Ошибка по Фрейду

Страница: 1 из 6

Что можно желать от мечты? Ты ее придумал, ты ее нашел, добился своим упорством и чувством. Теперь ты избранный, что круто для пацана-студента, ты можешь находиться с ней, мечтой, очень близко и даже брать ее в руки. Держать ее крепко, как заслуженный подарок за время ожидания.

Но от мечты еще хочется самого малого.

Секса.

Я это знал с того момента, когда увидел Майю.

... Первый день первого курса первого в моей жизни университета. Я уселся в аудитории и принялся оглядывать рассыпавшихся по залу студентов, тех, с кем мне придется познакомиться и провести учебные годы, надеюсь, весело и с пользой для души и тела. Парни и, конечно, девчонки — симпатичные и эротичные. Все разместились, как тут, практически одновременно с преподавателем вошла она.

Скорее, заплыла — легкой уверенной походкой, подчеркнутой грацией ровных, оголённых из-под короткого платья ножек. Белокурая челка, блестящие, как дорогие брюлики, голубые глаза, чуть вздернутый носик создавали портрет этой красотки. Такой — самое место на обложке молодежного журнала. Внутри все заныло, я впитывал взглядом, пожирал в себя ее блеск. Да чего там я, все пацаны в аудитории пялились на эту девчонку, пока она выбирала место в первом ряду, даже не посмотрев на собравшийся коллектив. От девушки исходил ореол изящества, уверенности в своей красоте и...

Недоступности. Так показалось не только мне.

— К такой не подступишься, — услышал я сбоку тихий комментарий и обернулся в сторону. Невысокий, щуплый очкарик сидел рядом и присоединился к моему впечатлению от новоявленной сокурсницы. В смешной клетчатой рубахе он здорово смахивал на героев-"ботаников» из американских молодежных комедий. Такие парни за вниманием девчонок долго стоят в очереди.

— Костя, — протягивает мне руку это «чудо», и мне остается с ним познакомиться. — Можно просто — «Фрейд».

— Кто? — не понимая, переспрашиваю я.

— Так меня прозвали еще в школе, за увлечение психологией, — с ноткой гордости отвечает Костя, и отмечаю, что моему сокурснику, похоже, нравилась его кличка. Мы замолкаем, началась лента. Я никак не мог сосредоточиться на теме лекции, постоянно поглядывая на светловолосую красотку в первом ряду. В душе был дан старт ему — настоящему чувству. Вот так вот я нашел Майю и познакомился с Костей Фрейдом.

С Костей, чудаковатым «ботаником», а точнее психологом (по его о себе разумению) мы вскоре подружились. Учеба давалась ему невероятно легко, и он не раз «тащил» мне по тому или иному предмету. А вот с Майей...

Она не подпускала к себе парней, выдерживая приятельскую дистанцию, коей удостаивались все студенты-ухажеры, и предложения о свиданиях мягко отметала. Это, несмотря на репутацию первой красавицы курса. По описанию девчонок, общавшихся с ней ближе, Майка была очень строго воспитана, пожалуй, даже старомодно. Мои ненавязчивые ухаживания не находили нужного отклика у девушки, пока, наконец, не наступила первая сессия.

Нас сидело семь человек в небольшой аудитории, каждый с вытащенным билетом, и готовились к ответам перед Петром Павловичем («Палычем», самым дотошным преподом курса). Тусовочная жизнь в компахе новоявленных товарищей помешала мне регулярно посещать все лекции зубра экономики Палыча, и уж тем более, выучить его предмет к экзамену. Но отсутствие знаний сейчас, когда я готовился выйти на «лобное место», мне компенсировала пачка аккуратно сложенных исписанных листиков под свитером.

«Бомбы»! Поняли, о чем речь? Ответы на все билеты. Стоит лишь незаметно вытащить листочки и найти один нужный для блестящего по содержательности знаний ответа преподавателю. Веду себя спокойно и для вида что-то пишу на листе. Сзади сидит и готовится Фрейд — этот, в отличие от меня, знает все.

Но я нахожу время посматривать на Майю, сидящую в ряду сбоку, и отмечаю, что моей уверенности у нее нет. Она растерянно вчитывается в вопросы своего билета и почти ничего не пишет. Ее красивый, точеный профиль личика (и грудок), ее белая челка, закрывающая лобик, вызывают у меня любование и... жалость.

У девушки нет ответов на доставшиеся вопросы.

Мне очевидно, что Палыч «засыпет» ее и отправит на пересдачу. Жалость перерастает в ответственность. Майя не смотрит по сторонам, и у меня нет возможности позвать одногруппницу, чтобы узнать номер ее билета. Время течет быстро, я ловлю момент, когда Палыч внимательно уткнулся в какой-то «талмуд» и мигом вытащив из-за пазухи «бомбы», по полу запускаю их Майе под ее стул. Она слышит легкий шум, смотрит себе под ноги, еще не осознав спасения, затем на меня. Я лишь глазами многозначительно показываю вниз. Майя медленно наклоняется, поднимает пачку листков, кладет ее выше колен и заталкивает под юбку, на доли секунды показав свои великолепные ножки. Вижу, как ей неловко, практически стыдно, пока она перебирает, еле опустив глазки вниз, листки с ответами. Но Майя очень хочет сдать этот экзамен, она не может огорчить своих строгих родителей. Наконец, находит нужный лист. Аккуратно, незаметно кладет перед собой, пользуясь отвлечением Палыча, пробегает по нему глазами и тут поворачивается ко мне.

Легкая благодарная улыбка для меня, и я усмехаюсь в ответ. Стоило целый семестр учиться ради ее улыбки.

Вскоре Майя объявляет, что готова и за пять минут сдает экзамен. Но как только она села перед Палычем, я вспомнил. Факт, который ножом ударил меня под грудь после недавней радости. Холод прошелся по спине. Я не оставил себе своего ответа. Слишком торопился спасти Майю.

Оборачиваюсь к Фрейду, выгляжу растерянно, и Костя, как мой товарищ, понял все. Он напрягается и пристально смотрит на Палыча.

— Смирнов, — слышу я, когда Майя выходит из кабинета. Палыч обращается ко мне. — Давай сюда.

Блин, я не успеваю получить от Фрейда помощь. Проигрывать нужно достойно, решаю я. Иду к столу преподавателя, готовясь признаться, что ничего не знаю, протягиваю Палычу зачетку. Тот даже не приглашает меня сесть. Молча берет зачетную книжку в руку и спокойно, словно так и было решено, вписывает мне высший балл. Моему недоумению, смешанному с торжеством, нет предела.

— Свободен, — твердо объявляет Палыч и приглашает следующего.

Я выхожу из аудитории.

Меня ждет она.

— Ну как? — с тоном волнения вопрошает меня Майя.

— Ага, отлично, — отвечаю я и весело добавляю. — А еще Палыч сказал, чтобы я пригласил тебя сегодня вечером в кино.

Неужели и теперь откажет? Нет, я не смогу это принять. Это был мой день, день, когда, наконец-то, прикасаешься к мечте. Она снова улыбнулась.

— Спасибо за помощь, — благодарит Майя.

Мы начали встречаться.

... Когда влюбляешься, то погружаешься в девушку полностью. Разделяешь ее мысли, вкусы, постоянно ищешь, что у тебя с ней общего, и находишь. Во всех компаниях вы вместе. Ты готов жертвовать, готов понимать. Принимать ее такой, как она есть, невзирая на то, что в созданном тобой мире она и так — лучшая. Наслаждаешься каждым проведенным вместе часом. Грустишь, когда она уходит домой, а ты остаешься внизу, у парадного дома. Готов слизывать слезы с ее щеки, когда она плачет из-за болезни любимого котенка. Представляешь, как вы будете жить с ней вместе.

А еще — постоянно представляешь себя с ней в постели. Голыми, отдающимися сексу. Мы с Майей провстречались почти полгода, классных полгода в моей жизни, но ЭТОГО у нас еще не было.

Она говорила «нет». Она хочет быть до конца уверена, что ее парень — не случайный попутчик в ее женской судьбе. И, наконец, она отдаст себя только будущему мужу. Таковы ее, Майины принципы. Таковой ее воспитали родители, и она не хочет меняться.

— Саша, нельзя, — шепотом протестовала возбужденным голосом Майя, когда я, находясь наедине в моей комнате, задрал ее топик и ласкал ртом оголенные грудки. Как же так, ведь она за минуту до этого постанывала, когда я проходился языком по ее острым розовым сосочкам. Член напряженно ныл, требуя любимого женского ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (25)

Последние рассказы автора

наверх