сходу вставляя в неё член.

Она охнула и «понеслась душа в рай». Тело лежащие подо мной напряглось, ногти вцепились в простынку и её начало выворачивать оргазмом.

— Да! Ещё! Хорошо то как... (Стоны, крики, вздохи...).

А я, не останавливаясь ни на мгновение, загонял её всё глубже в прекрасную пучину наслаждения. Она уже просто извивалась подо мной, крича и причитая как зверь. И тут подошла и моя очередь. Не знаю, что на меня нашло. Я даже не попытался выйти из неё, и моя струя ударила прямо в матку! Слов не было, я просто разевал рот, в крике освобождаясь от напряжения. Внутри зачмокало и струйки спермы стали просачиваться наружу синхронно с моими затихающими движениями.

— Она меня убьёт за это! — лениво так думалось мне, — ну и пусть...

— Ты в меня кончил?

— Да?!

— Ладно... Сегодня можно, — сказала она, расслабляясь. — Ох, как хорошо было...

— Да. Мне то же понравилось!

Я лег на спину, а Лиза легла, рядом положив голову на грудь. Её нежные руки гладили моё тело. Вот они, пробежались по животу и чуть тормознув, скользнули дальше... Растрепали прическу моего труженика. Ноготки нежно поцарапали ствол члена, и я почувствовал, как он стал напрягаться. Это было что-то новое. Мы уже давно не пробовали заниматься сексом несколько раз подряд.

— Ну а почему нет? — подумалось мне.

— Он такой красивый... — вдруг сказала жена, — я его и тебя люблю! Очень, очень!

— Я то же тебя люблю! Всю! И всегда буду любить! — прошептал я.

А её руки уже вовсю работали над моим, ещё минуту назад, поникшим героем. И он в благодарность за внимание и ласку встал. Не так, чтобы очень, но всё же.

— Я его поцелую! — прошептала она.

— Дава...

Две ласковые руки, нежный язычок, мягкие губы... Да много ли человеку надо для счастья? Я почувствовал непреодолимое желание обладать моей женщиной — снова и снова!

—... — нежно рассмеялась она, — а я всё вижу!

— Твоими молитвами, — прошептал я, боясь спугнуть момент.

— Ты меня хочешь? — её язычок пробежал по раздувшейся головки.

— Желаю и возьму! Сейчас! — у меня аж зубы заныли от её смешка и ласк.

— А, может, в попку?

И это было внове! Мы один раз пробовали анал, но ей не понравилось. А сейчас она предлагает его сама!

— Ты же говорила, что не любишь так, тебе больно... — осторожно сказал я.

— А я тренировалась всё это время и стала получать удовольствие... Только не знала, как тебе признаться, — пробормотала она.

От такой перспективы всю мою сонно-нежную одурь отринуло, и я готов был засадить ей немедленно.

— Давай! — мой голос задрожал от желания и возбуждения.

— Надо сходить помыться, — произнесла она и выскользнула из постели, — и тебе то же, — уже выходя из комнаты, приказала Лиза.

— Уже иду, — крикнул я ей вслед.

Когда я пришёл в ванную, она уже вытиралась.

— Давай быстрее, я тебя жду, — чмокнула она меня в щёчку и весело убежала обратно.

Намыливая своё, стоящее колом достоинство, и смывая пену от шампуня, я весело напевал:

— Тра-та-та, тра-та-та... Щас от трахаем тебя... Миленькую крошку... Во всё понемножку...

Я чувствовал, что желание и нетерпение гложет меня, а мозг прокручивает предстоящее действие, сводя меня с ума своей реалистичностью образов. Не в силах больше терпеть, ополоснувшись, как ошпаренный выскочил из-под душа и почти не вытершись, ломанулся в спальню. Там всё уже было готово. На кровати лежал презерватив, и какой-то гель-смазка. Я присел на край кровати, а моя половинка нагнувшись опять пробежалась язычком по агрегату, заставляя его дрожать, и одела на него резинку. Потом легла на живот поперек кровати, так что её ноги свешивались на пол.

Её голова повернулась ко мне лицом, и она прошептала:

— Поласкай меня там всю. Смажь анус гелем. Проверь пальчиками... И можешь начинать!

Я припал лицом к её лону. Мой язык задвигался, как угорелый пытаясь объять необъятное. Быть везде и сразу и до всего достать, чтобы принести максимальное наслаждение. Уже через пару секунд она застонала.

— Это так хорошо...

А я, брызнув из флакона гель, уже вводил в заветное колечко пальчик, крутя его в разные стороны. Стоны стали громче, и она попыталась приподнять свои мягкие ягодицы

— Да! Так! Ох... — шептала она сквозь стоны.

Но я почти не слушал её. В моих мечтаниях это действие проделывалось не раз и мне оставалось только повторить их соизмеримо к моменту.

— Развратный извращенец, — подумалось мне про себя.

И словно прочитав мои мысли Лиза, охая, произнесла:

— То, что делаем мы вдвоём наше дело. И никакого отношения к морали и правилам отношения не имеет... Ещё мой хороший...

И я давал, лизал, гладил — ещё, и ещё... В её попке уже скользили три моих пальца. Пора было и начинать. Оторвавшись от горячего лона и вытащив пальчики, я провел языком по растянутому сфинктеру ануса. Встал и приставил стоящий колом член к серому колечку.

— Только осторожно. В моей «девочке мальчики ещё не бывали»...

— Да, — через силу прохрипел я. Во рту все пересохло, а в висках застучало.

Я так долго ждал этого момента, что забыл про всё. Чуть подавшись вперед, я почувствовал что, преодолевая несильное сопротивление, головка плавно погружается внутрь. За ней спокойно пошло и остальное.

— (Лиза охнула). Не торопись! Он же большой...

Я приостановился и подвигался вперёд-назад с маленькой амплитудой.

— Да. Дай мне привыкнуть. Странно. Больно и хорошо... Как странно, — озвучила она с придыханием.

Не в силах терпеть я начал двигаться все сильнее и погружался все глубже. Это было, как трахаться, только лучше! (Маленькая шутка)!

— Да! — теперь в разговор вступил я, не в силах выразить своё состояние.

Я не знаток художественно-медицинских терминов. Я — технарь, инженер. И в моём пояснение это звучало бы так: «Обжатие введенного в данное место предмета на порядок превышает традиционное. Соответственно скачкообразное усиление воздействия на предмет и получаемый результат. В данном случае наслаждение... «. Короче я был на седьмом небе, и мне это очень нравилось.

Мои руки терзали её белую попку, временами шлепая по ней. А Лиза, протолкнув руку под собой, терла клитор. Мы оба стонали от прилива чувств и получаемого удовольствия.

— Вот дура! Отчего отказывалась... Боялась! Мне так хорошо, — чередуясь со стонами, покрикивала она, — да! Ещё! Сильнее мой милый...

И тут к нам покатило. Сразу почти в унисон. Она затрепетала, и сжатие мышц инициировало реакцию. Я кончал... И как! Меня словно выворачивало наизнанку. Сладостные спазмы распространились по телу... Крик. Вопль сапиенса сделавшего невозможное возможным...

Я без сил привалился к её спине. Мы оба дышали как после кросса. Нега и благодарность к партнерше переполняла меня. Я так и «не покинул пост». Только когда напряжение начало спадать мой член буквально выдавило наружу. Мы с трудом заползли на кровать и, обнявшись, провалились в сон.

Первая неделя.

Прошла неделя с тех пор, как я узнал маленькую тайну жены. Чем больше я думал про это, тем лучше понимал, что она не сможет отказаться от своей слабости. А причинять ей лишние страдания и шпионить я не хотел. Конечно, я не озвучивал вслух свои размышления, а искал выход. Вариантов было немного:

1. Оставить всё как есть, и закрыть глаза на продолжение её романов.

2. Запретить и следить.

3. Попробовать поучаствовать с ней в её романе.

Третий пункт был предпочтительней, но он имел подводные камни:

•Необходимо было согласие моей благоверной.

•Необходимо было согласие её партнерши.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх