Светик-семицветик. Часть 2

  1. Светик-семицветик. Часть 1
  2. Светик-семицветик. Часть 2
  3. Светик-Семицветик. Окончание

Страница: 4 из 5

всё шипят и шипят внутри. Такое ощущение, что мне не терпится отсосать по быстрому этому бритоголовому монстру. Или не терпится его увидеть? Откуда он взялся на мою голову?

Без пяти минут два, звонок. Он. Дыхание спёрло. Придушу их когда-нибудь, змеюк проклятых.

— Выходи, жду тебя.

Пусть ждёт. Из вредности задерживаюсь в офисе ещё минут на десять. А у самой внутри нетерпение, всё до безобразия напоминает любовную лихорадку. Он стоит, облокотившись на капот машины, гаденько улыбаясь во весь рот. Мощный, лощёный, сильный и пожалуй... красивый. Почему он сутенер, почему я шлюха? Почему мы не обычные люди?

— Здравствуй, Светик-семицветик.

— З-здравтсуй, — голос безобразно дрожит.

— Подойди ближе.

Делаю несколько шагов по направлению к Юрику. Хватает меня своими огромными ручищами за попу, сжимает, притягивает к себе ближе, близко-близко, так что я ощущаю низом живота его возбуждение. Внутри всё сводит судорогой. Упырь чёртов! Хочу его! Выпала из времени и пространства, в голове ни одной мысли, кроме желания раствориться на его губах, растаять в его руках. Где этот гад научился так целоваться? Отстраняется, внимательно смотрит на меня. А я не могу привести в порядок весь этот танцующий и вертящийся мир перед моими глазами.

— Светик, где ты витаешь? — в голосе необычайная мягкость.

В раю — первое, что приходит в голову. Хорошо хоть не успела сморозить подобную глупость вслух.

— Думаю, как быстро я накоплю денег на норковую шубу.

Хотела обидеть и разозлить его, не удаётся. Хохочет, упырь чёртов!

— Ага, так я и поверил, — нагло задирает юбку и суёт мне руку, прямо между ног, где всё так влажно и горячо.

— Ахм...

Непроизвольно раздвигаю ноги, чтобы ему было удобнее. И только увидев выходящую из машины свою дневную начальницу и её, полезшие чуть ли не на лоб глаза, до меня доходит, что мы стоим на парковке, рядом с работой, где я слыву порядочной и умной девочкой, более того, большинство окон офиса выходит именно сюда. Шлюха, я правда шлюха. Пытаюсь отпихнуть от себя его наглые пальцы и поправить юбку. Не тут-то было, рука даже не двинулась, Упырь, как скала.

— П-пусти, идиот, начальница видит!

— Пусть видит! — в голосе возбуждение, сотня децибелов возбуждения.

— Совсем сбрендил?! — толкаю изо всех сил, ни на сантиметр не отодвинулся.

Я уже не грублю, шепчу, жалобно упрашивая.

— Юра, пусти пожалуйста, меня же уволят с работы из-за тебя.

Хватка слабеет.

— Бегом в машину.

Децибелы возбуждения повышаются.

Не медлю, не медлим, только слышен звук закрываемых дверей машины.

— Не знаю, что в тебе есть такое Светик, но как только тебя вижу, выебать хочу.

Такая же фигня — крутится у меня в голове. Плыву, таю, теку, как только его бритая морда и мощное тело оказываются рядом. Срываемся со стоянки так, что раздается громкий визг шин по асфальту.

— Куда мы?

— В какой-нибудь угол, всё равно куда.

У нас конечно не Москва, но днём тоже приткнуться некуда. Юрик умудряется, и рулить, и мне под юбку лезть. Давит там, теребит, заставляя стонать, выгибаться, хвататься руками за кожаную обивку сидений. Надеюсь, он видит куда едет, потому что я от страха закрыла глаза. Вру, страх тут не при чём совершенно. Наслаждение, удовольствие — они, блаженно прикрывают мои веки. Наконец машина останавливается. Зрачки у Юрика расширены. В глазах плещется возбуждение, возбуждения через край.

— Нас могут увидеть.

— А мне всё равно, Света, давай соси, машина тонированная. Хватает за волосы и тянет к распирающему джинсы члену. Держа мою голову близко-близко от своей ширинки, другой рукой быстро расстёгивает молнию. Член пружинисто выпрыгивает из штанов, навстречу моим губам, головка нетерпеливо тычется в них. Горячая, обжигающая. Слизываю на самом краю члена солёную капельку и чувствую, как ответная смазка выделяется из меня, да так обильно, что чуть ли не по ногам течёт. Я и правда шлюха...

...

Странные у нас сложились взаимоотношения, странная у меня работа. Уже три недели прошло, но ни одного клиента так и не появилось. Зато я наверно стала профессионалкой в минете, уж очень любит это дело Юрий Николаевич. А ещё мне неожиданно понравился анальный секс. Особенно когда Упырь или я сама при этом ласкали клитор. На немного болезненные, но в целом приятные ощущения, накладывалось удовольствие от такой стимуляции и возможно, ещё большей остроты добавляло осознание моей порочности и полной принадлежности ему. Видимо во мне, давно сидела блядь, которая до поры до времени дремала под спутывающими её оковами морали и воспитания. Упырь её вытащил на свет, разбудил своими настойчивыми губами и руками, своими сводящими с ума ласками. Вот она, любуйтесь, шлюха-Света, жадная до секса, готовая по первому требованию бритоголового раздвинуть ножки! А может это настоящая страсть, вспыхнувшая между нами? Быстро вспыхнула, быстро погаснет. Эта мысль отозвалась чем-то болезненным в душе. Дура-дура, какая же я дура! Я кажется... Да, ну, на фиг, просто я ебаться люблю.

...

Через три недели в нашем клубе моделей. Ха-ха, «моделей», появилась новая девушка. Яркая, и такая красивая, что захватывает дух. У меня уж точно захватило, как только её увидела, будто весь воздух из легких выпустили. Впрочем, на мой вкус многовато в ней нарочитой сексуальности на грани, а может за гранью вульгарности — слишком большая грудь, слишком пухлые губы, слишком глубокий вырез, слишком короткий подол платья. Роковая красавица, одним словом. Впрочем, мужики на это ведутся. Новая «курица» для Юрия Николаевича, теперь то он от меня точно отстанет. Чего реветь тогда хочется? И не просто реветь — волком выть. А ещё повыдёргивать её красные патлы, да оставить пару шрамов от своих когтей на её улыбающихся, упырю, щёчках. Бритоголовый лыбится в ответ, оглядывая зорким взглядом, её, выставленные на показ, прелести. Ему бы пару царапин тоже не помешали, раз уж выдрать, из его бритой башки, ничего не получится. То отчаяние, то злость, охватывают меня. Ревность — так вот ты какая, сжигающая, разъедающая, отравляющая всё внутри. Ирина Николаевна увидев эту картину, их явного, обоюдного, сексуального интереса, победоносно улыбается, смотря на меня. Не сметь, реветь Светик! Не сметь! Не сметь смотреть вслед удаляющейся парочке! Не сметь!..

Следующие два дня, Упырь больше мне не звонил. Я металась на своей дневной работе, как тигрица в клетке. Идущие потоком клиенты бесили неимоверно и так хотелось на них наорать, послать куда подальше, выставить за дверь. Давно заученный текст застревал в горле, грозя вырваться, не то рыданиями, не то безобразной руганью. На Рому, самого безобидного, всё же не выдержала, наорала. Он посмотрел, так удивленно и так несмело, что мне сразу стало стыдно. Хотелось — плакать, бросаться на стены, на людей... Но приходилось улыбаться, на работе — улыбаться, дома тоже улыбаться, поскольку там и без моих ревнивых страданий хватало слёз и боли. Аж скулы стало сводить от постоянной улыбки. Держи себя в руках, Светик! Нельзя! Подумаешь, любовная трагедия!

На третий день позвонила Ирина Николаева.

— Светлана, Юрий Николаевич, несколько занят!

Мерзкий холодок по всему телу.

— Подъезжай сегодня вечером в клуб, есть работа для тебя.

Еду...

Улыбаюсь, улыбаюсь, улыбаюсь... Только вот Ленку трудно обмануть, у неё такая сочувствующая гримаса. Упыря слава богу нигде не видно.

— Светлана, тут тобой уже давно один человек интересуется. Сегодня поедешь с ним. Везёт же тебе на клиентов!

Что-то внутри меня протестует, встает на дыбы, змеи наверно очнулись — шипят, а я надеялась, что сдохли, за два дня. Нет, живы и помнят своего хозяина, принадлежат ему полностью. Они не представляют, как можно быть с кем-то другим, как можно позволить прикоснуться к себе чужим рукам. Дура, дура, какая же я дура! Эти чувства уже никак нельзя списать на — «просто ебаться ...  Читать дальше →

Показать комментарии (83)

Последние рассказы автора

наверх