Сон разума. Часть 1

  1. Сон разума. Часть 1
  2. Сон разума. Часть 2

Страница: 1 из 4

Ольга устроилась на стуле и привычно потянулась на встречу поцелую Игоря. Когда же их губы разомкнулись, она невольно окинула парня оценивающим взглядом. Высокий, в меру накачанный, с слегка вьющимися белокурыми волосами и голубыми глазами, он был похож на эльфийского принца. Судя по слегка затуманившимся глазам парня, сама Ольга также подвергалась придирчивому осмотру. Видя во взгляде Игоря неприкрытое восхищение, девушка довольно улыбнулась. Что сказать, они идеально подходили друг другу: гибкая, с великолепной фигурой, зелеными глазами и волосами цвета белого золота девушка тоже словно сошла с иллюстраций книг о лесном народе. Со стороны их можно было принять за брата и сестру.

Впрочем, подходили они друг другу не только внешне: оба из хороших, а главное — обеспеченных семей, родители — в курсе отношений и всецело одобряют, общие знакомые, общие интересы... да мало ли. Оля почувствовала ладонь парня на своей коленке и, не удержавшись, хихикнула: ну прямо школьник. Мягко убрала ладонь, послав лишь одну многообещающую улыбку: «После. Вечером».

— Так, если Ковалев и Симонова не начнут делать детей прямо в аудитории, то, пожалуй, приступим к семинару, — преподаватель, моложавая женщина лет пятидесяти, раскрыла записи, — Сейчас я вас всех сильно обрадую. Или огорчу. В общем, кого как.

Студенты невольно притихли: Марина Олеговна (она же «Мурена Олеговна», но исключительно шепотом и подальше от вуза) отличалась оригинальным чувством юмора, которым смогли «насладиться» уже целые поколения студентов.

— У вас в группе, простите за тавтологию, три группы. Середнячки — самая большая. Они хотя бы делают вид что учатся. Спасибо и на этом. Вторая группа — те, кому плевать на мой предмет. Вот в ней находится опасно, особенно юношам. Я, знаете ли, всегда любила военных. Особенно, если они — мои бывшие студенты.

Женщина с акульей ухмылкой окинула взглядом заволновавшуюся «галерку» и продолжила.

— И третья группа — назову их «декабристы». Те, кто мой предмет знает. Что, никто не спросит — почему «декабристы»? Ладно, отвечу без вопросов: узок их круг и страшно далеки они от народа. И вот это-то мы и будем исправлять. Каждому из отстающих я прикреплю одного студента с зачатками интеллекта. Задача подтянуть тупого... то есть, я хотела сказать, менее успевающего напарника до своего уровня. Записываем фамилии.

Ольга рассеяно вслушивалась в объявляемые «пары», посмеиваясь над наиболее забавными сочетаниями: вот «ботанику всея факультета», тихому, очкастому Коле в напарницы назначили Ларису, первую (не-е-т, вторую — после нее, Оли) красавицу курса, миниатюрную блондинку, с оленьими глазами.

— Блин, хотел бы я посмотреть, как этот ботан сможет научить чему-то Лариску, — Оля почувствовала губы Игоря у своего ушка еще до того, как услышала шепот, — Он девушек боится до полного онемения, а у Лариски в глазах зажигается свет разума только если в ухо фонариком посветить.

Оля, не удержалась, и снова захихикала.

— Симонова, ты нас сегодня в отличном настроении, — резкий голос Мурены вернул девушку к реальности, — надеюсь, ты передашь его частичку своему подопечному. Вместе со знаниями. Итак: Симонова — Волков.

Услышав вторую фамилию Оля едва удержалась от того, чтобы не застонать в голос, и повернулась к своей «паре». В ответ на нее уставились темные, почти черные глаза. Мда, кто тут был недоволен робким ботаником Колей? Дайте двух.

Сергей Волков был... нет, не то чтобы страшен. Он ужасал. Высокий, даже выше Игоря, парень был настолько широк в плечах, что казался квадратным. Длинные руки вместе с привычкой слегка сутулиться делали его похожим на неандертальца. Черты лица, грубые, словно вырубленные топором, не были бы лишено своеобразной привлекательности, но не раз сломанный нос, расплющенные уши (следы многолетних занятий боксом), и привычка стричься наголо, эту привлекательность успешно скрывали. Слухи упорно приписывали Сергею не то участие в подпольных боях без правил, не то просто связи с криминалом.

Первоначально за парнем закрепилась куча обидных кличек (студенты остры на язык), но Волков, похоже, чувства юмора не имел и его наличие у других активно не одобрял. «Обидеть боксера может каждый, не каждый успеет извиниться» — изрек он однажды очередному корчащемуся на полу шутнику, и с тех пор парад забавных прозвищ полностью прекратился.

— Что ж, тебе повезло, будем больше проводить времени вместе вместо всякой фигни, — в шепоте Игоря звучала насмешка, — Потому что учить это — нет смысла. Это — не обучаемо. Так что забей.

— ... и чтобы у вас не появилось искушения халатно отнестись к своим обязанностям наставников, даю свое торжественное обещание, — улыбка Мурены Олеговны стала еще шире, и Ольга ощутила неприятный холодок, — Ни один куратор на экзамене не получит у меня оценки выше, чем его подопечный. И на семинарах — тоже.

Кажется, Ольга все-таки застонала...

— Ну что, Симонова, у тебя будем... учиться, или у меня?

Сергей перехватил их на выходе из аудитории. Обычно улыбка красит человека, но улыбающийся Волков донельзя походил на голодного орка, а длинноватые клыки усиливали сходство, придавая лицу парня хищный вид.

— Только ты это, своего педиковатого дружка на наши занятия не приводи, а то у меня от его вида последние знания улетучатся нафиг.

Игорь с шумом втянул воздух, но благоразумно промолчал. Ободряюще сжав его ладонь, Ольга всерьез задумалась. Где лучше? Идти в квартиру (или дом?) Сергея — точно не вариант. Девушке отчаянно не хотелось оставаться с ним наедине на чужой территории. Пригласить к себе? Пожалуй, лучше так. Квартира в охраняемом комплексе, есть «тревожная» кнопка. Нет, не точно бы она ожидала, что Волков разу кинется ее насиловать, но при одном взгляде на его бугрящуюся мышцами фигуру и грубоватое лицо невольно появлялось желание отдать все ценные вещи и тоненьким голоском пообещать никому ничего не рассказывать.

— У меня после пар, — «молодец, девочка, голос почти не дрожит», — С сегодняшнего дня начнем.

— Ну, окей. Раньше начнем — раньше кончим, — Сергей снова ухмыльнулся, и Ольге отчаянно захотелось резать сумочкой по обритой на лысо голове, — До встречи, детка.

***

Ольга откинулась на стуле и уставилась на склонившегося над книгой парня. «Перерыв, мне нужен перерыв». Убрав с лица непослушную прядь, девушка мысленно перебрала итоги последних трех дней. К ее удивлению, Сергей являлся на «обучение» вовремя, не хамил, пошлостей не говорил. Вот только и желания хоть сколько-то подтягивать знания по предмету не проявлял ни малейшего. Кажется, он просто «высиживал» установленное время, думая о чем-то своем, односложно отвечая на ее вопросы и напрочь игнорируя попытки донести хоть что-то из программы. «И какого черта он вообще сюда ходит?» — Ольга скрипнула зубами от злости, — «И ведь не дебил, хоть и прикидывается. Ну вот за что мне это, а? Все вот это!»

За прошедшие дни отношение девушки к навязанному ученику сменились с опасливого недоверия на чистую, незамутненную ярость. Почему так? Ольга сама не понимала, почему всего после трех дней непродолжительного общения уверилась, этот похожий на сказочное чудовище парень ни в коем случае не причинит ей вреда. Ну вот чувствовала — и все тут. Так что страх ушел, уступив место желанию кулаками утрамбовать в чью-то лысую голову хоть немного знаний. Семинар — уже завтра, и шансов, что Волков внятно напишет задания — никаких. А Мурена свои обещания сдерживает всегда...

Очнувшись, Оля вдруг поняла, что уже добрых пять минут пялится на широкие плечи, размышляя, какие они на ощупь. И она, черт возьми, почти протянула руку, чтобы это выяснить! Уже в который раз за последние дни ей захотелось застонать от отчаяния, потому что во «Все это!» помимо желания врезать парню в три раза больше ее самой, входила целая куча других куда более странных и пугающих желаний.

Начать с того, что Сергей был полной противоположностью Игоря и совсем не ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх