Любимый враг

Страница: 2 из 5

на километр вперёд и вглубь астероида, метров на двести пятьдесят.

— Думаю, здесь нас не засекут, — прикинул я.

— Никого не видно возле бота? В очередной раз, поинтересовалась Лиза, — а сколько ты камер поставил?

— Четыре, но одну уже засыпало. Кто знал, что здесь такая мелкая пыль?

ЛИЗА

Какой же Вася всё-таки молодец! Я слышала, что почти никому не удавалось выйти в пространство так резко. И про сканеры он всё знает. Установил жучки, чтобы увидеть приближение круулов к боту.

— Чем больше их подойдёт, тем лучше! Нажму вот эту кнопку и бум... Ни бота, ни божьих коровок, — заметил он.

— Ты, думаешь, они здесь есть? — уточнила я зачем-то.

— Нет. Скорее всего, нет. На подлёте не видел ничего, говорящего об их жизнедеятельности. Если, только они не глубоко внутри...

Крылья пришлось бросить. Эта пыль. Пролетев метров пятнадцать, я чуть не свалилась. Пришлось идти пешком. Конечно, половина притяжения значительно облегчала нам задачу, но я была сильно измотана посадкой. Приходилось, сжав зубы, улыбаться и не показывать, как мне тяжело. Помаленьку боль проходила, и перед невысокими скалами я чувствовала себя уже вполне сносно. А внутри... Космос — какая красота! Стены с металлическими вкраплениями жёлтых, похожих на золото, стальных и серебристо-серых точек. Некоторые напоминали целые полотна художников абстракционистов. И если бы не задание, любовалась бы часами.

Наконец, мы дошли до зала, отделанного серебром и железом. «Мраморный» пол с пятнами сиреневого и золотистого цвета был относительно ровным. Присев на каменный выступ, я принялась обедать, а Василий занялся анализом атмосферы и разных излучений.

— Знаешь, здесь можно дышать! — сказал он, снимая шлём скафандра. — Только не долго, очень мало кислорода.

Быстро раздевшись, Василий оставил только загубник баллонов. Я тот час же последовала его примеру. В пещере было настолько тепло, что пришлось снять куртку и подстелить её на твёрдый камень. На мне остались брюки и тонкая футболка. От духоты она прилипла к телу, обрисовав мои округлости. Я бы с радостью избавилась от одежды полностью. Но не стоило забывать о предосторожности. К тому же я не надела лифчик. Да он и не особенно-то был нужен моим крошечным грудкам. Вася же стянул майку и сейчас поблёскивал обнажённым торсом. Осветив меня фонарём, неожиданно сказал:

— Ты красивая, Лиза... очень красивая.

— Мне казалось, ты хорошенько рассмотрел меня на Сигме в душе. Поэтому должен был понять, что я никак не подпадаю под параметры красавиц, — усмехнулась я, мысленно взмолившись, чтобы он не заметил пуговки моих сосков, выступивших под тонкой тканью.

— Тогда и рассмотрел, да. Но не было времени сказать тебе об этом. И отношения у нас с тобой были несколько натянуты. Сейчас ведь не так? — он внимательно посмотрел на меня, и мне вдруг стало ещё жарче.

— Не так, — осторожно согласилась я и коснулась его руки. — Мы ведь теперь, друзья?

ВАСЯ

Я привёл девушку в пещеру, в зал. Дальше идти не было смысла. Расставил её и свой фонарики по углам каменных выступов, обстановка получилась интимная, как для романтического свидания. Лиза присосалась к трубочкам скафандра, смешно морща при этом брови. По-видимому, космический обед был для неё в диковинку. Я начал колдовать с анализатором воздуха. Конечно, будь у меня стационарный зонд, можно бы было сделать однозначный вывод об атмосфере спутника, но мне и так был известен её состав. Поэтому я легко уговорил Лизу разоблачиться. Скафандр она аккуратно сложила и, положив возле себя, сняла куртку, подстелила её на каменное основание.

Я залюбовался своей спутницей. Как и тогда, в душе на Сигме, мной овладело желание. Мы разговаривали обо всём и ни о чём. Внезапно Лиза погладила мне руку и, улыбнувшись, спросила:

— Мы ведь теперь друзья?

— Да, милая, — перехватывая её руку, ответил я.

И вдруг стал нежно целовать её пальцы, а потом ладонь...

— У тебя ведь, наверно есть девушка, там, на корабле, — осторожно освобождая руку, — спросила она, — или на Земле? Она ждёт, тебя...

— У меня никого нет, — это была, наверно, единственная правда за сегодняшний день, — а у тебя?

— Есть парень на Земле, но думаю, он забыл меня... — в её глазах мелькнула грусть.

— Знаешь, может это судьба, — заметил я. — Никто ведь не знает, удастся нам выполнить задание или нет? Конечно, я, приложу все свои силы... Но не пришлось бы нам пожалеть о том, чего мы не сделали, когда у нас был шанс...

ЛИЗА

Внезапно, он взял мою руку и стал целовать мне пальцы. Когда он первый раз прикоснулся горячими губами к одному из них, у меня по спине прошла волна горячего воздуха. Он целовал их каждый, будто боялся пропустить хоть один, медленно, словно совершал какой-то ритуал. Мной овладело оцепенение. Вдруг стало трудно дышать, хотя воздух оставался прежним, вполне пригодным для дыхания. Обласкав каждый из моих пальцев, Вася стал целовать ладонь.

Он «раскатывал» меня на секс. Я поняла это сразу: много наслышалась историй от подруг. Кто-то поддавался. Кто-то — нет. Нравственность. О, Космос, о какой нравственности может идти речь, когда не знаешь, увидишь ты звёзды завтра или о твоих распылённых атомах будут говорить, как «Лизетта Романова, пала смертью храбрых... за Землю... «?! Да всё так... Но мне не хотелось случайной связи. Я поняла, что пора остановится. Я не хотела делить его с кем-то ещё. Мне не нужна была так называемая любовь, ради сиюминутной слабости. У него ведь, наверняка, есть любимая девушка там, на корабле или на нашей Родине? Я прямо спросила у него об этом. Он смотрел мне в глаза. Его глаза не лгали. Но я всё равно колебалась, хотя и не противилась тому, что он делал.

Мои мысли были прерваны тем, что рука парня, сначала поглаживающая мне плечо, переместилась на грудь, и едва касаясь её, поползла вверх. Он проник под мою майку, и мой сосок оказался в ласковых пальцах с загрубевшей кожей. Это было невероятное ощущение. Миллионы иголочек пронзили мою кожу. Я закрыла глаза и закусила губу, чтобы не застонать. Всё исчезло. Мне не о чем было беспокоиться. Было только волнующее тепло, плывущее по моему телу и жаркой пульсацией собирающееся у меня жду ног.

Уверенность в том, что случись что-нибудь, мой любимый успеет убить меня, вселилась в меня. Казалось, я даже хотела умереть в его объятиях от его ласковых рук. Он что-то шептал — я не разбирала слов — и продолжал целовать, но уже мою грудь. Его сильные руки гладили и бережно раздевали. Я утонула в блаженстве. Его жаркие губы были везде, мои шея и груди пылали от поцелуев. И мне ничего не оставалось, как сказать: «Люби меня! Хочу тебя... «. Мне захотелось отдаться ему, принадлежать полностью, оказаться в его власти. И когда его губы завладели моим ртом, я ответила на его поцелуй.

Не помню, как оказалась уже раздетая. Он ласкал мой живот, щекоча его языком, доводя меня до полусознательного состояния. Потрогал ТАМ, в моей маленькой щелке, которая давно не знала ласк. Почувствовав его руки у себя на бёдрах, я подалась вперёд, обнимая ногами его ягодицы, открылась и пропустила его в себя. Соединяясь в обоюдной страсти, мы любили друг друга, не думая о судьбе мира, вверенного нам в руки. Я медленно покачивалась от его движений, чувствуя, как во мне живёт его горячая крепкая плоть.

ВАСЯ

Я осторожно гладил её руку. Под непрозрачной футболкой угадывались её напряжённые соски, две маленьких розовых жемчужины. Мне хотелось ощутить их в своих пальцах. Как бы невзначай я дотронулся до её левой груди. Под ней билось сердце. Я чувствовал его всё ускоряющийся стук. Он как бы говорил о желаниях девушки. Лиза закрыла глаза. У неё оказывается длиннющие ресницы! Несколько раз трубка выпадала из её рта и, не открывая глаз, девушка вставляла её обратно. В один из таких моментов, я накрыл её рот своими губами и отдавал ей свой воздух. Выдыхая его, она попросила меня о любви. Я понял, что «раскатал» ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх