Трофей. Часть 1

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2

Страница: 5 из 6

зажимая рот, чтоб не разбудить малыша.

В постели прослушав яркое, в лицах, донесение сожительницы о визите к «этой девке», Виктор звонким шлепком развернул её от себя и вонзился в неё сзади, по-собачьи, не в силах выносить самодовольное лицо той.
— Время пришло! — повторял он себе как марш, в такт ударам по заду любовницы.

Он зашел через день, тихо открыв квартиру запасным ключом. Однако Неля с настороженным лицом стояла на небольшом отдалении от двери, прижимая к себе младенца и сжимая в руке телефон. Увидев его, она перевела дух, и он понял, что она ожидала худшего.
— У меня свой ключ. Ты забыла? — чтоб разрядить обстановку. Молча она ушла в комнату, он же пронес тяжелые пакеты с продуктами в кухню и разгрузил их. Стараясь не шуметь, он выглянул из двери: Неля кормила малыша. Мужчина жадно рассматривал, впервые за последние пару месяцев, дорогую ему женщину. Она изменилась: выглядела старше и как-то... безучастно. Будто робот. Острая жалость на миг проснулась в нем, но он заглушил её. Жалостью он вообще ничего не получит от неё, а у него план. Разглядывая её, придерживающую головку младенца и склонившуюся к нему, он вновь убедился в неизменности своих чувств. Она не видела его взгляда, того, с какой алчностью он разглядывал темный оттянутый сосок, от которого оторвался сытый мальчик. Она не сразу поправила халат, разглядывая моргающего сынишку. Виктор тяжело при-валился к кухонной стене: пах наливался тяжестью, совершенно несвоевременной в данный момент. Он погладил его рукой и недобро усмехнулся: что ж, недалек тот час, когда она сама, без уговоров, будет освобождать его от излишнего напряжения милым ротиком. Да, так и будет! Встать между ними некому.

— Пришёл проверить, собираюсь ли я? Зачем все эти пакеты? — Неля глухим голосом, войдя в кухню.
— О чем это ты? — разыграв недоумение.
— Разве это не твоя идея выселить нас? — по-прежнему негромко.
— Расскажи-ка, что это за выселение? — сев и предложив ей. Неля скупо рассказала только про приказ убираться отсюда, не упомянув прочие оскорбления.
— Я уже договорилась с... (один из сашиных друзей), он перевезет нас. Надеюсь, ничего ценного отсюда не пропадет, — закончила с грустной иронией. Виктор после недолгого молчания: — Думай что хочешь, но я не в курсе ваших с матерью дел. Уверен, тебе... вам следует остаться здесь. Квартира... его вон, мальчишки. Дальше... деньги. Тебе хватает? — спросил, будто вспомнив.
— Пока — да. Пособие... Ещё ребята принесли, собрали на... на... — у неё потекли слезы от невозможности произнести слово «похороны».

Вдруг не ожидая от самого себя, он положил ей руки на плечи и притянул к себе. На удивление она не отшатнулась, слегка прижавшись к нему и всхлипнув. Он теребил на её плечах тонкую ткань халатика, одетого на голое тело, и вопреки печальной ситуации, вновь ощутил прилив вожделения. Но, не двигаясь, просидел, обнимая её, пока она не отстранилась.
— Так останешься? — спросил, как когда-то его брат, любимый, тогда давно.
— Не знаю... я уже собираюсь.
Этого допустить было категорически нельзя, ибо там, у родителей, она стала бы недосягаема для него.
— Вроде бы у вас там «двушка»? — начал он. — И кто-то ещё: брат... сестра?
Она кивнула.
— Они зовут?
Неля пожала плечами: — Родственники всё же. Куда ж ещё?
— А потом? — продолжал он.
— Потом? — задумалась она. — Я думала. Наверное, буду снимать, когда на работу выйду. Только не знаю, когда это случится. Он маленький ещё, да и нездоровый, недоношенный. Лечить придется.
Она вновь всхлипнула, но плакать не стала; как-то механически вытерла глаза, поднялась и покачнулась. Ухватившись за стену, постояла и двинулась к кровати.
— Я прилечь хотела... сплю мало... ты иди... скажи им, что я уеду. Легла и засопела.
Постояв в нерешительности возле засыпающей, такой желанной, далекой и безразличной, он тихо ушёл.

Назавтра он прервал её «зачем ты пришёл» и сел рядом на диван. Близость её теплого плеча придала ему решимости.
Глядя в её отрешённый профиль: — Ты остаёшься! Так хотим мы с отцом. В память о Са... — он поперхнулся, так и не произнеся имя, боясь вновь расстроить её.
Прервав готовящееся возражение: — Деньги я буду приносить. У тебя ведь нет карточки? Да я ей не умею, — поспешно соврав, ругая себя за неудобный вопрос. — Сколько нужно... сколько попросишь.

Мальчишка захныкал, немного смущенно взглянув на мужчину и полуотвер-нувшись, девушка стала кормить его. И снова Виктор испытал неуместное вожделение, опять напомнившее ему, какой линии он должен придерживаться: стать необходимым.
— Собери-ка его, мы погуляем, — велел он ей, опять выглядящей уставшей.
— Нет, я собиралась... — начала было она.
— Ты ложишься спать сейчас же, — отбирая у неё ребенка, не забыв бросить жадный взгляд на полную, круглую грудь. — Это мы идем гулять. Мы, мужчины, я — с племянником. Вернемся — постираем, погладим, сготовим, что ещё там.
Он понес малыша к столу: — Оденешь его?
Она со страхом смотрела на Виктора: — Нет... Не нужно... Мы сами... Я не хочу... Не дам!
Он вернулся к ней и постарался придать голосу убедительность и некоторую обиду: — Ты и правда веришь в то, о чем подумала?! И тебе не стыдно? Так обидеть меня?
Она смутилась: — Это от усталости... Я не хотела... Я и правда думаю, что не стоит...
Уже на выходе, полуобернувшись к ней, стоящей скованно и неподвижно, он заставил её лечь и закрыть глаза.

Катая коляску и всматриваясь в мирно сопящего младенца, особо ни на кого из родителей не похожего, он испытал противоестественную неприязнь. Вот от этого шкета сильно зависят его будущие отношения с Нелей. Он — его пропуск к её сердцу, и если не сразу к сердцу, то в постель определенно. Придется притвориться, изображая любящего дядю. Войти в доверие, опутать заботой, отсечь других родственников — в общем, дать привыкнуть к себе. Только тогда получится остальное. Брезгливо изогнув губы, Виктор представил, как он смотрится со стороны. Смешно смотрится! Ничего, это временно — он уверен.

Умудрившись как-то неслышно запихнуть посапывающего младенца в кровать, мужчина устроился в кресле, напротив дивана со спящей Нелей. Во сне она снова выглядела как раньше, уравновешенной красавицей, пленившей его некогда. Конечно, волосы сбились в беспорядке, и нет на ней излюбленных коротких ярких платьев, но приоткрытые смявшимся халатом ноги красивы, а лицо безмятежно, и она совсем не похожа на «снежную королеву», державшую его на расстоянии. Он погладил тяжело занывший пах: скоро, теперь уже скоро.

Поговорив с матерью, он в приказном тоне велел ей оставить Нелю в покое, объявив, что таково их с отцом решение. Почти не говорящий после инфаркта, тот одобрительно кивал. (Специально для sexytales.org) На попытки матери поскандалить, обвинив его в лицемерии и предательстве интересов семьи, Виктор насмешливо процедил, что не видит в Неле никакой угрозы и всем придется смириться с её существованием. И добавил, что он так хочет. Мать завела было про «шалаву, которая его опоила чем-то», но он весело рассмеялся. У него теперь часто бывало хорошее настроение, особенно после возвращения от неё, бывшей «снегурочки».

Быстро пронюхав про его посещения Нели, заволновалась Лариса, заподозрив возвращение интимного интереса к той. Любовницу он успокоил и постарался разубедить, чтоб она раньше времени не нарушила его планов. Контроль за расходами той, пригляд за квартирой, ну, чтоб мужиков не водила — такое объяснение показалось женщине разумным. И хотя время от времени сожительница пыталась завести песню «может её того, прогнать», мужчина резко ставил её на место: «не твое дело, сами разберёмся». Подкрепляя свои аргументы мощным постельным доводом, особенно при невозможности реализовать любовные фантазии с Нелей. Внешне все успокоились, что устраивало Виктора, навещавшего девушку всё чаще под ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх