Все леди делают это. Часть 1

  1. Все леди делают это. Часть 1
  2. Все леди делают это. Часть 2: Игорь

Страница: 1 из 5

«О чем думает курица убегая от петуха?

Не слишком ли быстро я бегу?

О чем размышляет петух гоняясь за курицей?

Не догоню так согреюсь!»

Анекдот.

— 1 —

Субботнее утро. На часы можно было не смотреть. Время шесть. Я всегда просыпаюсь в шесть. Для меня были мукой эти регулярные переводы часов вперед-назад. Каждый раз перестройка организма на новое время происходила с трудом. Взгляд на спящего мужа. Вот ему всё было «по барабану»! Он мог спать и до полудня и плевал он на все эти переводы времени. Вид расслабленного мужского тела такого беззащитного во сне пробудило желание. Но...

Этот номер не прокатит. Один раз я попробовала секс утром, с ещё спящем мужем, а потом получила шутливую отповедь: «Утром меня трахать надо осторожно, дабы не разбудить. Дать выспаться за всю рабочую неделю!». Это не он, а я, оказывается, должна его трахать с утра, да ещё и не разбудить... Вот пусть и мучится потом! С сексом у нас проблем нет. Есть время, а особенно желание и... Но сейчас мне почему-то хочется его больше чем молодой. Самый пик... До сорока осталось пара месяцев и сексуальность так и прет.

Встав, я потянулась до скрипа в суставах. Сбросила коротенькую маечку, которую использовала вместо сорочки и пошла под душ. Трусики дома не носила, ну разве гости придут или холодно станет. А уж спать в них — увольте. По дороге остановилась около зеркала. Оно отражало меня в полный рост, и шириной было около метра. Осторожно оглянулась назад. Коля спал. Он не любил, когда я вертелась перед зеркалом, да ещё и голышом.

Внимательный взгляд остановился на лице потом шее.

— Нет. Здесь всё в порядке. Морщинок нет...

Дальше взгляд на тело: рост 170, длинные ноги с полноватыми бедрами, черный треугольник стриженых волосиков на лобке... Вдруг вспомнила, как девчонки на работе подбили обрить лобок и внешнюю сторону половых губ! Ох, и скандал был дома:

— Ты что шлюха? — орал Коля, — сбрила всё и думаешь красиво? Мне женщина нужна, а не сексуально комплексующая школьница. А у женщины на лобке должны быть волосы. Не заросли, но всё же! Они меня возбуждают. А сейчас срам один...

— Это гигиеничнее и красивее. Всё, всё видно, — попыталась я возражать.

— Вот и иди к своему «гигиенологу»... — выдавил он сердясь.

Он дулся пока не отрасли волосики и все равно, потом постоянно жаловался, что ему там колет... Воспоминания заставили сильнее биться сердце, и внизу живота засвербело.

Глянула ниже. Повернулась боком.

— Да-а... Со сладким надо быть осторожней. Вон и животик наметился... Может, на фитнес походить? — промелькнула мысль.

Проверяя упругость, провела рукой по животу.

— Да нет вроде нормально! И на работе девы говорят, что стройная она для своих лет! Какие только это года? Самый пик.

Теперь обследованию подверглись ягодицы. Рука ощутила упругость и подтянутость кожи. Повернулась спиной, неловко выглядывая из-за плеча. Ровненькие чуть округлые без складок и всего такого. Широкий таз — широкие бедра. Самое-то рожать детей! Она и родила без проблем. Где он сыночек? Уехал в свой институт и появляется как «красно солнышко»! Поиграла бедрами и ягодицами.

— Ну, ведь нормально? Или нет?

Шлепнула сама себя по бедру и тут же покраснела. Алый румянец залил лицо. Пару дней назад начальник на работе Сергей Сергеевич в шутку, а, может, и всерьёз хлопнул её по попке:

— Ладная ты Наталья Петровна! И пощупать и подержаться есть за что...

Она тогда даже слова в ответ не вымолвила. Повернулась и ушла, высоко подняв голову, а внутри разыгрался такой «шторм» хоть в туалет беги и успокаивай себя сама. Ну что поделаешь? Такая она. Пара ласковых слов нежные поглаживания и она готова на всё! Хорошо хоть по лицу этого не видно. Сверкнет глазами и тушуются мужики, а вот если нарвется на упорного, то пропала. Вообще-то, у неё другой стиль. Она заставляет, понравившегося мужчину, так как бы ненароком за собой ухаживать и если он оправдывает её ожидания и надежды, то в конце следует награда. Хотя она всегда после такого чувствует себя виновной. Виновной перед всеми: мужем — так как изменила ему; любовником — что спровоцировала его; и даже перед самой собой — опять не удержалась... Но ведь хочется! Сейчас она была готова заниматься этим раза три в день, и то... Наверное, мало будет! Не пробовала. А с мужем это не то... и не столько...

Стыдно конечно. Но она ведь женщина. Ей хочется: и ласки; и поцелуев; нравится мужикам вызывая страсть; чтобы её погладили там и даже и полизали... Очень это приятственно...

Теперь груди.

— Да. Большой размер, четвертый. Но и сама она женщина неминиатюрная! Так что не смотрятся они безмерно большими на теле. Упругие с большими темно-коричневыми ореолами сантиметра три в диаметре. Соски, крупные, а сейчас ещё и затвердевшие от желания. С виноградинку. Когда мужчины добирается до них, то почему-то теряются. А её пробивает на хи-хи и вспоминается Карлсон из детской книжки: «Неужели это всё мне?».

— Такое впечатление, будто они так ошарашены, и даже не знают, за что хвататься и где ласкать в первую очередь! — она захихикала, вспоминая это.

Наташа всё ещё не решалась потрогать груди. Ощущение пальцев даже своих приведет к ещё большему возбуждению. Вон от одной только мысли соски прямо окаменели и задорно и бесстыже разошлись в стороны. А груди напряглись и стали твёрже, матово отблескивая в лучах восходящего солнца.

— Какая я всё же...

Руки коснулись грудей, нежно поглаживая кожу. Потом сжала их так, что заболели пальцы. Выкрутили сосок.

— Ох! Как томно... — думала она, убегая в ванну.

Даже сейчас себе она не хотела признаться, чем кроме мытья будет заниматься под душем. Уже сейчас смущение окутывал её с головой, но порыв страсти был сильнее. Наташа знала, что потом со стыдом будет вспоминать это сладострастное распутство, но...

Залетев, в ванну в первую очередь закрылась на щеколду. Не ахти, какая защита, но все же. Шаг в душевую кабинку и как у Амстронга: «Это маленький шаг для человека и огромный скачок для... Ну, точно не человечества! Может быть, моей сексуальной распущенности?».

Ополоснулась под звонкой струёй горячей воды взяла гель и стала его размазывать по телу. Вот только проблема: размазывается он как-то неравномерно. Сначала груди. Они мягко проскальзывают под пальцами, и их нежное касание разжигает пожар далеко внизу между ног. Соски, словно твердые угольки «жгутся» и болят. Прикосновения к ним добавляет свой вклад в разгорающийся пожар. Руки вниз на животик. Погладить, размазывая гель. В ответ его скрутило спазмами. Ещё ниже... А вот и жесткие волосики. Рука медленно перебирает их, оставляя за собой след пены и мнимую приглаженность...

Только один пальчик соскользнул вниз, а её как током долбануло!

— Хватит врать самой себе! Я хочу этого, — проносится в голове.

Вся ладошка пошла вниз. Под ней ощущаются набухшие от крови и желания губы. Их уже вывернуло, наружу открывая доступ к самому-самому! Спина идет назад, и плечи тяжело наваливаются на стенку кабинки. Ноги разошлись в стороны. Коленки раздвинулись...

Одна рука терзает напряженные скользкие груди, а вторая вульву. Чуть прижать клитор и тут же вниз до самой «пещерки». Погладит поласкать каждую встречающую складочку...

— Хорошо! А будет еще лучше...

Вот пальчик нащупал «вход в пещерку» и неторопливо начинает погружение в неё. Вся дрожа как «осиновый лист», исступленно продолжаю изучение, точнее, наслаждение ласками. Вперед-назад, крутануть, погладить скользкую гладкость внутри:

— Главное, не кричать,... не закричать, — стучат молоточки в голове. — Ах-х... — тело скрутили спазмы и я, зажимая рот от рвущегося наружу крика, сползаю по стенке вниз.

Вода, падающая из душа, смывает гель и напряжение, а я сижу, как вывернутая наизнанку ловя пересохшими губами, воздух и капли воды. Долго, слишком долго ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх