Маша и Медведи

Страница: 1 из 4

Приветствую, други! Закончился мой творческий отпуск, и я снова готов выложить несколько рассказов.
Выкладывать буду раз-два в неделю в порядке написания. Одни получились вроде ничего, другие — отстой. Судить по любому вам. Козявин.

На краю леса жила-была девочка Машенька. Родителей у нее не было, и жила она с дедушкой и бабушкой, никогда не общаясь ни с кем, кроме них. Дедушка с бабушкой были уже старенькими, а Машенька — молодой и здоровой девушкой. С ранних лет дедушка с бабушкой нещадно эксплуатировали бедную сиротку: заставляли и воду носить, и дрова колоть, и еду готовить, и в доме убирать, и за скотиной ходить. Каждое лето все свободное время Машенька проводила в лесу. По приказу дедушки она собирала там грибы и ягоды, которые по выходным бабушка продавала на ярмарке. Лес был большой и страшный, но девушка совсем его не боялась. Она знала каждый его уголок, знала, где растут самые лучшие грибы и ягоды, за которые на ярмарке всегда давали хорошие деньги. Только денег этих Машенька не видела: все забирали жадные старики. Даже одежду они сиротке покупали очень редко, заставляя девочку ходить в обносках, из которых она давно выросла. Вот и сегодня на ней был старый-престарый, латаный-перелатанный сарафан. Такой короткий, что сзади был виден низ ее упругой попки, прикрытой худыми детскими панталончиками с давно выцветшим рисунком. А ее высокой налитой груди было неловко и тесно под узким лифом сарафана. Иногда Машенька думала, что ей специально не покупают новых вещей из-за дедушки. Старик очень любил, когда она прислуживала ему с бабушкой за столом, облапать ее попку и даже запустить свои короткие толстые пальцы под ее штанишки.

Девушке недавно исполнилось 18, и она каждый день, ходя по лесу или работая по хозяйству, предавалась мечтам. Что проедет мимо их дома заблудший странник на красивом коне, что остановится у ворот и попросит воды напиться, что увидит ее юную нетронутую красоту, и увезет с собой в новую прекрасную жизнь...

— Чего задумалась?, — выбил Машеньку из сладких грез скрипучий голос дедушки, — Заняться нечем? Скотине дала?

— Дала, дедушка.

— Чугунок в печь поставила?

— Поставила, дедушка.

— Чево там?

— Каша с мясом, как ты любишь, дедушка.

— Иди тады в лес. Ягод набери. Да покрупнее!

— Иду, иду, дедушка.

Старик подошел совсем близко и протянул было свою руку, чтобы схватить Машеньку за ее левую грудь, но девушка увернулась, подхватила корзинку с завалинки и выскочила за калитку.

Ягод сегодня было немного. Но зато все крупные, сочные. Ягодка за ягодкой, И Машенька совсем не заметила, как забралась в самую чашу леса. Туда, где она еще ни разу не была. Она пошла было обратно, потом свернула в сторону просвета между деревьями, затем попыталась вернуться на прежнее место, но быстро поняла, что заблудилась... Села Машенька на пенек и горько заплакала. А когда девушке было плохо, она всегда помогала себе одним и тем же способом. Как и несколько лет назад, когда она впервые открыла этот способ, Машенька развела свои длинные ноженьки и сунула ручку в панталончики. Она любила ласкать себя так, любила раздвигать пальчиком складочки на своей писечке, находить маленькую нежную горошинку и холить ее до тех пор, пока сладкая волна удовольствия не накрывала ее с головой. Дедушка, когда у него было хорошее настроение, тоже делал так. Усаживал внучку на коленки и ласкал ее своим пальцем между ног. Но ласки его были грубыми и не нравились Машеньке. Дедушка видел это и страшно злился. Он говорил вещи, непонятные девушке:

— Эх, будь я помоложе, когда у меня колом стояло целый день, я бы показал тебе!

Девушка никак не могла взять в толк: что там у него стояло колом, и что бы он ей показал.

Даже сейчас, лаская себя в глухом безлюдном лесу, Машенька все время озиралась по сторонам: не видит ли кто. Дело в том, что ее бабушка всегда строго запрещала ей трогать писю руками, даже когда ее нужно было помыть. Мыть ее, со слов бабушки, можно было только язычком. Маша много раз пыталась сделать это сама, но никак не могла дотянуться. Поэтому мыла Машеньку только ее бабушка. Каждое утро и каждый вечер девушка приходила к бабушке, снимала с себя штанишки, ложилась на кровать и широко раздвигала ножки. Бабуля тщательно вылизывала внучку, не забывая ни одной складочки, ни одного уголочка. Маше так нравилась эта процедура, что она даже терпела вечное присутствие дедушки при этом. Дед и сам не раз хотел «помыть» внучку, но бабушка никогда не разрешала ему. «Нам еще жениха ей найти надо, а кто после тебя на нее позарится!».

Итак, доставив себе своим нехитрым способом удовольствие, Машенька сразу повеселела. «Пойду так, чтобы солнце было слева! И тогда точно выйду если не к дому, то к реке! А там уж я дорогу найду!». Но тут налетел ветер и закрыл все небо мрачными тучами. Наступила такая темень, что не то что солнца — деревьев в 20 шагах не видно было! А потом пошел дождь. Сарафан девушки вымок насквозь, а сосочки от холода отвердели и больно терлись о ткань. Тогда Машенька сняла его, оставшись в одних панталончиках. Но и они вскоре намокли и сбились от ходьбы, причиняя девушке неудобства. Тогда она сняла и штанишки, оставшись совсем голой. Хорошо, что хоть тепло было.

Долго ли, коротко ли брела она по лесу, пока деревья вдруг не расступились перед ней, открыв милую лесную полянку. Посреди полянки стоял красивый крепенький домик-пятистенка. Да банька с сарайками позади. Машенька постучала в дверь, но ей никто не ответил. Тогда она толкнула дверь, та и открылась. В доме было пусто, но видно было, что хозяева ушли совсем недавно. Печь была еще теплой, а в ней томился чугунок с чем-то ароматным и вкусным. Кругом было чисто, но... как-то неуютно. Машенька развесила свои мокрые вещички на веревке за печкой и решила исправить этот недостаток. Нашла яркие ленточки и красиво подвязала занавески. Аккуратно, по росту, расставила по полочкам разные баночки-скляночки. Стол накрыла свежей скатерочкой, а из салфеток наделала лебедей. Нарвала во дворе простеньких лесных цветов и соорудила парочку симпатичных ярких букетов. Из пожелтевших диковинных журналов вырезала несколько милых картинок, из палочек сделала для них рамки и причудливо развесила по стенам. И много чего еще сделала Машенька. Потом вышла на середину комнаты и огляделась: красота красотинская!

И только тут девушка поняла, как она устала, и как она голодна. Дух из печи приятно щекотал ноздри, заставляя живот неприлично урчать.

«Но если я съем всего одну тарелочку — никто ведь не рассердится!»

На полке стояло 3 тарелки. Маша взяла самую маленькую и положила в нее небольшую порцию каши. Каша была не очень (девушка готовила куда лучше!), но сегодня она показалась ей самым вкусным из всего, что она ела раньше. Девушка помыла за собой посуду, но тарелку с ложкой вернула не на те места, откуда взяла.

В соседней комнате стояли 3 кровати под стегаными одеялами, которые так и манили лечь на них и поспать.

«А если я посплю немного, пока хозяев нет? Ничего же страшного не случится...»

Она легла на первую кровать, но та отказалась очень жесткой. Тогда Маша легла на среднюю кровать, которая была чуть помягче, но все равно неудобная. Зато третья кровать была такой мягонькой, что девушка тут же уснула беспробудным сном...

* * *

Братья Медведевы не любили городской суеты. Потому они и решили перебраться на лоно природы, едва младший из братьев, Ваня, закончил гимназию. Купили участок леса, построили избу в самой его чаще и зажили там. В деньгах братья не нуждались. Старшие братья, Потап и Михаил, выгодно продали свой трактир и удачно вложили деньги в одну крупную артель. Артель приносила неплохой регулярный доход, но мужчины легко обходились и без этого. Все трое были отличными охотниками, и на свою аскетичную жизнь им хватало того, что они выручали, продавая на ярмарке дичь и шкурки. Жили они, в общем-то, счастливо, вот только без женщин ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх