«С любовью. Твоя П.». Часть 1

  1. «С любовью. Твоя П.». Часть 1
  2. «С любовью. Твоя П.» Часть 2

Страница: 1 из 5

Когда ты получаешь свой первый в жизни поцелуй и не знаешь девчонку, которая его подарила, воображение может подсказать любое ее имя. Легкое касанье девичьих губ, и ты, до этого не целованный, ломаешь голову о том, кому они — эти влажные, теплые губки принадлежат. Вы удивитесь, как такое возможно, но жизнь создает перед пацанами куда большие загадки, чем эта. Только нужно быть готовыми их разгадать. Мне пришлось повзрослеть и оказаться в шаге от пропасти, чтобы захотеть найти ответ...

... Я появился на школьном дворе, когда забава была в самом разгаре. Собачий лай, болезненный и тоскливый, возвещал, что не происходит ничего хорошего. Наша школьная собачка Кнопка, любимица девчонок, металась по двору с прицепленной к хвосту связкой жестяных консервных банок. Дикие, действующие на нервы звуки железа и звериной боли. Дикие выходки. Парни с моего класса придумали эту забаву, хохотали, как обезбашенные, и швыряли в Кнопку камнями, дабы она металась, а не стояла на месте. Неужели в четырнадцать лет нельзя придумать развлекуху посерьезней, чем мучать слабое животное? С такими вот правильными мыслями мне и предстала эта картина. Мое сердце сжалось от увиденного издевательства, но не у меня одного. Сбежались девчонки-одноклассницы и громко требовали от пацанов прекратить. Никого из учителей, как на беду, во дворе не было.

— Ну, хватит! — кричала Полинка Ершова, пытаясь выбить камень из рук Стаса, заводилы и школьного хулигана. Он увернулся, и запустил камнем в Кнопку, на этот раз, попав прямо в голову. Собачка взвизгнула, а Стас перехватил замахнувшуюся руку Полинки. Лена, Оля, Таня и еще несколько девчонок пытались прекратить это безобразие, взывали к совести пацанов и всячески их пугали. Но тем было точно пофиг. Я бросил сумку в сторону и подбежал к Кнопке. Она словно почувствовала во мне свое спасенье, сама взобралась на руки и прижалась, уткнув головку в мою грудь, пока я спешно отвязывал банки. Краем глаза замечаю, как замерли пацаны и нахмурился Стас.

В этом классе я так и остался «новеньким», хотя и отучился в нем полгода. Был эдакой «белой вороной», парнем «не их круга». С одноклассниками не сдружился, слишком разными оказались интересы и принципы. Я уже махнул рукой на факт, что в классе пацаны меня не жалуют. Маленький худощавый, я слыл «книжным червяком», зубрилой и не мог пользоваться у одноклассников авторитетом — в отличие от Стаса. Я своей выходкой явно испортил его игру. Слышу в свой адрес одобрительные возгласы девчонок и вижу приближение Стаса ко мне. Сейчас начнется. Отпускаю Кнопку, читаю ее благодарный и подбадривающий собачий взгляд. Беги, малышка, и держись от них подальше! Кнопка, вильнув хвостом, укрылась в своей будке, а я приподнимаюсь с колен. Он уже стоял рядом и угрожающе уставился на меня. Как обычно, свысока. Здоровая дылда, этот Стас.

— Слышь, «Сучок», — назвал он меня производным от моей фамилии. — Тебя кто-то просил ломать кайф?

— А для тебя другого кайфа нет? — в ответ, стараясь максимально спокойно, спрашиваю я. Ощущаю, как трясутся коленки. Я не должен показать всем своего страха. Знаю, что Стас не упустит случая меня задвинуть или даже уронить на место. Потеют ладони...

— Я всегда говорил, что ты, «Сучек», придурок, — объявляет Стас. — Тебе не будет больно, если ты сейчас перед нами, пацанами, попросишь прощения за этот облом. И на коленках!

Ах вот как. Ты больше ничего не хочешь?

— Да ты обалдел, Стас? — слышу я злой голос Ленки Павловой. Очень симпатичная, эта Лена. — Сейчас «классную» позовем, пусть с тобой разбирается.

— Оставь Сашу в покое. Он правильно сделал, — заступаются за меня другие девчонки. Ситуация накаляется, даже толстая Танька перестала жевать свой пирожок. Она постоянно жевала пирожки, из-за чего ее так и называли. Одноклассницы подбежали и попытались обступить меня, но Стас и парни не дали им этого сделать, оттеснив в сторону.

— Ну так что? — грозно спрашивает Стас, загораживая меня от девушек. — Давай на колени, «Сучок»!

Очень хочется этому балбесу поставить меня на колени. За то, что я не похож на тех, кто лебезит перед ним, и конечно за то, что не похож на него.

— Да пошел ты, — отвечаю я, смело и презрительно. Какая-то бестолочь унижает меня, да еще перед девочками. Страх улетучился, на его место пришла злость и еще что-то другое. Мужские амбиции, так я оценил это потом. Сжимаю ладони, но не успеваю, Стас, натренированный в драках, с размаху лупит меня кулаком в челюсть. Звон раздается в ушах, и я навзничь падаю на асфальт...

Стас с компахой быстро ушли, а девчонки помогли мне подняться на ноги и участливо принялись лечить мою травму. Полина схватила протянутый Таней платок и приложила его к треснувшей губе. Ловлю себя на мысли, что во всей отвратительности картины приятно, когда самая красивая девочка в классе, Полина Ершова, ухаживает за тобой. Порыв ветра забросил ее распущенные волосы мне на плечи, а распахнутые голубые глаза смотрели в мое лицо, пока она аккуратно вытирала с губ капельки крови. Никакая мощь кулаков не помогла бы какому-нибудь Стасу добиться от нее того же, о внимании Полинки парни могли только мечтать. Лена стряхивает с моей спины дворовую пыль. Слышу утешающие и успокаивающие напутствия.

— Ты еще дашь ему сдачи, — говорит Полина.

— Молодец, не испугался, — добавляет Лена. В душе неловко, что стал центром сочувствия девчонок. Я спас их любимицу Кнопку, но знаю, что всей своей сутью, как и она, вызываю лишь жалость. Я слабее такого как Стас, и не только его. И понимаю, что после этого случая пацаны еще раз это докажут. И ЭТО — не заставило себя ждать.

В пятницу, в раздевалке, после урока физкультуры, когда все начали переодеваться, Стас вдруг сделал сигнал рукой, и ко мне подлетело несколько одноклассников из числа его «свиты». Я и опомниться не успел, как они схватили меня за руки и выкрутили их за спину. Остальные парни сделали вид, что ничего не происходит. Стаса в классе боялись все.

— Так-так, — озвучил ухмыляющийся Стас. — Ну что, бабский любимец, пора тебе навестить твоих подружек.

Этот жлоб захохотал, и смех был подхвачен его подельниками. Никогда не забуду тот злосчастный день. Даже Димка, единственный, с кем я общался в классе, потупился и отвернулся к стене.

— А теперь приведите его «в порядок», пацаны, — скомандовал Стас. Дальнейшая расправа надо мной была отвратительна. С меня была сдернута майка, а затем, одним рывком — спортивные трусы, и я оказался нагишом. Издевательства сверстников перешли мыслимую черту. Я вырывался, но бесполезно. Меня вытащили из мужской раздевалки и подтащили к смежной женской, где в тот момент после урока переодевались наши девчонки. Стас с деланной вежливостью постучал, девичий голос ответил, что не заперто, он резко толкнул в двери, и меня, словно футбольный мяч, вкатили под пацанячий хохот и женский визг в девичью комнату. Голого и униженного. Дверь за спиной мигом захлопнулась.

За доли секунды девчонки поняли, что произошло. Я, как могу, пытаюсь прикрыться ладонями. Одноклассницы ахнули и сами похватали свои одежды, прикрывая полураздетые тела.

— Девчонки, ему стыдно, отвернитесь! — слышу я команду Ленки. Сам краем глаза вижу, как она успевает прикрыть свою обнаженную девичью грудь.

Так и не стало известно, кто из них погасил в эту минуту свет. В той раздевалке, где, в отличие от мужской, не было окон, стало темно, как в яме. Ничего не вижу, едва заметны лишь силуэты и сконцентрирован запах девичьих тел. Первый раз в жизни этот запах так близко, бьет мне в ноздри, и плохо лишь то, что вдыхаю я его в такой постыдной для себя истории. Замираю, пытаясь сообразить, что делать, и внезапно ощущаю — телом, а не глазами, как рядом оказывается чья-то девчоночья фигурка. Не вижу, кто это, но фиксирую ее близость с собой вплотную. Ее руки ложатся мне на плечи, и внезапно чувствую влажное, мокрое касание своих пересохших от стресса губ. Легкое приятное щекотание. Нежное теплое столкновение,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх