Красноглазый дракон готовится высунуть свой язык

Страница: 2 из 8

а сильно наклонено назад. Я потянулся за её трусиками. Внезапно женщина испугалась того что сейчас может произойти и закрыла правой ладонью свою грудь. Но я ведь и не хотел снимать с неё бюстик, поняв свою оплошность, она закрыла левой ладонью сильно намокший передок своих трусиков.

Передо мной сидела не 32-х летняя женщина, а казалось девочка, которой только вчера исполнилось 18. И это у неё в первый раз. Она и боится и в тоже время очень хочет того, что должно произойти.

— Не бойся, — сказал я, — вновь опускаясь на колени, — я не сделаю тебе ничего дурного — только приятное.

Она убрала руку с груди и осторожно погладила мои волосы. Теперь мне не составило труда лишить её защиты, того чем она сильно дорожила. Прижав трусики женщины к лицу, я вновь вздохнул божественный запах и замер на несколько секунд.

— Боже, мой! — сказала вторая женщина. Как оказалось впоследствии, она почти испытала оргазм от увиденного представления.

Отложив предмет женского туалета в сторону, мне пришлось, чуть касаясь подушечками своих пальцев медленно провести, начиная от половины внутренней стороны бедра и закончить под её коленкой. Она сильно стеснялась не только своей наготы, меня, но и своих подруг с пристальным вниманием взирающих на нас. Будучи немного пьяна, после моего более похожего на эротический массаж ног, почти протрезвела, поэтому она уже была не так раскована и дико стеснялась. Стеснялась не только того что произойдёт, но и своей наготы. Её пися, в отличие от сладкой куночки моей хозяйки, была не чисто выбрита, а покрыта густыми зарослями волос, как бывает у женщин восточных кровей. Это не было преградой для меня, но иногда доставляло неприятные ощущения, когда освобождённые кудряшки попадали на язык. Сплёвывать их в процессе куннилингуса, категорически не рекомендовалось: этим действием можно было сильно обидеть женщину. Некоторые даже быстро охладевали к любовному процессу, накрутив у себя в голове, Бог знает что.

Для продолжения таинства, а скорее, чтобы успокоить её, провёл второй рукой по другой ноге, но чуть сильнее прижимая. Она вздрогнула, взяла одну свою руку в другую, как бы, не зная, куда их деть. Пора было приступить к мягким осторожным поцелуям расслабленными губами. Я приступил, начав свою дорожку страсти от коленки, приближаясь к нежной кожице возле зарослей. Не дойдя чуть-чуть до конечного пути следования, отстранился и взглянул в её лицо. Рот женщины был полуоткрыт, глаза, как бы подёрнуты поволокой. По всему было видно, что она начала забывать, что за ней наблюдают ещё две пары глаз и уже практически не стеснялась своей наготы.

Другую ножку, мне пришлось целовать более чувственнее, и добравшись до такой же полоски, я неожиданно вытащил свой язык и резко провёл им по ней. Волна страсти прошла по всему телу женщины. Такое я видел впервые. Она вскрикнула и, наконец, нашла место своим неприкаянным рукам на моих волосах. Основательно вылизав её ножки от колен и выше, наконец, добрался до главной цели моего любовного путешествия. Раздвинув её половые губы, сразу погрузил туда свой язык почти на всю длину. Потрахав языком её там чуть не достал до матки. Уж очень глубокая у ней была пещера. Уверен, мне бы удалось достать до неё, смени я ей позу, но это было не нужно. Она, скорее всего не кончала от мужниного члена, а от моего языка и подавно.

Её эрогенной зоной был клитор, возможно грудь, но про неё уговора не было. Мой инструмент начал танец вокруг него, то приближаясь, то удаляясь. Он кружил, не касаясь сладкого бугорочка. Она ожидала чувственного прикосновения и, вздрагивала всем телом, с силой удерживая мою голову, даже порываясь наклонить её для этого прикосновения. Пора было прекращать пытку страсти, я всё же коснулся его потом снова и снова. Взял его губами и осторожно пососал, одновременно играя своим инструментом симфонию страсти...

Когда всё было закончено, её тело билось в оргазме. Она почти кричала. Это продолжалось почти минуту. Мне показалось, что такого она никогда до этого не испытывала ранее. Как потом мне рассказала моя хозяйка, эта подруга вообще никогда не получала никакого удовольствия от секса. Этот оргазм был в её жизни первый...

Вторая подруга подошла к любовному креслу и сразу сказала:

— Не хочу массаж, но мне очень нравится, когда ласкают мои волосы, шейку и грудь.

Взглянув на мамочку и получив утвердительный кивок, я улыбнулся и сказал:

— Хорошо, как прикажет моя принцесса.

Моя принцесса была постарше первой, но младше хозяйки. По всему было видно, что с сексом она дружит и знает в нём толк, но увидев, как я обошёлся с её подругой, начала догадываться, что ещё много не испытывала на этом поприще. Женщина не позволила мне делать с ней ничего, пока она не разделась сама полностью и не уселась в кресло, будто на приёме у гинеколога. Её ножки были широко раздвинуты и покоились на подлокотниках. Начав с её волос, поиграв с грудями, опускаясь всё ниже, я вновь оказался стоя на коленях, любуясь ей цветком. Он был полностью лишён волос, кроме маленькой полосочки, какие, обычно оставляют женщины, вероятно для того, чтобы мужчина имел представление о её нижней шевелюре. С ней поступил несколько по-иному. Сыграл с её раковинкой полёт мотылька, а потом перешёл к аргентинскому танго с её венерианским бугорочком. Женщина закатывала глазки, ахала и охала. Её оргазм был не таким насыщенным, как у подруги, но она ничуть не сожалела о потраченных деньгах и даже накинула тысячу сверху.

— Кажется, ты неплохо сегодня заработал? — подавая мне деньги, улыбнулась моя мамочка, когда подружки разошлись по домам, — милый, мой мальчик... , немного помолчав, сказала она, — у меня для тебя не очень радостное известие. Я уезжаю навсегда.

Это было прям как гром среди ясного неба. Честно признаться, я уже привык к такой жизни, работал, когда захочется: иногда по нескольку дней не появляясь на службе. Денег мне хватало. Запросов никаких у меня не было, я даже периодически подгонял своей настоящей маме немножко. Мамочка меня кормила, поила и одевала, как ей нравится на свой вкус. А её вкусу я доверял полностью. Но как оказалось, подружек она пригласила неспроста. Подав мне их визитки и объяснив, что вторая замужем, с ней надо быть осторожней, а первая одинока — звонить ей можно в любое время. Через несколько дней, прощаясь, она передала мне конверт. Я был сильно расстроен и даже не взглянул что внутри. Дома обнаружив, 10 купюр по пять тысяч, был приятно удивлён и обрадован, таким щедрым подарком моей мамочки.

Жизнь текла своим чередом. Иногда я встречался с незамужней, но не у неё дома, а на съёмной квартире. Денег она не платила. Считая, что вкусный ужин и оплата за съём квартиры — это достаточно для меня. Я был не против. А когда мне нужны были деньги, звонил замужней. Как уж её муж прознал, про нас, мне неведомо. Но он подкараулил меня, когда я возвращался с работы домой, в одном из сквериков, через которые я по обыкновению срезал путь. Мне тогда здорово досталось. С выбитыми зубами и поломанными парой рёбер, я попал в больницу.

После этого случая, решил сменить имидж, работу и подружек. Красные глаза превратил в нежно-голубые с помощью контактных линз, волосы и брови покрасил в светло-каштановый цвет. Перед улицей, я наносил на лицо и шею тональный крем. Мне пришлось освоить женские повседневные штучки с макияжем. Костюмы в кои меня одевала мамочка, теперь висели в дальнем углу шифоньера. Я перешёл на свободный стиль: джинса, свитера, футболки, кепки. Меня перестали узнавать знакомые на улице. Ну, это и к лучшему. Работу тоже пришлось поменять. На прежней был свободный график — хочешь — пришёл, хочешь — ушёл, но и получишь столько же. На этой приходилось сидеть в душном офисе и без опозданий.

Я сделал очередную глупость в своей жизни. Поговорка гласит: «Не лижи, где работаешь и не работай, где лижешь», — так я её чуть переиначил под себя. Правда, у меня было неукоснительное правило: «Никаких отношений с замужними»....  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх