Status-Quo... Часть 1

  1. Status-Quo... Часть 1
  2. Status-Quo... Часть 2

Страница: 2 из 4

за стол. Мы поели, выпили маленько вина, и я предложил ей помыться и приступить к обучению. Когда она вышла из душа, благоухая и смущенно улыбаясь закутанная в полотенце, я встретил её и проводил в комнату.
Указав на разложенный массажный стол, предложил лечь и укрыться белоснежной простынкой. А сам вышел из комнаты. Я переоделся в свою старую форму и пошёл в «массажную». Когда я вернулся, она уже лежала на животе, укрывшись. Она встретила меня смущенной улыбкой, с интересом рассматривая мой пояс с множеством карманчиков, увешанный бутылочками. А её глаза даже не скрывали испуга от предстоящей процедуры.

Я начал с простых разогревающих мышцы действий. Масло с разогревающими компонентами на руки и вперед. Правая нога: голеностоп, лодыжка, бедро. Потом левая в том же порядке. В первое время я даже старался не задирать простынь больше чем надо. Потом пришла очередь рук, а затем и спины. Мне пришлось оголить её до пояса. Размяв дельтовидные и трапециевидные мышцы, вернулся к ягодицам. За время моей обработки она расслабилась и успокоилась. Я взялся за прикрывающую её простынь и вопросительно хмыкнул:
— Можно?
— Да-а, — неуверенно прошептала Даша.
Я аккуратно снял покров, свернул его и положил на стул. Она лежала передо мной, мягко распластавшись по столу. Тело блестело натертое маслом. На ней были надеты малюсенькие стринги. С моего роста они выглядели двумя тоненькими полосками материи, по форме напоминающие искривленную букву «Т» с загнутой вверх горизонтальной перекладиной.
— Тебе придется их снять, — безапелляционно заявил я.
Она вздрогнула, вздохнула и потянулась руками к попе.
— Я помогу, — и, взявшись за резиночку, легко стянул это недоразумение, называемое нижним бельём.

Дрожь пробежала по телу, сопровождая моё движение. Трусики легли сверху ненужной уже простыни...
Надо сказать, что я на своем веку повидал много обнаженных женщин. Они были разные: и толстые; и худые; и такие вот стройные как Даша. Вкусы у мужчин разные, соответственно и нравятся им разные женщины. Не скажу, что невестка выглядела как мой идеал, но она мне нравилась, как и её тело. Особенно вот так обнаженное и расслабленное. Конечно, при возможности выбора я предпочел: чуть шире в бёдрах; да попку не мешало бы иметь больше. написано для sexytales.org Ну а груди, которые я, кстати, до сих пор не видел большего размера. Судя по лифчику, да и так на глаз через одежду — третий номер.

Масло на руки и обе руки опустились на ближайшую ягодицу. Руки привычно, на автомате гладили, мяли и даже терзали упругую ягодицу, пока она не покраснела, а кожа не стала гореть. В промежности подозрительно захлюпало, но не очень громко. Теперь вторая. И опять руки работают сами. Вот и вторая ягодица согрета, а я уже переключился на внутреннюю сторону бёдер. Ноги чуть развести в стороны преодолевая легкое сопротивление. Чмоканье стало громче, а моя пациентка стала медленно извиваться под нажимами. Обоняние уловило знакомый запах. Конечно, так пахнут женщины, когда они возбуждены и начинают «течь».
Даже когда я оставил её тело в покое, чтобы взять специальный валик она продолжает подрагивать. Валик под таз. Попка аппетитно приподнялась. Ещё шире раздвигаю ноги в стороны. Похоже, пора... Рука сверху и быстрый нырок между ног. Пальцы нежно коснулись горячих прелестей и тут же назад.

— Ох... — вздох, переходящий в короткий стон.
— Ты как? — спрашиваю я.
— ... — она просто кивает.
Глаза закрыты, губа прикушена на лице маска, если ни блаженства, то чего-то похожего. Обе мои руки гладят внутреннюю сторону бедер. Короткий нырок и ладонь накрывает лоно.
— Ох-х... — уже громче и протяжнее.
Мой палец проваливается между ее набухших губок и начинает поглаживать там всё. Чувствую, как жесткие волоски скользят по коже. Ещё глубже. Ладонью прихватываю лобок и все что рядом.
— А-а-а... — чуть не кричит Даша, сильнее прикусывая губу.
Оттягиваю всё, что уместилось в руке и поглаживаю пальцами. Шевеля ягодицами, попа подается вверх, а когда я выпускаю всё из руки — вниз. Стараясь прижаться плотнее к моей конечности.
— Продолжать? — уточняю я.
— Угу-м... — нечленораздельно сипит Даша.

И опять ладонь на киске один палец скользит между губ вниз и упирается в бугорок клитора. Чуть задержавшись, давлю. Тело, лежащее передо мной, дергается, стремясь выгнуться вверх, но я, предвидя это, положил вторую руку на попу и придерживаю её. А рука уже вовсю хозяйничает внизу. Поласкав клитор и вызвав дрожь, прихватываю и оттягиваю капюшон. А когда Даша застонала, двигаю его между пальцами, как будто обнажают головку члена. Горошина клитора не очень большая и упрятан за толстыми складками капюшона, но всё равно она стонет. Стонет все громче и громче, судорожно напрягая ягодицы, и давит на руку пытаясь оторваться от стола.
От всех этих манипуляций я сам начинаю возбуждаться. Штаны выпирают бугром, оттягивая резинку. Хорошо хоть там вместе с резинкой ещё и веревочка, а то всё добро вылезло бы наружу. Отпускаю клитор, теперь просто поглаживаю его. А в это время мой другой палец начинает «нарезать круги» и гладить вход во влагалище. Когда почувствовал дрожь, то медленно, чуть ли не по миллиметру погрузился внутрь.

Жаркая тесная влажность окружила его со всех сторон. Круговые движения с одновременным погружением внутрь и обратно заставили её задрожать. А увеличение скорости с одновременным воздействием на клитор перерасти дрожание в конвульсии... И вот она уже корчится в оргазме, громко стеная. Оставляю её в покое давая прочувствовать наслаждение, доставленное ей. Когда она замерла, чуть подрагивая, спросил:
— Милая! Ты как?
— Хоро... шо, — ответила она, с придыханием облизывая пересохшие губы.
— Давай, перевернись на спину, — убирая подушку, произнёс я.

Она тяжело перевернулась. По её плоскому животу время от времени пробегали конвульсии. Я передвинулся в голову и положил руки на её грудки. Острые напряженные соски, горячие как угольки «впились» в ладони. Попробовал скользить ладонями, но влажная от испарины кожа не позволяла это. И опять масла на руки и вот уже я глажу, мну, сжимаю её груди, не забывая покручивать и вытягивать вверх соски ухватив кончиками пальцев.
Я слышу, как сильно бьётся ее сердце. Моё тоже стучит молотом. Желание переполняет меня, и я едва сдерживаюсь, чтобы не наброситься и не изнасиловать бедную девочку, доверившуюся мне. Член как каменный истукан уперся в брюки и его ломит от возбуждения. Но нельзя. Не сейчас. Дашеньке надо привыкнуть к мужским рукам, обрести к ним доверие и понять, что они несут ласку и сказочную радость. Я наклоняюсь вперед. Одна рука спускается, ниже поглаживая живот, разглаживает жесткие волосики лобка, и начинают ласкать клитор. А вторая продолжает заниматься грудями и сосками. Если до этого она тяжело дышала, то теперь опять стонет. Она сама раздвигает ноги, открывая мне лучший доступ. Приличия и стыд забыты. Есть только здесь и сейчас. Дающий и принимающий ласки.

«Бугром Венеры» сильно давлю и растираю клитор, в то время как большой и указательный палец скользнув между набухших губ, погрузились во влагалище. Пара минут, имитации фрикций и Дашенька, крича во весь голос, извивается на столе. Судорожное сжатие мышц живот заставляет её выгибаться дугой. Ноги сдвинулись, зажав мою руку. Соски просто окаменели, а руки, произвольно подергиваясь, сжимают покрывало массажного стола.
Потом крик стих, она судорожно пытается вздохнуть, открывая рот. Я ослабляю свою хватку и отхожу. Мне самому надо сбросить напряжение. Теперь уже я сдергиваю штаны и трусы и, плюхнувшись в кресло, начинаю дрочить.
Громкий рык и... Струя спермы по параболе улетает чуть ли не на полметра. Накатила нега. Сижу, бездумно уставившись на стол. Мышцы расслаблены двигаться нет ни желания, ни сил. Откуда-то издалека доносится голос:
— Ты онанировал?
— Да, — неохотно возвращаюсь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (33)

Последние рассказы автора

наверх