Швея из Швейки

Страница: 1 из 8

Я сидел без работы. Радуясь и не радуясь. Отдых — это такая вредная штука, что привыкаешь к нему быстро. Но мне не дали по привыкнуть. Раздался телефонный звонок. Освобождалось место в швейной мастерской, а так как я был мастер на все руки, пригласили туда. Подорвавшись с места уже через полчаса был там. Предо мной брезжила новая неизведанная профессия. Мне хотелось стать незаменимым специалистом в ней. Я шёл туда как на любовное свидание.

Пожилой мужчина лет за сорок, увидев меня, очень засомневался в моих особенностях, способностях. Я читал его мысли: «Прислали пацана! Что он может смыслить в этом?». Однако рассказал все секреты и хитрости ремонта швейного оборудования. Главное там было: натяжение ремня, проверка и замена угля в реостате и конечно же деревянная киянка, которой надо было от души лупцануть сбоку, где находился фрикцион и всё начинало работать... Только не долго. Но на пол смены, смену хватало.

Оформив документы и приняв инструменты, я направился в цех. По моим представлениям, почему-то, швейка, представляла собой комнатушку, в которой сидели 4—5 симпатюлек, которые швеили трусы и верхонки... Да, такая комнатёнка была, называлась раскроечной. И там не сидела, а танцевала дородная матрона, кроя огромные стопы материи по лекалам. Она действительно танцевала: танцевали её руки, двигая стопку, танцевали и ноги, и она постоянно что-то напевала себе под нос.

А сам цех представлял собой огроменный зал в котором стрекотали швейные машины, за коими восседали прелестные девы, симпатичные девушки, красивые женщины и не очень. Короче довольно разношерстная публика, но все женского сословия. Было их там или 60, или сто (не помню). Все были в тёмно-синих одеяниях, именуемые халатами. Мужчин там не было, кроме вашего покорного слуги. Но так как я был пока ещё безусым юнцом, мужчину во мне не наблюдали.

Бригадирша, подойдя ко мне, поздоровавшись, предложила пройти в самое начало и попытаться отремонтировать машинку в третьем ряду, за которой восседала сердитая, чернобровая красавица. Объяснив мне: что крутится, но не шьёт, она уступила своё место. Полюбовавшись на неработоспособный аппарат, отрубил питание и принялся к съёму двигателя.

— А Сергей стукал молоточком и всё работало, — пояснила работница.

— И надолго?

— Нет, — погрустнела она.

— А я хочу надолго, — отцепил двигатель, потащил его к себе.

Там сделав, профилактику, замену износившихся частей, вскоре принёс назад и установив, стал дожидаться куда-то упоровшую работницу. «Не Боги пошивают труселя», — этакая разумная мысль посетила мою буйную головушку. Ухватив кусок ткани, я стал его портить, а вместе с ним и расходовать нитки. То машинка строчкала медленно и печально, то взревев, как ленинский локомотив пулемётила, как пулемёт Максим по зазевавшимся белогвардейцам. Я понимал, что во всём нужна сноровка, закалка тренировка, а то, а то получится дерьмо! Исшив кусок ткани вдоль и поперёк и наискосок, будущий швейных дел мастер, потянулся за другим. Но был остановлен радивой работницей, коя, как оказалось, давно пришла и наблюдала за моими кургузыми попытками в деле, в котором она была ас.

Усевшись на своё место она стала лихо пошивать предмет мужеского туалета. Её руки танцевали джигу, шейк и сиртаки. Через пару секунд, готовое изделия было заброшено в стопку.

— Тебя как зовут? — поинтересовалась она.

— Юра, — ответил молодой человек в моём лице, сильно беспокоясь, что швее не понравилась его работа.

— Юрочка, дай я тебя расцелую! — Внезапно, вставая со своего места, сказала она, — я не помню, чтобы она так хорошо работала!

Кажется, я покраснел. Чмокнув меня в щёчку, она приступила к монотонной работе. Я ещё постоял возле её раб места, любуясь за танцем рук и прелестных ножек, пританцовывающих на педалях и поплёлся зацелованный к себе в каморку. Меня ождали великие дела. Мне нужно было подготовить побольше запасных частей, чтобы работа не простаивала, а происходила быстрая замена. Мой предшественник, хоть и был мастером высокого класса, но к работе своей относился спустя рукава. Не знаю почему. Может его не целовали молоденькие симпатичные женщины, а может Лень-Матушка, родилась на 40 лет раньше его? Или тому были иные причины? Но мне хотелось быть: «лучшим из лучших, сэр!». И хотя в то время ещё не вышел, нашумевший боевик: «Люди в чёрном», — мне эта фраза нравилась.

Обыкновенные работники, если над ними не было начальства, просиживали день-деньской в своей каморке. От скуки накачиваясь дешёвым вином или водкой. Я тоже был сам себе хозяин. Но мне скучать не приходилось. Рассортировав груду, казавшеюся металлолома, стал создавать шедевры швейного искусства, точнее производства. Я был три в одном, как современный Хед нд Щолдерс: и электрик, и слесарь, и наладчик. Мне хотелось четвёртого: Стать непревзойдённым швеем-мотористом, но это будет потом. А сейчас я перебирал поломанные моторы и фрикционные коробки к ним. Создав за смену три агрегата, не спешил домой. Со своей девушкой я поругался, точнее она меня отшила, поэтому сублимируя половые инстинкты, окунулся с головой в новую работу. Зайдя в цех, заприметил одинокую работницу, которая, вероятно, пользуясь служебным положением, пошивала, что-то для себя.

Испросив у неё позволения попортить несколько кусков ткани, дабы приобрести мастерство в важном и нужном для меня деле, на какой-нибудь машинке и быть моим гуру швейных дел, принялся учиться. Изредка отвлекаясь от своего важного занятия, Тамара, так звали моего тогдашнего учителя, давала мне важные советы.

— Юр, ну не дави сильно! Нежно нажимай... а сейчас спишь! Ну, не спи — замёрзнешь. Резвее тяни. По прямой ведь.

И я строчил, строчил труселя, верхонки и ещё какие-то пошивочные изделия. На пятый день, теперь уже Зинаида, дозволила мне пошить брюки для се"бе. Заоверложив все швы, я натянул их на своё худенькое тельце.

— Весьма неплохо, — заметила она, — только вот тут затянул, а здесь топорщится... распарывай!

Я шил и порол, познавая поговорку: «Шей да пори, не будет поры»

Тогда были модными цветастые рубашки с огромными воротниками. Парнем я был весьма коммуникабельным и забурившись на склад, выпросил у симпатичной женщины три куска ткани, объяснив ей, что её красота может поспорить с лунной и очень сожалел, что она замужем. Будь она свободной, пошил бы ей подвенечное платье и выпросил руку и сердце. Она смеялась, совершенно не видя во мне конкурента с её теперешним. Муж — мужчина почти двух метрового роста, баскетболист в прошлом, услышав мои велеричивости, совершенно не ревнуя, поинтересовался как меня зовут и подав мне руку для знакомства, пояснил, что у меня совершенно нет шансов. Его благоверной нравятся настоящие герои, а не юнцы навроде меня. Я не обиделся. Я был молод и верил, что не все женщины смотрят на внешность. Некоторым нравятся в них ум и их золотые руки, которые растут из тех мест.

Однако девицы, работающие в швейке, мужчину во мне не наблюдали. Даже погодки. Это объяснялось ещё и тем, что им хотелось постарше, повыше и мужественнее. Во мне они видели симпатичного пацанчика, худенького отрока, скромного до ужаса и пока ещё не годящегося для серьёзных семейных отношений К тому же, когда я занимался свойственным мне делом, отключался напрочь. Крутил гайки, провода, регулировал натяг. А надо бы было по ходу пьесы, закручивать романы, регулировать отношения. Короче, работая, я окунался в работу. Не видя и не слыша сторонних раздражителей.

Женщины, вскоре перестали замечать во мне существо противоположного пола, и вели свои женские разговоры, совершенно меня не стесняясь, будто я был эротические истории sexytales девочкой ремонтницей или ученицей швеёй-мотористкой. Я ведь тоже ходил в синем бесполом халате с длинными волосами. Тогда была такая мода. К тому же зачастую усаживался за свободную машинку, совершенствовался в мастерстве пошивания.

Однажды ко ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх