Безумство по плану

Страница: 1 из 3

Что сказать, денек не задался. Хотя еще недавно все, вроде бы было хорошо: любимый парень, планы на вечер, планы на выходные, планы на месяц... Да, люблю планировать, нет во мне импульсивности, безалаберности или «сумасшедшинки». Вот и допланировалась — стою вечером на автобусной остановке, глотаю непрошенные слезы.

А как тут не плакать, когда перед глазами стоит лицо Олежки, уже бывшего парня: «Пойми, Лена, ты — хорошая, умная, правильная, но... даже не знаю что и сказать. Вот мы с тобой всего пол года вместе, а словно десять лет женаты. Ты милая, домашняя девочка, но мне сейчас другое нужно... « Ага, знаю я, чего ему нужно. Точнее, кто нужен.

Олька, моя лучшая подруга. Ну да, тоже — бывшая. Девочка с внешностью ангелочка, способная от одного запаха алкоголя утратить всякие «тормоза» и уйти в отрыв. Стриптиз на столе в клубе — было, затесаться в компанию «лиц кавказской национальности», нараздавать авансов, а потом по телефону жалобным шепотом просить «Леночка, пожалуйста, вытащи меня отсюда» — легко. А кто будет спасать беспутную девицу? Правильно, умненькая, практичная подружка со своим парнем. Вот я и спасала, пока не доспасалась.

И чего он в ней нашел? Я, между прочим, симпатичнее! Волосы цвета воронова крыла, темные глаза, фигура дай бог каждому, грудь нормального третьего размера, а не слабые намеки, как у некоторых. Экстрима, ему что ли в жизни не хватало? Так прыгнул бы с парашютом. Мало ему, козлу, те кавказцы морду били. Хотя Олежка в итоге победил. Он у меня сильный... вот только теперь уже — не у меня. Так, не плакать, и так народ косится...

— Красавица, по чем час счастья?

Выныриваю из воспоминаний и с недоумением смотрю на дорогу. Что это за явление такое с наглыми вопросами? Нет, я тоже в курсе, что на этой улице часто ночные бабочки обретаются, и как раз на этой и соседней остановках, но я то тут причем?! Одета прилично, накрашена едва-едва. А явление — ничего так себе, будь путаной — запрыгала бы от радости. Дорогая машина, за рулем — парень с каменной физиономией, то ли шофер, то ли охранник, на заднем сидении устроился сам любопытный гражданин. Лет сорока, не красавчик, но лицо приятное, мужественное такое, глаза — серые, внимательные. Рассматривает меня с ленивым любопытством, словно уже одежду стягивает. Хозяин жизни, блин.

Открываю рот, чтобы послать любителя «сладенького» куда подальше,... но вежливо, и со всем тактом. Грубо посылать хозяина дорогой машины лучше, когда у самой в друзьях и покровителях есть такой же, а не то можно легко найти себе неприятностей на нижние девяносто. Вот только стоило мне набрать в грудь воздуха, как пред глазами пронеслась картина сегодняшнего вечера: набираю мороженого и в обнимку с лучшей подругой весь вечер рыдаем и жалуемся друг другу, какие мужики козлы.

Хотя стоп — подругу из программы вечера вычеркиваем: она сейчас занята, моего предыдущего козла ублажает, сучка страшная. Еще лучше, рыдаю и заедаю стресс мороженым в гордом одиночестве. Картина маслом — «Правильная девочка Лена переживает расставание с любимым». И от этого стало вдруг так обидно, что захотелось доказать всему миру «Не скучная я! Я тоже могу быть... ну... неправильной, вот!» Поэтому вместо вежливого отказа внезапно выдаю:

— Пять тысяч — час, красавчик. А за тридцать — целая ночь счастья.

Судя по удивлению на лице — переборщила с ценой. Ну и ладно. Раздевать взглядом прекратил, уставился на лицо с недоумением, и, кажется, даже слегка разозлено. Улыбаюсь в ответ максимально очаровательно (очаровательно, а не язвительно, блин) и встречаю взгляд с вызовом: «Что, не ждал? А вот так! И вообще, плати — или не задерживай очередь». Ой, похоже это я зря: не надо было в гляделки играть. Злость из взгляда ушла, наоборот — в глазах появился интерес, и какой-то азарт. И улыбочка на губах нарисовалась, ехидная такая, аж заранее страшно.

— Окей, красавица, запрыгивай.

Черт! Нет, можно просто развернуться и быстренько рвануть прочь от остановки. Вряд ли он за мной бегать будет, нафиг я ему сдалась. А с другой стороны, сама же хотела совершить что-нибудь безумное? А безумнее этого найти сложно: заказывали — получите и распишитесь. Так что решай, Ленок.

В машину садилась с дрожью в коленях. Страшно все же, да и непривычно: опыта у меня в мои девятнадцать лет совсем чуть, да и тот весь с Олежкой получен, так что как себя должна вести путана, представляю в основном чисто теоретически. По фильмам.

— Как тебя зовут? — а голос тоже приятный, уверенный такой. И самого могу рассмотреть получше — крепкий, плотный, но не толстый. Сильный, наверное.

— Лена, — ответила, и мысленно дала себе подзатыльник. Ну вот зачем настоящее имя-то было называть? Хотя, без разницы, мало ли Лен на свете.

— Лена, значит, — опять улыбается сидит, — А меня называй Юра.

— Как скажете, Юра, — что-то мой героический запал начал потихоньку испаряться. А машина уже едет куда-то. И я к нему на «вы» обращаюсь. Надо-то как, может, понаглее? А этот... Юра еще шире улыбается. Взял меня за подбородок и рассматривает, словно оценивает. А теперь — отпустил, и провел пальцами по губам, соскользнул на шею, поглаживает так, что мурашки по всему телу пошли. Сижу ни жива ни мертва, страшно до жути,... но при этом — влажность между ножек появилась, и дыхание участилось.

А он, видимо, насмотрелся, и мягко, но настойчиво положил ладонь мне на затылок и к паху склоняет.

— Давай, Лена, поработай ротиком, пока едем.

А ладонь у него мягкая, но словно стальная — чувствую, что дергаться бесполезно. Я только что и осмелилась пропищать:

— Не при водителе же...

Мужчина мне даже отвечать не стал, только хмыкнул. Непослушными пальчиками расстегнула ширинку, высвободила из белья уже твердеющий член и застыла. И этим меня сегодня будут... будут иметь?! Ой мамочки, во мне столько места нет!

— Что, понравился? — в голосе мужчины прямо-таки бездна самодовольства, явно гордится. Даже хватку ослабил, дал время рассмотреть, но вот опять потянул мою голову вниз.

— Давай, красавица, поласкай его.

Осторожно коснулась уже полностью вставшего члена ладошкой, нежно прошла по всей длине... и мягко обвела язычком набухшую головку. Мужчина шумно вздохнул, его рука усилила нажим, поторапливая. Я послушно втянула в себя возбужденную плоть, стремясь взять в ротик как можно больше. Отстранилась, выпустив изо рта заблестевший от слюны член, провела язычком по всей длине, от мошонки до кончика, после чего снова впустила могучий агрегат между своих распахнутых губ, погружая его все глубже, и все больше сама от этого возбуждаясь. Странно, я ожидала, что делать минет абсолютно незнакомому мужчине будет противно, или хотя бы просто неприятно, но вместо этого чувствовала, что не будь мой ротик занят, я бы уже начала постанывать от захлестывающего возбуждения.

В какой-то момент ладонь Юры перестала просто поглаживать мои волосы, но начала задавать ритм, заставляя насаживаться ротиком на член еще глубже, все резче. Теперь мужчина просто трахал меня в рот, ни мало не заботясь о моем удобстве, властно, по хозяйски. Правда, боли не причинял, наоборот — происходящее заводило меня все больше, заставляя чувствовать себя безвольной игрушкой, но при этом слово распутывая какие-то невидимые узлы в сознании. Это оказалось так легко, просто расслабиться, покориться — и доставлять удовольствие, одновременно самой получая не меньшее. Поэтому я не сделала ни попытки высвободится, и лишь постаралась как можно лучше ласкать язычком член, овладевающий моим ротиком.

Не знаю, сколько прошло времени, но вот, несколько раз войдя особенно глубоко, мужчина начал кончать. Широкая ладонь не позволила мне отстраниться, и мой ротик наполнился солоноватым и пряным вкусом его семени. Олежке я спускать себе в рот никогда не позволяла, но сейчас мне просто не оставили выбора. И почему-то вовсе не стало противно, просто этот вкус добавил какую-то особую изюминку в произошедшее. Я медленно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх