Дивная нежность соблазна. В городском парке

Страница: 1 из 3

Надоумили меня черти в тот день надеть короткую джинсовую юбку. Не просто короткую, а неприлично короткую: расклешённую, провокационную, дающую обильную пищу фантазиям. Любое неосторожное движение тут же приподымало подол юбки, открывался чудесный вид. Трусиков моих не было видно — потому что на мне не было трусиков. А нет — это я потом их сняла — сначала они были. Белые стринги. Стоило мне чуть-чуть наклониться — и я тут же ими светила, а так же светила своими красивыми, сексуальными (с моей и с мужской точки зрения) ягодичками. Все на меня оглядывались, рассматривали, пялились, пытались силой взгляда задрать подол, ждали, когда я наклонюсь, осуждали, восхищались, возбуждались, пускали слюни, мечтали узреть под юбкой мои прелести. Если не узреть, то прикоснуться. Если не прикоснуться, то сфоткать, Если не сфоткать, то хотя бы помечтать.

Перед тем как выйти на улицу, я долго вертелась перед зеркалом и практиковалась в «случайных» засветах. У меня это получалось вполне неплохо. Меня это возбудило. Я позвонила мужу. «Привет, у тебя много работы?» «Да, боюсь, что задержусь до вечера. А что ты хотела?» «Погулять с тобой» «Давай вечером погуляем» «Хорошо. Давай вечером погуляем» Но мне хотелось именно сейчас. Хотелось пошалить, повозбуждать своего мужа, подразнить его, поэротичничать. С самого утра я ощущала сексуальную возбуждённость, а тренировки с засветами разожгли меня ещё больше. Приятный зуд рождался в трусиках, поднимался выше и выше, преодолевая матку, внутренние органы, напрягая грудь и отливая багрянцем на щеках. Целый день до вечера мне придётся с этим напряжением жить. Сам собой этот зуд вряд ли утихнет. Он будет только нарастать. И закончится это, в конце концов, как обычно: не дождавшись мужа, я займусь самоудовлетворением — а мне этого не хотелось. Поэтому я решила прогуляться по парку.

К джинсовой юбке я надела лёгкий белый топик. Оценила лёгкий белый топик. Сняла лёгкий белый топик. Надела лёгкий красный топик. Оценила лёгкий красный топик. Сняла лёгкий красный топик. Сняла лифчик. Надела лёгкий красный топик на голое тело. О, да! Красивые, идеальные округлости, торчащие соски — вполне соответствует моему самоощущению, моему настрою. Ноги обула в любимые босоножки на высоком каблуке, с ремешками, которые обвивали мои щиколотки и мои икры. Мне они очень и очень нравились, в них я чувствовала себя ещё более уверенней, ещё более зажигательней.

Я шла по парку. Красивая, длинноногая, сексуальная, дерзкая, броская, возбуждающая, манящая, неприступная, завораживающая. Мой муж много терял от того, что его не было рядом. В его отсутствии я свою дерзкую сексуальность дарила случайным прохожим, возбуждая их воображение, ловя на себе их оценивающие взгляды. Народу было не много, и я могла насладиться каждым взглядом. И каждый взгляд всё более и более поднимал градус моей возбуждённости. Мне всё больше и больше хотелось пошалить, покуражиться, позаигрывать, пошизгарить, а для этого нужен был объект. Точнее субъект, и я его нашла.

В глубине парка на скамейке сидел пухлячок лет 50, совершенно один, вокруг никого. Внешность самая заурядная, ничем не привлекательная, — типичный подкаблучник. Затюканный олух, рыхлый и неуклюжий. Я его знала. Это был сосед по дому Павел — отчество не помню, хотя вряд ли он имел отчество, потому что все называли его без отчества, просто: Пафнутий. До этого дня он часто бросал на меня (пока жена не видит) жаркие, жадные, облизывающие взгляды. Не сомневаюсь в том, что дома, стоя за занавеской, он тайком наблюдал за мной и дрочил. Определённо, я его возбуждала. В других обстоятельствах мне на это было наплевать, но не сегодня. Сегодня я решила, что именно этого мужчину, который оказался в парке один, без жены, я буду соблазнять. Я засвечу ему свои трусики, засвечу свою попочку, окутаю его своей сексуальностью. Никакого секса. Нет. Даже петтинга ему не позволю. Так думала я изначально. Я решила возбудить его, довести до белого колена, даже придумала, как это сделать.

Я тайком сняла серёжку с правого уха, спрятала её и подошла к скамейке, где сидел Пафнутий. Слегка наклонилась (так, чтобы юбка чуть-чуть приподнялась, лишь слегка подразнила, но ничего не открывала,... пока не открывала), и сделала вид, будто что-то ищу в траве, возле самых ног мужчины. Он смотрел, смотрел на меня, а потом сделал над собой усилие, преодолел свою робость и спросил: «Вы что-то потеряли?» Я взглянула на Пафнутия таким взглядом, будто только что его заметила. «Да, я потеряла серёжку, вот такую — и я показала на ту, которая на левом ухе — сегодня утром я сидела на этой самой скамейке, и, кажется, здесь её обронила». Толстячок — пухлячок тут же соскочил со скамейки и стал вместе со мной искать непотерянную потерю. Этого я и добивалась. Уже спустя полминуты, стоя спиной к Пафнутию, я, делая вид, будто что-то рассматриваю в траве, наклонилась пониже, и юбка моя сзади приподнялась. Я впервые сверкнула своими ягодицами и своими белыми стрингами. Краем глаза я заметила, каким бешеным взглядом мужчина уставился на мои прелести. И хотя «засвет» был 3-х секундный, я ощутила жар и приятный выброс эстрадиолов от собственного эксгибиционизма. Не знаю, что почувствовал Пафнутий, скорее всего его сердце провалилось от возбуждения, забилось аритмично, а в штанах приключился стояк. И я вдруг поймала себя на мысли, что совершенно не прочь снять с Пафнутия штаны и посмотреть на его стояк.

Глупость! Брось! Не думай об этом! Я запретила себе думать об этом и продолжила «поиски». Вспомнила тренировку и мастерски исполнила ещё 2 засвета, один продолжительней другого. В контексте моего расстроенного состояния всё выглядело вполне естественно. Стоя передом к Пафнутию я присела на корточки и сидя стала искать серёжку. Мужчина старательно делал вид, что ищет серёжку, а сам ежесекундно запускал беглый взгляд мне между ног, зырил на мои белые трусики, на венерин холм, скрытый тонкой белой тканью трусиков, на мои обнажённые ляжки, на мои бесстыдно обнажённые ляжки. Мне это нравилось. Я буквально чувствовала дикое мужское возбуждение, и словно вампир питалась этим, и сама возбуждалась всё больше и больше.

Пафнутий давно уже стоял на четвереньках и ползал возле скамейки, возле меня, мне даже казалось, что он обнюхивает меня, как собачонка. По крайней мере, аромат моих духов он ловил жадно и с упоением. Я сделала вид, что зазвонил телефон, встала. Выпрямилась и стала разговаривать с вымышленной подругой, жалуясь ей на потерянную серёжку. А Пафнутий продолжал искать, стоя на четвереньках возле моих ног. Чёрта с два он что-то там искал. Он разглядывал мои безупречные, депелированные ножки, и снизу вверх таращился мне под юбку. О, да, ему открывался прекрасный вид на мои бёдра и на мои голые ягодички (стринги ведь сзади ничего не скрывают). Мне даже показалось, что он прямо здесь, прямо сейчас достанет член и начнёт его дрочить. Опять я подумала о члене Пафнутия. Причём я не только захотела посмотреть на него, но и прикоснуться к нему. Глупость! Глупость! Перестань!

Я закончила «телефонный разговор» и сказала: «Мне кажется, я под скамейкой что-то вижу» После чего встала на четвереньки, и залезла верхней половиной тела под скамейку. Задняя моя половина тела, а точнее мой приподнятый зад, остался снаружи. Юбка, естественно, задралась и полностью обнажила мою попу. Мои идеальные обнажённые ягодицы были прямо перед Пафнутием. Между оттопыренными ягодицами тонкая полоска стрингов. Моя пухленькая вульва была прикрыта тонкой тканью белых трусиков. Пафнутию больше не надо было скрываться, он беспощадно разглядывал мои прелести в самой близи. Ближе уже некуда. Я буквально чувствовала голыми ягодицами его жаркое дыхание. специально для sexytales.org Если бы Пафнутий в это самое время осмелился и сжал бы своей пятернёй мою вульву так, чтоб аж сок пошёл — я бы не закричала,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх