Дивная нежность соблазна. В городском парке

Страница: 2 из 3

и не стала бы сопротивляться, а испытала бы ни с чем несравнимое удовольствие. Но Пафнутий этого не сделал, не решился, — и я вылезла из-под скамейки. Пора было заканчивать шоу.

Я подбросила серёжку так, чтобы мужчина её нашёл. И он её нашёл. С какой гордостью и радостью он мне её показал! Я завизжала от радости и обняла Пафнутия и прижалась к нему всем телом, а вдобавок ещё и поцеловала, прямо в губы, смачно, сильно, аж самой понравилось. Я тут же нацепила серёжку на ухо, и села на скамейку, продолжая выражать бурную радость. Пафнутий сидел рядом, довольный, возбужденный и жадно ловил мои слова, мой голос, движение моих губ, блеск моих глаз, воздух, мной выдыхаемый, шарм, мной источаемый. В этот момент Пафнутий жаждал меня так, как никто никогда не жаждал. Безусловно, он хотел меня обнять. Безусловно, он хотел меня поцеловать. Безусловно, он хотел снова окинуть внимательным взглядом мои интимные прелести. Он был гипервозбуждён. Я тоже. Я не хотела от него уходить. Но причин оставаться не было. Тогда я попросила его проводить меня.

Мы шли по парку, являя собой гротескную пару. Я — на голову выше спутника: высокая, молодая, стройная, красивая, сексуальная девушка, и он — не высокий, не молодой, не стройный, не красивый, и совсем не сексуальный представитель мужского племени. И я, находясь рядом с ним, становилась ещё более сексуальней. Но он, находясь рядом со мной, не становился ещё менее сексуальным. Даже наоборот, моя сексуальность озаряла его и поднимала выше на порядок. Словно я была Солнце, а он — Луна, и если бы я не освещала его, он стал бы совершенно невидимым. И это меня ещё больше заводило. Меня как магнитом стало притягивать к Пафнутию. Я не замечала уже ни его роста, ни его возраста, ни его асексуального телосложения, и отсутствия в нём какой либо привлекательности.

«А давайте мы с вами сходим к пруду» — предложила я. «К пруду? Здесь есть пруд?» «Да! А вы, разве, не знали?» «Нет» «Пойдёмте, я вам его покажу» Пруд этот был даже не пруд, а скорее небольшое болотце. Находился он в глубине парка, там, где никто не ходит. Там была скамейка, где можно было посидеть. Фактически я пыталась уединиться с Пафнутием. Я не хотела именно так об этом думать, потому что не ведала, к чему это может привести. Это могло привести к чему-то. А могло ни к чему не привести. Человеческая химия, это крайне нестабильная штука. Вроде вот влечёт тебя к парню так, что сил нет удержаться в трусиках, хочется из них выпрыгнуть, но что-то случается — и всё: реакция улетучилась, к этому парню тебя больше не влечёт.

Мы подошли к пруду, мы подошли к скамейке, но слишком поздно заметили, что там есть мужчина. Этот мужчина нас раньше заметил. И этот мужчина узнал меня. Потому что это был отец моего мужа: Игорь Алексеевич. «Наташа! Как я рад тебя видеть! Что ты тут делаешь?» «Здравствуйте Игорь Алексеевич, вот, гуляю» «А кто это с тобой? О, да это же Пафнутий! Привет кореш» «Здравствуй» «Вы что, знакомы?» — удивилась я. «Конечно! Мы же в одном институте в одной группе с Пафнутием пять лет от звонка до звонка. А ты откуда его знаешь?» «Ниоткуда, мы не знакомы, просто я серёжку сегодня потеряла, а он помог мне её найти»

Я боялась, что свёкор начнёт спрашивать, почему мы вдвоём с Пафнутием здесь, в глубине парка, вдали от всех, но он не спросил. «Пафнутий, давно тебя не видел, иди, сядь со мной рядом». Пафнутий робко сел рядом с моим свёкром. Я осталась стоять. Игорь Алексеевич с удовольствием меня рассматривал. «Эх, Наташка, какая ты красивая! Тебе эта юбочка очень идёт!» «Спасибо» «Повезло же моему отпрыску, кстати, а где он?» «На работе» «Пафнутий, красивая у меня невестка?» Пафнутию задали вопрос, на него надо было отвечать. Другими словами сделать мне комплимент. Он покраснел и пролепетал: «Да, очень» Блин, мне было приятно. Я даже осталась довольна тем, что мы встретились с Игорем Алексеевичем, потому что в отличие от Пафнутия он не был робким, он был инициативным, и, по-моему, даже немножко не трезвым. От него шла некая развязнность, бесшабашность, и этим он заражал других.

«Эх, Пафнутий, а мне-то как Наташка нравиться! Особенно в этой юбчонке! Ну, покажи себя, покрутись, чтоб я посмотрел» Я улыбнулась и сделала перед мужчинами оборот на 360 градусов, только не быстрый, чтоб подол не задрался. «Вам нравиться да моя юбочка?» — спросила я, игриво перенимая эстафету флирта. «Наташенька, мне всё в тебе нравится! Иди, сядь ко мне колени. Всегда мечтал, чтоб ты посидела у меня на коленях!» Предложение было заманчивым. Я всегда чувствовала, что нравлюсь своему свёкру. Он всегда за мной ухаживал и флиртовал со мной. Но грань никогда не переходил, и до сегодняшнего дня не говорил мне, что мечтает о том, чтоб я посидела у него на коленях. День сегодня был какой-то особенный. Я чувствовала, что да, я не прочь переступить некую условность и сесть на колени к Игорю Алексеевичу. И я это сделала. Уселась боком на его колени, левой стороной к нему, а лицом к Пафнутию. Игорь Алексеевич обнял меня за талию и тихонько притянул к себе.

Влечение, которое я испытывала к Пафнутию перекинулось на свёкра. Точнее, оно объяло обоих: и Пафнутия и свёкра, но поскольку я сидела на коленях у последнего, то можно сказать, что у меня в тот момент именно с ним возникла интимная близость. Не интимные отношения, а именно интимная близость (было так же интимно, как медленный танец). «Какая ты хорошенькая!» — говорил Игорь Александрович. «Как ты вкусно пахнешь! Дай-ка я тебя поцелую!» И я чуть подвинула к нему щёку, но до щеки он не доставал, поэтому поцеловал меня в шею. «Повезло, да мне с невесткой?» — спросил он у Пафнутия. Тот кивнул в знак согласия, продолжая смотреть на меня.

«У меня кое-что есть» — сказал мой свёкор, — «Пересядь пока на колени к Пафнутию» — сказал он мне. Именно это я и называла инициативой. Я была не против сесть на колени к Пафнутию, и он был не против, чтобы я села к нему на колени, и свёкор был не против. Поэтому я пересела на колени к Пафнутию, разместилась к нему правым боком, он обнял меня за талию, между нами возникла интимная близость. Сидеть на коленях у Пафнутия оказалось для меня ещё более волнительным, чем сидеть на коленях у свёкра. Я даже правой рукой обняла Пафнутия за шею, ещё более к нему прижимаясь. Правый шар моей груди был прямо возле его лица. Признаться, я хотела правым бедром почувствовать член мужчины, но не почувствовала, потому что в этом положении трудно почувствовать член у сидящего мужчины. Уже третий раз я подумала о члене Пафнутия.

А Игорь Александрович в это время достал из сумки наполовину початый шкалик коньяка. «Ну что, давайте выпьем за встречу» — сказал он, протягивая шкалик мне. «Нет, я не буду» — сказала я. «Давай, Наташа, всего глоток» — настаивал свёкор, и я взяла шкалик и сделала глоток. Огненная жидкость, казалось, в один миг разлилась по каждой клеточке моего тела. Я почувствовала расслабление, размякивание, отступала напряженность, и усиливалось удовольствие оттого, что я сидела на коленях у мужчины, который меня очень хотел. А рядом сидел второй мужчина, который меня тоже очень хотел. Ни один, ни второй никогда не сделают мне ничего плохого, ничего такого, чего бы я не хотела, и если я скажу: стоп, нет, они не будут настаивать, и поэтому я могла совершенно расслабиться в их обществе.

«Пафнутий, тебе не предлагаю, ты не пьёшь — сказал Игорь Алексеевич, а сам приложился к шкалику, после чего убрал остатки обратно в сумку и повернулся ко мне, точнее, к нам с Пафнутием. «Ну что, нравится тебе моя невестка? Настоящая фотомодель! Хочешь её поцеловать? Ну, не стесняйся, поцелуй её!». Пафнутий смотрел на меня, но не решался. «Смотри-ка ты, оробел. Давно, поди, не целовался. Наташа, ну ты хоть поцелуй Пафнутия!» Я посмотрела на свёкра, улыбнулась, потом посмотрела на Пафнутия. Тот замер, словно ягнёнок на заклании, и смотрел на меня, не моргая. Я наклонилась и приникла губами к его губам в долгом поцелуе. «А, вспомнил, каналья, как целоваться с молодой девкой!» Окончив поцелуй,...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх