Встреча выпускников

Страница: 3 из 3

встала на колени и сложила руки в беззвучной мольбе — Пожалуйста, Андрюшенька, прости мня! Я не хочу быть стервой! Только не в твоих глазах!

Мне невероятно нравилась, как она унижалась передо мной. Справедливость всё-таки восторжествует!

— Нет, Наталья Георгиевна, вы стерва — говорил я, ходя вокруг её кругами — В своих мечтах я сжигал вас на костре, ампутировал вам конечности и топил с гранитными плитами! Вы тварь, каких свет белый не видывал!

— Пожалуйста, Андрюшенька, прости меня! Умоляю, позволь мне искупить свою вину! Я сделаю всё, ВСЁ что ты попросишь!

И с этими словами Наталья Георгиевна кинулась к моим брюкам, точнее — к паховой области, защищённой ширинкой.

Оба-на! Это что же получается — старая карга вознамерилась ТРАХНУТЬ меня? Вот так поворот, достойный лучший мыльных опер!

Вообще, я уже изрядно поддал и был не прочь кому-нибудь засадить. Но на ЭТО у меня никогда в жизни, даже под угрозой дыбы и пистолета, член не встанет!

Наталья Георгиевна была не просто старой. Она была доморощенной, противной и напрочь асексуальной женщиной. Я ничего не имею против возраста. В моей половой практике были женщины лет на двадцать старше меня. От таких просто крышу сносит — они знают такие позы и приёмы языком, о которых малолетки и слыхом не слыхивали! Не даром же говорят — «Пятьдесят пять — баба ягодка опять!». Только в случае с Натальей Георгиевной эта ягодка давно перезрела, благополучная сгнила и ушла в почву.

— Пожалуйста, Андрюшенька, дай мне загладить свою вину! — говорила она, преданно смотря мне в глаза и расстёгивая ширинку — Ты не пожалеешь, я обещаю!

Как ни с странно, я не сопротивлялся. Мне было просто интересно, чем же всё это закончится?

Наконец, последний рубеж в виде лямки трусов сдал свои позиции захватчикам, и на свет Божий явился ОН — мой лежащий, но всё равно довольно внушительный, член.

Наталья Георгиевна расширила свои и без того большие глаза и широко открыла от удивления рот.

— О Боже, Андрюшенька... — с придыханием шептала она — ... Он... Он — прекрасен!!!

Я всякое слышал от женщин по поводу своего дружка — и «большой», и «крепкий», и «сильный». Но прекрасный — в первый раз! Моя самооценка от этого сильно не поднялась, но, как ни крути — приятно же!

Я терпеливо ждал, что будет дальше. Член нужно было поднять. Обычно женщины его сосут. Или передёргивают руками. Сам он соизволяет вставать только в случае, когда я сильно возбуждён, или если передо мой — нечто абсолютно невиданное по сексуальной красоте. Ни тем, ни другим в данной ситуации не пахло.

Однако Наталья Георгиевна тихо и очень элегантно сняла с себя платье, и увиденное повергло меня в откровенный шок.

Перво-наперво, у неё были ШИКАРНЫЕ сиськи! Довольно большие и не обвислые, с крупными и острыми от возбуждения сосочками, покрытые множеством мелких тёмных веснушек. Просто СИСЬКИ МОЕЙ МЕЧТЫ!

Спустившись вниз, я обнаружил лобок, и он был ещё более восхитителен! Не заросший мхом и зарослями с жучками и паучками, а с аккуратной и оригинальной интимной стрижкой, через которую виднелось кольцо пирсинга. Интимный пирсинг в семьдесят с гаком лет — да эта старушенция знала толк в извращениях!

Вообщем, как бы то ни было, но мой член начал с предательской быстрой расти и крепнуть, пока окончательно не принял вид победоносного Александра Македонского верхом на коне, роль которого выполняли мои здоровенные мохнатые яйца.

— Приказывайте, о мой Господин — начала лепетать, подобно рабыне, Наталья Георгиевна — Приказывайте, и я исполню любую вашу прихоть!

Пока я учился в школе, я не замечал за ней любви к ролевым играм. Но кто знает, что с возрастом произошло у этой старой бляди с психикой? Если она вдруг начнёт грызть мой член, как собака кость, придётся вызывать псих бригаду.

Впрочем, мой мозг уже давно отключился и телом завладел исключительно половой хер. А он диктовал свои условия.

— Соси хуй, сука — властный голосом прошипел я. Такие слова — и заслуженному учителю Беларуси? У меня явно поехала крыша. Впрочем, сейчас меня это волновало меньше всего. Моё тело дрожало от накатившего возбуждения и предчувствия скорой разрядки.

Но Наталья Георгиевна не торопилась.

— Команда была — сосать! — повторил я, как будто Наталья Георгиевна была Бобиком, которому я приказал лечь и перекатиться на другой бок.

Но снова же — ноль реакции.

И в этот момент последние остатки здравомыслия покинули мою голову через чёрный ход и последние тормоза, которые сдерживали меня, полетели в тар-тартары.

Я схватил голову Натальи Георгиевны за волосы, сунул член в услужливо открытый рот и заорал старушке в самое ухо.

— Я СКАЗАЛ ВЗЯТЬ В РОТ МОЙ ХУЙ И СОСАТЬ ЕГО, ГРЯЗНОЕ ЖИВОТНОЕ! СОСИ! СОСИ! СОСИ!!!

— Да, мой Фаспадин — неразборчиво сказала Наталья Георгиевна с моей елдой во рту, которая упёрлась ей прямо в щёку.

Она принялась сосать, и делала это умело — настолько, насколько вообще это могла делать опытная старая минетчица. Но мне этого было мало. В приступе внезапно нахлынувшего гнева я схватил её за голову и начал просто-напросто насаживать её рот на свой член — грубо, жёстко, больно. Она хрипела и кашляла, слёзы текли из глаз и смывали дешёвую тушь, но она не сопротивлялась, принимая мой член в глотку на всю доступную длину.

Наконец, когда мне это надоело, я подхватил её на руки и шмякнул голым задом на парту. Без лишних телодвижений, развёл в сторону ноги, плюнул на руку, смочил головку члена и вошёл в неё полностью — быстро и резко. Она охнула и укусила кулак, чтобы не закричать. Впрочем, ей это не помогло — я долбил её, как отбойный молоток долбит цемент на стройке нового гипермаркета. Я вынимал член и вводил его снова, до самого упора, так, чтобы мои яйца со звоном шлёпались о её целлюлитный голый зад.

Но Наталья Георгиевна оказалась крепким орешком. Она не кричала. А мне нужно было, НЕОБХОДИМО было услышать её истошный вопль. Знак того, что я победил. И я пустил в ход тяжёлую артиллерию.

Ни слова ни говоря, я внезапно перевернул её на живот и моему взору открылся ОН — девственный анальный проход Натальи Георгиевны.

— Нет, мой Господин, не надо... — прошептала она, вся потная и красная.

Я только злобно ухмыльнулся и направил свой член единственным верным путём.

— Нет, Господин... Андрюшенька... умоляю... не надо... — мямлила это рохля, но я её не слушал. Я медленно ввёл в анус смоченную головку, а затем, внезапно и резко — весь остальной член.

И она закричала. Точнее, заорала. Наталья Георгиевна орала, как будто её режет на части и складывает в разные пакеты какой-нибудь доморощенный маньяк.

А я наслаждался. Я долбил старую каргу в жопу и выкрикивал то, что у меня накопилось за всё то время, что она меня унижала.

— Это тебе за твои ёбаные уравнения с корнями! — орал я с пеной у рта, вынимая член и загоняя его по новой — Это тебе за домашние задания! Это тебе за всю твою ЁБАНУЮ МАТЕМАТИКУ! Ненавижу её, и ещё больше — тебя! А-А-А-А-А!

С воплем, напоминающим одноимённый Тарзаний, я бурно кончил — прямо старухе в прямую кишку. Затем я попытался слезть с неё, но силы покинули меня, и я просто грохнулся с парты на пол, ударился головой и отрубился.

***

Проспал я никак не меньше пары-тройки часов, так как за окном уже рассвело, запели птички и подул свежий весенний ветерок.

Я встал с пола и огляделся. Пока я был в отлучке, кабинет ничуть не изменился. На парте, почти что в позе «лотоса», спала Наталья Георгиевна. Из её анального отверстия медленным ручейком вытекали мои сперматозоиды, которые уже образовали небольшую липкую лужу под самой партой. Вначале я хотел взять тряпку и вытереть, но лучше пусть это сделает старая карга, когда проснётся. И не тряпкой, а своим языком.

Я оделся и вышел из кабинета. В свете дня школа казалась ещё более унылой и безжизненной, чем ночью, и я поспешил покинуть её, даже не удосужившись проведать своих обожаемых одноклассников.

Через год я узнал ровно три новости.

Наталья Георгиевна была уволена с поста учителя математики и геометрии. Недавно её застукали сосущей член десятикласснику в женском туалете. Позже её труп нашли в собственной квартире. Она перерезала вены бритвой, лёжа в горячей воде.

Суррогатная мать Света умерла во время очередных родов. Плод оказался чрезвычайно большим и порвал ей матку, что вызвало обильное кровотечение, которое врачи не смогли остановить.

Паша, муж Маши Голубевой, зарезал свою благоверную и сам повесился на следующий день после встречи выпускников.

Ну а я обзавёлся ещё четырьмя душами смертных, которым будет очень комфортно жариться на сковородках в их маленьких персональных версиях Ада.

Ещё немного такими же ударными темпами, и я смогу явить этому миру свой истинный лик раньше, чем это сделает Иисус Христос.

Или вы всё ещё не догадались, как меня зовут НА САМОМ ДЕЛЕ?

11.8.2014г.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

4 комментария
  • Sinner
    3 декабря 2014 7:59

    «Лох школьный», угадал? Просрал школу — просри и рассказ. Вместо нормального экшена с училками и одноклассницами — персональные комплексы и унылые штампы. Даже сцена с математичкой не спасает от зевоты. Такими темпами можно явить только истинный лик неудачника:)
    Ставлю 7 за грамотность, русский язык давался автору явно лучше чем инфернальные тайны математики:)

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Пишущий в ночи
    3 декабря 2014 14:47

    Знал бы я, что попадётся такой матёрый критик, обязательно добавил бы сцену массовой оргии в том самом женском туалете с участием выпускников, учителей и вовремя подъехавшего спецназа.

    Персональные комплексы и унылые, как вы соизволили выразиться, штампы — всего лишь моя скромная попытка вдохнуть в рассказ СЮЖЕТ и хоть как то объяснить мотивацию героев.

    Но вам же на это, простите, насрать. Вам подавай экшОна и сисястых чирлидерш. Извините, это не ко мне.

    Я тут, как бы, творю искусство. А не тупой трах ради траха.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Sinner
    3 декабря 2014 19:38

    «Всё, что я нахаркаю, будет произведением искусства, потому что я — художник» — Курт Швиттерс
    Искусство чего? Абстракционизма? Какая еще, в жопу, была мотивация у старушки сдернуть с себя саван и развлекать ученика общеопасным способом? Я бы еще понял если это была Машка или на худой конец Света. Но старая математичка? Схуяли?! Блядь, вы их видели ваще? Они же выглядят суровей чем космодесант! Я бы скорее поверил, что старая математичка сняла с кого-то кожу, чем платье. Декорации и характеры персонажей описаны качественно, но их потенциал в рассказе не реализован. А эпилог и вовсе ввергает в ступор. Вам с такими мессагами на РенТВ выступать надо, а не в порнорассказах — тайна графа Шкалиостро, блядь.
    И не стоит надеятся на спасение в женских клозетах, бригада неравнодушных читателей отслеживает сортирный контент в любых локациях:) http://sexytales.org/story/2014-11-14/v-shkolnom-tualete1.html
    «... Мы будем преследовать террористов везде, в аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим...» ВВП

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Мэn
    3 декабря 2014 15:18

    А хайнекен действительно хреновое пиво)))

    Ответить

    • Рейтинг: 2

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх