Alexisverse. Часть 5: Право на деторождение

  1. Alexisverse. Часть 1: Лучший парень на курсе
  2. Alexisverse. Часть 2: Моральные устои
  3. Alexisverse. Часть 3: Личное пространство
  4. Alexisverse. Часть 4: Слишком милый
  5. Alexisverse. Часть 5: Право на деторождение

Страница: 3 из 6

ей Рэй. — Слушай, а у тебя случайно не месячные? — насколько он знал, на «Вирджинии» месячные были вполне законным основанием для женщины не выйти на работу.

— Не знаю... — неуверенно ответила девушка, словно прислушиваясь к своему организму. — Может быть... не уверена. Да вон врачи бегут — сейчас всё выяснится, — к открывшимся дверям шлюза действительно уже спешили люди в белых комбинезонах.

Всё то время, что врачи занимались медицинским осмотром Нуры, Рэй нетерпеливо мерил шагами пол перед дверями медотсека. Наконец, двери открылись, и оттуда вышла Нура — слегка напуганная, но обрадованная тем, что всё обошлось, и женщина-врач.

— Ничего страшного, обычный предменструальный синдром, наложившийся на не очень качественную пищу и воздействие невесомости, — сказала врач. — От работы вы на ближайшие дни освобождены, последите уж за своей напарницей, — и она взглянула на Рэя так, будто уже успела догадаться о его чувствах к порримианке. — Главтех просил передать, чтобы вы берегли себя: люди гораздо ценнее, чем что вы там ремонтировали.

Когда Рэй с Нурой остались вдвоём (если не считать случайных людей, шедших туда-сюда по коридорам станции), юноша решился-таки сказать девушке, из-за чего он так переживал:

— Нура... пожалуйста, береги себя, — на выдохе произнёс он, глядя прямо на девушку. — Я знаю, что тебе это уже много раз успели сказать, но если бы с тобой что-нибудь случилось, я переживал бы сильнее всех. Я бы просто с ума сошёл, если бы ты погибла!

— Не надо из-за меня сходить с ума! — испуганно и удивлённо запротестовала порримианка. — Зачем ты стал бы сходить с ума, если бы со мной что-то случилось?

— Затем, что... — Рэй набрал воздуха в грудь и выдохнул: — Ты мне нравишься, — но, увидев непонимание и удивление на лице девушки, сказал как есть: — Я люблю тебя.

Однако лицо Нуры стало только ещё более удивлённым.

— Н-но... — нерешительно произнесла девушка. — Разве мужчина может любить женщину?

— А как же иначе? — теперь настала очередь Рэя удивляться в ответ.

— Ну... — начала неуверенно объяснять девушка, — любовь, если мы понимаем под этим словом одно и то же, это когда женщина любит женщину... когда они друг другу как самые близкие друзья и даже больше...

Рэй никогда не задумывался об этом раньше, но ему пришлось признать, что это совершенно логично, что жительницы Милелы практикуют лесбиянство (если он правильно понял слова Нуры), что иначе, наверное, и быть не могло.

— А мужчины у вас, что, любят мужчин? — спросил он, пытаясь разобраться в этих инопланетных отношениях полов.

— Н-ну... — девушка замешкалась. — Я не знаю... наверное, у вас с этим совсем по-другому... — нерешительно произнесла она. — У нас считается, что мужчины вообще не могут любить. Что это противоестественно: ведь мужчина должен оплодотворить как можно больше женщин, а если он будет любить только кого-то одну, он не сможет оплодотворять других женщин...

В голове Рэя, шокированного таким откровением, немедленно возник образ мужчин-порримианцев, которых их женщины держат в полурабском состоянии, заставляя их заниматься сексом с как можно большим количеством женщин, а если они осмеливаются влюбиться в какую-нибудь одну женщину и сбежать с ней... тут воображение Рэя решило, что это слишком страшно, чтобы пытаться себе представить. Юноша с возмущением подумал, что прежде он был о порримианцах лучшего мнения, пока не пытался узнать их с этой стороны. Но, наверное, Нура была не виновата в том, что её соплеменницы именно такие...

— А у нас, землян, наоборот! — начал объяснять Рэй. — У нас считается, что противоестественно женщине любить женщину, а мужчине мужчину, потому что от такой любви не может быть детей.

— Подожди... причём тут дети? — возразила Нура, пытаясь сама вникнуть в инопланетные для неё отношения полов. — Любовь и... размножение — это ведь разные вещи! Или... у вас, землян, эти вещи связаны? sexytales.org Подожди, тогда ты мне только что сказал, что хочешь от меня детей? — она уставилась на Рэя взглядом, в котором смешались удивление, испуг и... радость.

Рэй замешкался: он, разумеется, не был готов к настолько серьёзным отношениям... но как объяснить это Нуре так, чтобы она это поняла?

— Честно говоря, я не планировал заводить детей так сразу... — он натянуто рассмеялся. — Но потом, когда мы оба будем готовы — почему нет? — он улыбнулся девушке.

— Но... — неуверенно и жалобно ответила та. — У меня же плохие гены... Если у нас будут дети, они вырастут слабыми и болезненными...

— Кто тебе сказал такую чушь? — опешил юноша.

— Ну... мне всегда это говорили... Что я... слабачка, что мне никогда не позволят иметь детей...

В голове юноши мелькнула догадка: так вот откуда эта казавшаяся ему трогательной скромность и стеснительность девушки! Выходит, ей все с детства внушали, что у неё плохие гены, что у неё никогда не будет детей, и чёрт знает что ещё? Над ней смеялись из-за её низкого роста и субтильного телосложения? И не от своих соплеменниц ли она бежала сюда, на «Вирджинию»?

— Нура, — произнёс Рэй. — Не говори чепуху! Ты нормальная девушка, у тебя совершенно здоровые гены! Ты работаешь нуль-гравитационным техником — у тебя всё в порядке с техническими навыками, с мышлением, с координацией движения, с этим, как его, вестибулярным аппаратом! Да из тех твоих сородичей, у кого «хорошие» гены, половина не смогла бы работать так хорошо, как ты! И у нас будут совершенно здоровые дети, а если где гены будут не такими хорошими — там справится земная медицина!

Нура остолбенело уставилась на юношу, словно не в силах поверить его словам, а затем в порыве чувств бросилась юноше на шею.

— Ты такой хороший!... — с чувством произнесла она. Но затем выпустила его из объятий и, погрустнев, произнесла: — Но нам всё равно не позволят иметь детей...

— А разве нам нужно для этого разрешение? — не понял Рэй.

— Ну... у вас, наверное, это как-то иначе, но у нас есть ограничения, сколько женщин могут рожать детей, — снова принялась объяснять Нура. — Потому что если бы все рожали и воспитывали детей, то некому было бы работать, кормить тех, кто воспитывает детей... У нас так: несколько раз в джанга, — (то есть в период обращения Осириса вокруг своей звезды, равнявшийся нескольким земным годам), — проводятся праздники, игры, состязания, на которых выбирают самых сильных, умных и красивых женщин, которым будет позволено спариться с мужчинами. Потом эти женщины рожают детей и выкармливают их, а другие платят особый налог, на который содержатся те женщины, которые растят детей. И... когда на Милеле появились люди с других планет, то были введены ограничения на «союзы» с инопланетянами: чтобы вступить в союз с мужчиной другой расы, женщина должна получить специальное разрешение. А у вас как это делается?

— Ну... — протянул Рэй, пытаясь осмыслить эту информацию. — У нас никто не может никого заставить вступить в брак или запретить вступать в брак... ну, кроме родственников «брачующихся», — поправился он и усмехнулся. — У нас если женщина и мужчина любят друг друга, они сами принимают решение, сами вступают в брак... и обычно, пока женщина растит ребёнка, мужчина обеспечивает и её, и ребёнка. Хотя, конечно, правительство иногда поддерживает материально женщин с детьми... например, если с мужчиной что-то случилось, или если женщина — многодетная мать... или, если мужчина бросил женщину с детьми, его можно решением суда заставить обеспечивать женщину... А что, разве если бы всем женщинам было бы разрешено... спариваться по своему желанию, они бы все бросились это делать? — задал он интересовавший его вопрос.

— Ну... — Нура, кажется, тоже была слегка ошеломлена, — стать матерью — это почётно! Это значит, что тебя признали одной из лучших, достойнейших! Это как стать подобной Богине! — по правде сказать, Рэй редко слышал от Нуры упоминания о ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх