Трофей. Часть 1

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2

Страница: 4 из 6

любовную схватку до полного, обессиливающего обоих триумфа.
— Я так хочу... хочу... ты только не думай... не думай, что я... ребёнка... хочу, чтоб у нас был ребенок... маленький ты, — шёпотом, понижая голос произнесла она. — Нет... не бойся... это я так... мечтаю, — прервав затянувшееся молчание и мысленно ругая себя, уже громче проговорила Неля.
Он приподнял за подбородок её лицо: — Замуж за меня пойдёшь? Я тоже мечтаю об этом, уже давно, ещё тогда...
— Ты не обиделся!? — она радостно прильнула к нему. — А я боялась. Ощутив упершееся ей в живот его твердое достоинство, она обхватила его рукой, порывисто поцеловала Сашу и скользнула вниз. Исцеловав набухший пенис, она нежно сомкнула губы вокруг и впустила его в рот. Почувствовав приближение эякуляции, она легко вскочила на его бедра и крепко сжала внутренними мышцами извергающийся орган.
— Оставляем? — заговорщицки прошептала она, глядя в любимые глаза.
— Наш. Только наш, — кивнул он, сжимая в нежных объятиях её, впервые не убежавшую в ванную после.

Завистливо смотрела сожительница Виктора на уже почти сашину жену, гордо носящую росший живот. Ничто, кроме радости, не вызывал вид будущих родителей, трогательно заботящихся друг о друге. И заглядывающих в глаза друг другу с ещё большей любовью. Было подано заявление в ЗАГС, свадьбу специально наметили незадолго до рождения сына в виде не то шутки, не то прикола — так решили жених и невеста. Даже не любящая невестку сашина мать несколько смягчилась, как-то по-своему заботясь о Неле, в основном в виде нотаций. Даже Лариса вроде бы перестала злобно коситься на девушку, больше не считая её личной угрозой. Шумно радующийся будущим внукам отец не упускал случая ироничо-язвительно подколоть старшего сына в отставании от младшего.

И только Виктор никак не принимал участия в этой сентиментальной суете. По-прежнему притворяясь, что он не очень-то вникает в дела брата. Отшив поползновения сожительницы «Витя, может и нам родить... представляешь, малыш будет похож на тебя... « и обозвав её нецензурно, мужчина с глухой тоской осознавал, что его мечта никогда не исполнится. Она разбилась сейчас о вызывающе торчащий живот девушки, которую он ни на миг не переставал желать. Даже сейчас, даже беременную, даже не от него. В продолжение «сахарного» периода молодых, когда без камня на сердце он не мог на них смотреть (а приходилось!), у него теплилась неясная надежда, что может вот, ещё немного, и что-нибудь изменится: от смутного «а вдруг они расстанутся, поссорившись» до шального «может, как-то разбить эту связь». Но ничего не произошло, притяжение счастливых любовников лишь крепло, а провернуть что-либо этакое, коварное, у него не хватило ни сил, ни духу. И срывая зло на всё терпевшей Ларисе, он продолжал падать всё ниже, в какую-то бездну темного отчаяния.

Родители Нели купили кроватку и кое-какие мелочи для будущего внука, позвали Сашу забрать всё это от них. Был дождливый вечер, ехать не хотелось, но он собрался, поднявшись с кровати от прилегшей девушки. Поцеловал её и живот, как делал постоянно, спросил, что ей купить из еды (она заказала шоколадный десерт), и снял с вешалки куртку. Пожелал ей хорошего сна, обещал быстро вернуться и тихо закрыл дверь. Неля сразу уснула.

На мокрой дороге водитель движущейся навстречу фуры заснул и, спустя миг проснувшись, лихорадочно попытался выправить сворачивающийся набок прицеп. Легковой автомобиль старался избежать столкновения с мчащимся на него огромным чудовищем, и не смог, оказавшись сплюснутым меж кабиной и прицепом. Выскочивший водитель не смог ни вытащить, ни помочь погибшему на месте молодому мужчине.

Рыдающих женщин оставили дома, отец с Виктором плакали около смятой сашиной машины рядом с невозмутимыми гаишниками. Обняв, Виктор едва удерживал трясущегося от горя и впавшего в полубезумие отца.
— Кто скажет Неле? — наконец прозвучал страшный вопрос. — Ты, Витя?
Тот попятился и долго отрицательно тряс головой. Вытер слезы и ушёл к своей машине. К девушке поднялся раздавленный горем отец, Виктор же не вышел из авто. С широко распахнутыми от ужаса глазами Неля выслушала только начавшего говорить сашиного папу, закричала не своим голосом, обхватила руками живот и упала прямо на него. Схватившись за сердце, безутешный мужчина опустился подле неё. Виктор вбежал за подъехавшей скорой, почуяв неладное. Их отвезли в разные больницы. До назначенной свадьбы оставалось несколько дней, до родов — месяц.

На похоронах ни папы, ни Нели не было. После обширного инфаркта за отцом ухаживала жена, почерневшая от горя. Она стала ещё молчаливее и злее. Виктор нечасто навещал родственника, ненавидя больницы и больных. Сам он почти никогда не болел. Зато каждый день звонил в роддом нелиному врачу (заплатив тому за привилегию выслушивать отчет по телефону), справляясь о девушке. Её состояние было ужасно. Сначала ей сохраняли беременность, пытаясь дотянуть до срока, но дело шло плохо, и ей вызвали преждевременные роды. Слабого мальчика поместили в кювез, из роддома их выписали через месяц cнебольшим.

Никто не навещал Нелю из их семьи, хватало проблем со своим больным. Мать и слышать не хотела о внуке и несостоявшейся невестке, виня её в смерти сына. Почему именно девушка виновата и в чем, та не желала разбираться, упрямо повторяя, что не случись в жизни Саши этой «навязчивой вертихвостки», и ничего бы с ним плохого не произошло. Переставшая жалеть больше не родственницу Лариса горячо поддерживала свекровь, так и не простив Неле привязанности к ней Виктора. Сам же он никак не высказывался о несчастной, ежеминутно гадая, как она там. Сведения о ней были скупы и собирались по общим знакомым. По их словам, она сильно изменилась, но ухаживает за сыном — куда деваться. Девушка так и жила в сашиной квартире, вернувшись туда после родов.

— Как ты думаешь, сынок? Я права? — вмешалась в его мысли о Неле мать, что-то спрашивая.
— Ты о чем, мама? — вернулся он к действительности.
— Ну, так о квартире о сашенькиной. Хватит ей там! Пожила, наворотила дел, и будет!
Они с Ларисой навещали отца в больнице, где с ним находилась мать (им выделили палату).
— Я тоже так считаю, — вмешалась сожительница. — Пусть уходит к себе! Она ж не сирота.
Виктор, скрывая изумление, посмотрел на обеих женщин, подивившись в очередной раз силе бабской зависти и неприязни. Ни слова о внуке сказано не было, будто б его не существовало. Бабы! Ещё неясная мысль оформлялась у него в голове. Несчастная Неля, одинокая, выгоняемая и унижаемая... Может, в этом его шанс? Стать ей нужным? Её защитником от этих жестоких стервятниц, будто бы не пострадавших подобно ей.
— Пусть уходит, — кивнул он. — Я — за!

Операцию «Нелю — вон!» осуществляли втайне от отца, ещё слабого и больного. Женщины вошли к ней под вечер с постными лицами. Она не улыбнулась им, будто предчувствуя неладное, она теперь вообще не улыбалась. Прижимая к себе какие-то детские тряпки, с непроницаемым лицом, выслушала она инсинуации про «с квартирой надо что-то делать, наверное, продадим» и «тебе хватит нескольких дней, чтоб съехать?». Взяв себя в руки и не выказав возмущения, девушка напомнила, что здесь живет сашин сын, и спросила, не полагается ли ему доля от отцовского бизнеса, хотя бы немного на сносную жизнь. Тут-то и прорвало тщательно маскируемую стену неприязни. Мать сначала цедила сквозь скривленные губы про «колдовство, которым ты, мерзавка, опутала моих сыновей», позже прибавив про её вину в смерти Саши «послала мальчика не знаю куда ночью», и на десерт криком выдав «неизвестно, чей это ребенок от такой бл... как ты!». По некрасиво сморщенному лицу девушки текли слёзы. Она что-то пыталась ответить, но у неё не получалось, да ей и не дали. Растерявшаяся Лариса удерживала кричащую свекровь, не забывая обвинять Нелю в том, что та «маму расстроила, а той сейчас так плохо». Наконец женщины удалились с предупреждением, чтоб «духу твоего здесь не было!». Девушка беззвучно плакала,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх