Рыжая. Часть 1: Знакомство

  1. Рыжая. Часть 1: Знакомство
  2. Рыжая. Часть 2: Новый год

Страница: 1 из 3

Пролог.

Первый раз я увидел её сидя во дворе на лавочке. Дело было вечером, делать было нечего... И вдруг в поле зрения попал огненный шар этакий «горящий нимб». Он как бы вился за силуэтом, шагающим по тропинке. Это шло к нашему подъезду, солнце светило у него из-за спины и детали трудно было разобрать. Когда объект подошёл ближе, я, наконец, его разглядел. Это оказалось девушкой, лет шестнадцати как я определил. Тонюсенькой и нескладной. Что выделяло её из толпы так это огненно рыжие почти оранжевые волосы, свободно ниспадающие на плечи, огромные веснушки на белой коже и широко раскрытые изумрудно-зелёные глаза. Можно сказать, природа не поскупилась на цвета. Всё было яркое с эпитетом: очень! И даже больше. Она, бросив на меня мимолётный взгляд, прошла мимо.

1.

Второй раз я увидел её в институте. Она шла на пару в соседнюю аудиторию. Надо сказать, что смотрелась она «белой вороной» в толпе сокурсников. Мало того, что выглядела молоденькой девочкой случайно попавшей в группу студентов, но еще и эта худоба, от которой на языке крутился вопрос:

— Тебя из какого концлагеря освободили дитя?

На этот раз она была в джинсах и блузке. Объём штанин в бедрах ели-ели превышала ширину моей ладони, а под блузкой можно было рассмотреть лифчик, который вряд ли ей был так необходим. Потому что размер груди явно не превышал первого размер, а скорее, ещё и меньше. И над всем этим красовались огненные волосы и большие в пол-лица, зеленевшие над веснушками глаза. Я знал некоторых ребят из этой группы. Второй курс, а, значит, ей никак не меньше девятнадцати лет! А вот выглядела она просто подростком.

Поздоровавшись с одним из знакомых, я кивнул в её сторону и спросил:

— А это кто?

— Рыжая? Да она перевелась, откуда-то к нам на курс. Зовут Оленька...

Это имя прозвучало так неестественно в заполненном галдящими студентами коридоре, что я не произвольно улыбнулся. Имя Рыжая ей больше шло.

— И как она? — поинтересовался я.

— Да узник «освенцима», что с неё взять? — и весело загоготал, — хотя, конечно, ради интереса её можно было бы и охмурить. Говорят, такие худосочные бабёнки очень темпераментны в постели...

Я улыбнулся «шутке» хотя и не разделял его мнение. Чем-то она меня заинтриговала. Нет не видом. Если честно, то выглядела она клоуном, забывшим надеть свой костюм, но вот её взгляд больших как в японских анимешках глазах, пойманный мной «пробрал до печёнок».

Я, несмотря на своё вольготное житьё, постоянной девушки не имел. Ну, иногда встречался на вечерок то с одной, то с другой, но на этом всё обычно и заканчивалось. Живя почти один в трёхкомнатной квартире, родители были геологами, и круглый год разъезжали по командировкам, я ценил независимость. Даже домработницу, появлявшуюся у меня один раз в неделю, не допускал в свою комнату одну. Готовил сам, сам же вёл хозяйство и нисколько не жалел о своём положении. Да и встречаться с дамами я предпочитал на стороне, после того как еле вытурил из дома одну из претенденток на миссис Орлова. Это моя фамилия, а зовут Сергеем.

Рыжая словно почувствовала, что разговор идет про неё, дерзко ожгла меня зелёным взглядом и, демонстрируя независимость, прошла в аудиторию. Тут раздался звонок, и мы разбежались каждый на свою пару.

2.

Институт, несмотря на свои размеры и большое количество корпусов всё же маленькая деревня, где все со всеми постоянно встречаются и расстаются. Так, и мы с Рыжей-Оленькой всё время сталкивались если не лбами, то взглядами. Одни и те же предметы, одни преподаватели и даже одна кафедра хоть и разные специальности. Через пару недель мы уже улыбались друг, другу встречаясь взглядами, хотя и ни разу не разговаривали.

Первая «очная» встреча с общением у нас произошла в общежитие, куда и она и я пришли на день рождения к одной из сокурсниц.

Все уже сидели за столом, когда ввалился я, громко ругая толпы народа и пробки. Именинница не без оснований тут же повисла у меня на шее, даруя далеко не братский поцелуй в губы. Мне показалось, что глаза Рыжей зло блеснули, а возможно, и нет... Может, так лег свет. Ответив на поцелуй, я тихонько прошептал ей на ушко:

— Подарок тебе сделаю вечером. На всю ночь я в твоём распоряжении...

— Ух ты! — взвизгнула она и прижалась ко мне, так что чуть не задушила, — давай к столу...

Вечер катился своим чередом, но она ни на шаг не отпускала меня от себя. Потом начались танцы. Протанцевав несколько, я попросил у Татьяны (именинницы) тайм-аут и вышел проветриться в коридор. Подумав, пошёл на балкон. Там я увидел Рыжую, которая бездумно стояла у перил, уставившись вдаль.

— Привет, — сказал я, — что скучаешь?

— Да так, — нехотя ответила она не глядя на меня.

Достав из кармана пачку сигарет, протягиваю её:

— Будешь?

Она, посмотрев на меня как на идиота:

— Нет, конечно! Я не курю и тебе не советую.

— А я и не курю, так изредка балуюсь, когда выпью, — оправдываюсь я, чувствуя, как упал мой рейтинг в её глазах.

— И баловаться не советую, — чуть смягчившись, изрекает она и, взяв у меня из рук пачку, выбрасывает её вниз.

— Ого! Ты... Скора на расправу? — сокрушаюсь я, но больше ничем не проявляю своего «восторга».

— Таня твоя девушка? — невпопад спрашивает Рыжая, глядя в сторону.

— Нет, конечно... Ну, мы с ней иногда встречаемся... А так... просто друзья.

— Ты ведь с ней спишь или мне показалось?

— Ну, мало ли что тебе показалось и где я ночую! — не выдерживая, закипаю я. Могу и с тобой переспать прямо здесь и сейчас... Но это ведь это не сделает, в данном случае, тебя моей девушкой?

— Ну, наверное... — тянет она, — И ты со многими вот так просто «дружишь»?

— А почему бы нет...

От этого допроса мне ужасно захотелось курить, но, увы... Сигареты улетели вниз...

— Пойдём лучше потанцуем, — предложил я.

— ... — она вздохнула, — ну пойдём...

* * *

Мы медленно кружили с Рыжей в танце, Я прижимал её к своей груди, не особенно заботясь о том, что бы никто этого ни видел. Мои подружки привыкли, что я очень независим и при попытке предъявить какие-либо права на меня или претензии просто могу развернуться и, не сказав до свидания уйти «по-английски». Мы медленно перетаптывались по полу, причем мне казалось, что я выгляжу «медведем» на её фоне. Такая она была пластичная. Я ощущал под своими руками её тонкое нескладное тело, и когда моя рука скользнула и успокоилась на её ягодицах, она вдруг отстранилась и, сверкнув двумя «зелёными бесенятами» в глазах, произнесла:

— А как ты смотришь, если мы станцуем вальс?

— Да я не умею, — пришлось сознаться мне.

— Я поведу, — успокоила она.

Танцевала она хорошо, аккуратно ведя и направляя меня в танце. Даже моя неуклюжесть не портила рисунок. Я, увлеченный движением, даже не обратил внимания на то, что музыка прекратилась, и когда нам захлопали, несколько удивился.

— Спасибо, — кивнула она мне и отошла в сторону.

Тут же ко мне подскочила Татьяна и, приобняв, зашептала:

— Ты так хорошо вальсируешь! Почему же мы с тобой раньше не танцевали?

— Да это не я. Всё дело в Рыжей... — проговорил я, пытаясь её увидеть. Но она словно растворилась в кучке гостей. И тогда я спросил:

— Танюша. У тебя сигареты есть?

— Конечно. А где твои?

— Да уронил с балкона, — почему-то соврал я, — пойдём, покурим?

— Пошли, а то жарко здесь — согласилась она, и мы вышли из комнаты.

3.

Мы, разгорячённые, стояли на балконе. Сигареты были забыты и дотлевали маленькими огоньками в банке. Я прижимал к себе Таню. Мои руки ласково гладили её спину, временами оглаживая и попку. Увлекательное занятие, но почему-то после Оленьки Таня казалась неуклюжей, и какой-то большой... Хотя хорошего человека должно быть всегда много! По крайней мере, я так считал до последнего времени...

Мы целовались. Исступленно и сильно как в последний ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх