Дюймовочка (Uncensored)

Страница: 1 из 4

Жила на свете одна женщина. У нее не было детей, а ей очень хотелось ребеночка. Вот пошла она к старой колдунье и говорит:

— Мне так хочется, чтоб у меня была дочка, хоть самая маленькая!..

— Чего же проще! — ответила колдунья. — Вот тебе ячменное зерно. Это зерно не простое, не из тех, что зреют у вас на полях и родятся птице на корм. Возьми-ка его да посади в цветочный горшок. Увидишь, что будет.

— Спасибо тебе! — сказала женщина и дала колдунье двенадцать медяков.

Потом она пошла домой и посадила ячменное зернышко в цветочный горшок.

Только она его полила, зернышко сразу же проросло. Из земли показались два листочка и нежный стебель. А на стебле появился большой чудесный цветок, вроде тюльпана. Но лепестки цветка были плотно сжаты: он еще не распустился.

— Какой прелестный цветок! — сказала женщина и поцеловала красивые пестрые лепестки.

В ту же минуту в сердцевине цветка что-то щелкнуло, и он раскрылся. Это был в самом деле большой тюльпан, но в чашечке его сидела живая голенькая девочка. На вид, если посмотреть через увеличительное стекло, ей было лет 18. Но все у нее было маленькое-маленькое. Маленькие хорошенькие грудки, маленький круглый животик, маленькие стройные ножки, маленькая выпуклая попочка. Волосы у нее были длинными, золотистыми, цвета опавших листьев. И такими же волосиками была покрыта ее маленькая, едва заметная писечка. Ростом она была около дюйма. Поэтому ее так и прозвали — Дюймовочка.

Колыбельку для Дюймовочки сделали из блестящей лакированной скорлупки грецкого ореха. Вместо перинки туда положили несколько фиалок, а вместо одеяльца — лепесток розы. В эту колыбельку девочку укладывали на ночь, а днем она играла на столе.

Женщина сшила Дюймовочке коротенькое голубое платьице, которое, правда, ей пришлось носить на голое тело. Даже трусики сшить не получилось: ведь девочка была такой маленькой. Посередине стола женщина поставила глубокую тарелку с водой, а по краю тарелки разложила цветы. Длинные стебельки их купались в воде, и цветы долго оставались свежими и душистыми.

Для маленькой Дюймовочки тарелка с водой была целым озером, и она плавала по этому озеру на лепестке тюльпана, как на лодочке. Вместо весел у нее были два белых конских волоса. Дюймовочка целые дни каталась на своей чудесной лодочке, переплывала с одной стороны тарелки на другую и распевала песни. Такого нежного голоска, как у нее, никто никогда не слышал.

Однажды ночью, когда Дюймовочка спала в своей колыбельке, через открытое окно в комнату пробралась большущая старая жаба, мокрая и безобразная. С подоконника она прыгнула на стол и заглянула в скорлупку, где спала под лепестком розы Дюймовочка.

— Как хороша! — сказала старая жаба. — Славная невеста будет моему сыну!

Она схватила ореховую скорлупку с девочкой и выпрыгнула через окно в сад.

Возле сада протекала речка, а под самым ее берегом было топкое болотце. Здесь-то, в болотной тине, и жила старая жаба со своим сыном. Сын был тоже мокрый и безобразный — точь-в-точь мамаша! И отличался только тем, что промеж его задних лап торчал здоровенный пупырчатый член.

— Коакс, коакс, брекке-ке-кекс! — только и мог он сказать, когда увидел маленькую девочку в ореховой скорлупке.

Потом он осторожно подцепил и стянул с нее одежку. И так ему Дюймовочка понравилась, что он тут же сел на задницу и начал бешено мастурбировать на глазах у матери.

— Тише ты! Еще разбудишь, чего доброго, и она убежит от нас, — сказала старая жаба. — Ведь она легче перышка. Давай-ка отнесем ее на середину реки и посадим там на лист кувшинки — для такой крошки это целый остров. Оттуда уж ей ни за что не убежать. А я тем временем устрою для вас в тине уютное гнездышко. Где ты мог бы трахать ее, когда захочешь, а не лапоблудием заниматься!

В реке росло много кувшинок. Их широкие зеленые листья плавали по воде. Самый большой лист был дальше всех от берега! Жаба подплыла к этому листу и поставила на него ореховую скорлупку, в которой спала девочка.

Ах, как испугалась бедная Дюймовочка, проснувшись поутру! Да и как было не испугаться! Со всех сторон ее окружала вода, а берег чуть виднелся вдали. И ее любимого платьица на ней не было. Она была одна: голенькая и беззащитная. Дюймовочка закрыла глаза руками и горько заплакала.

А старая жаба сидела в тине и украшала свой дом камышом и желтыми кувшинками, — она хотела угодить молодой невестке. А еще приготовила целый ком болотной слизи для первой брачной ночи. Ведь мама-жаба не хотела, чтобы сынок порвал Дюймовочку своим здоровенным елдаком. Когда все было готово, она подплыла со своим гадким сынком к листу, на котором сидела Дюймовочка, чтобы взять ее кроватку и перенести к себе в дом.

Сладко улыбнувшись, старая жаба низко присела в воде перед девочкой и сказала:

— Вот мой сынок! Он будет твоим мужем! Вы славно заживете с ним у нас в тине. Он будет трахать тебя в твою золотистую пизденку, и ты народишь ему много прелстных склизких головастиков!

— Коакс, коакс, брекке-ке-кекс! — только и мог сказать сынок и снова начал дрочить.

Жабы взяли скорлупку и уплыли с ней. А Дюймовочка все стояла одна посреди реки на большом зеленом листе кувшинки и горько-горько плакала — ей вовсе не хотелось жить у гадкой жабы и выходить замуж за ее противного сына. Ведь он не вызывал у нее ничего, кроме отвращения. А его толстый отросток между ног пугал ее. Хоть она уже баловалась со своей киской раньше, засовывая туда цветочные пестики, но жабья штуковина была в несколько раз толще тычинок.

Маленькие рыбки, которые плавали под водой, услыхали, что сказала старуха жаба. Жениха с матушкой они видели и раньше. Теперь они высунули из воды головы, чтобы поглядеть на невесту.

Взглянув на Дюймовочку своими круглыми глазками, они ушли на самое дно и стали думать, что же теперь делать. Им было ужасно жалко, что такой миленькой маленькой девочке придется жить вместе с этими отвратительными жабами где-нибудь под корягой в густой жирной тине. Не бывать же этому! Рыбки со всей речки собрались у листа кувшинки, на котором сидела Дюймовочка, и перегрызли стебелек листа.

И вот лист кувшинки поплыл по течению. Течение было сильное, и лист плыл очень быстро. Теперь-то уж старая жаба никак не могла бы догнать Дюймовочку.

Дюймовочка плыла все дальше и дальше, а маленькие птички, которые сидели в кустах, смотрели на нее и пели:

— Какая миленькая маленькая девочка!

Легкий белый мотылек все кружился над Дюймовочкой и наконец опустился на лист — уж очень ему понравилась эта крошечная путешественница. И очень уж ему захотелось пощекотать своими усиками ее маленькие острые грудки. Но мотылек был вежливым и попросил у Дюймовочки разрешения сделать это.

Она разрешила не только это, но чтобы мотылек поласкал ее между ножек. А взамен, он должен был отвезти ее в безопасное место. Мотылек с радостью согласился, а сама Дюймовочка обрадовалась еще больше. Ведь она так любила играть пальчиками со своей киской и раньше делала это каждый день, лежа в своей постельке, когда матушка уснет. Мотыльку очень понравилась маленькая щелочка девочки, и он ласкал ее до тех пор, пока кончики его усиков совсем не намокли, а сама Дюймовочка не забилась от его стараний в самом настоящем оргазме.

Успокоившись, Дюймовочка сняла шелковую ниточку, которой были подвязаны ее волосы, один конец набросила на мотылька, другой привязала к листу, и листок поплыл еще быстрее. В это время мимо пролетал майский жук. Он увидел Дюймовочку, схватил ее и унес на дерево. Зеленый лист кувшинки поплыл без нее дальше и скоро скрылся из виду, а с ним вместе и мотылек: ведь он был крепко привязан к листу шелковой ниткой.

Как испугалась бедная Дюймовочка, когда рогатый жук обхватил ее лапками и взвился с ней высоко в воздух! Да и белого мотылька ей было очень жалко. Что-то с ним теперь будет? Ведь он умрет с голоду, если ему не удастся освободиться. Увы, но так и случилось....

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх