Купаясь в нежности запретных наслаждений

Страница: 1 из 4

Со своей новой любовью Елисей познакомился в социальной сети. Увидел прикольную фотку Алисы, остроумно ее прокомментировал, получил «лайк», и понеслось... Две недели они переписывались взахлеб, путая день с ночью, и вместе встречая рассветы: он — на Таганке, она — в Сокольниках. Наконец, договорились встретиться в ближайшую пятницу, и вот — этот день наступил!

Вечером, накануне свидания, Елисей выгуливал собаку, и мечтал о встрече с Алисой — он словно грезил наяву, словно прокручивал фильм с их участием...

Будто в парке, где они условились встретиться, она подошла к нему, нервно сжимающему букет каких-то цветов, робко взглянула в его глаза и сказала: «Здравствуй». Все слова разом вылетели у него из головы... от дурманящего запаха ее струящихся пышных волос, от ее взгляда — нежного и открытого, от пухлых губ, которые она по-детски прикусывала, от невероятности происходящего. Он сделал шаг навстречу, и они заключили друг друга в объятия — как старые знакомые, которых на время разлучили случай или судьба.

Наконец-то они встретились! Чувство невероятного покоя овладело ими — как будто стало на место последнее звено, незримо связывающее влюбленных в единую цепь гармонии чувств. Они, перебивая друг друга, говорили до темноты, но так и не смогли наговориться. Потом их губы слились в поцелуе: сначала осторожном и робком, потом долгом и страстном... Затем они попрощались, чтобы больше не расставаться никогда...

Елисей зажмурился от предвкушения, и улыбнулся. На душе было тепло и хорошо.

Одеваясь на свидание, он остановился на классическом «прикиде»: белая футболка сверху, синие джинсы снизу, и белые кроссовки «Nike». В последний момент он повесил на шею крестик на черном шнурке — ему казалось, что теперь образ приобрел законченный вид. «Главное, чтоб не конченый», подумал Елисей, засовывая мобильник и деньги в задний карман — надо было еще цветов прикупить по дороге. Перед выходом Елисей надел еще свою любимую косуху «с лапшой» на рукавах — если вечером (или ночью?) будет прохладно, то он сможет галантно предложить куртку Алисе.

Елисей доехал с «Таганской кольцевой» до «Комсомольской», и пересел на красную ветку — на второй станции нужно было выходить. Цветы он решил купить в Сокольниках, чтобы не мять их по дороге.

У выхода в метро стояли бабульки с различными букетами цветов — на любой вкус и кошелек. Он выбрал у них букет из белых роз — красные он дарить не решился, передумав в последний момент.

Елисей шел по Сокольнической в какой-то прострации, ладони потели, и он то и дело перекладывал букет, отцепляя целлофан от влажных рук.

«Чего я, в сущности, так трясусь», думал он, «я уже много знаю о ней, и... А вдруг, я ее не узнаю?». Он остановился, подумал мгновение, и набрал ее номер, сунув букет подмышку.

— Привет, — услышал он ее мелодичный голос, и на секунду растерялся.

— Да... Привет! Это я... Уже подхожу к парку. Ты там? — горло пересохло, и ему казалось, что он не говорил, а каркал на нее.

— Да, я здесь, лисенок, на Фонтанной площади, у входа в парк.

И этот «лисенок», как-то сразу успокоил его. Ему не хватало этого ласкового слова, чтобы поверить окончательно: его здесь ждут.

Какие-то девчушки, проходившие мимо, задержали на нем взгляд, потом покраснев, стали шептаться, стреляя в него глазками. Елисей подмигнул им, и они смущенно рассмеялись. «Есть еще порох в ягодицах», — подумал он, и мысленно подкрутил боярский ус.

— Я в красном платье, мимо не пройдешь, — услышал он ее голос в телефоне. Она улыбалась.

— Буду через пять минут, — сказал Елисей и прибавил шагу.

«Как, все-таки мало надо для счастья... Просто «сказать»: лисенок». Елисею казалось, что он плыл в сиропе всеобщей любви. Как в эпоху хиппи...

В парке сновало много народу (все-таки вечер пятницы), и он не сразу увидел Алису. А когда заметил ее, стоящую за стеной фонтанных брызг, остолбенел.

«Бегущая по волнам», мелькнуло в голове. Она стояла к нему спиной в легком платье алого цвета: красно-розовый шарф, опоясывающий шею, был накинут на голову, так что ее дивных волос он не видел. Изящные туфельки и белый клатч завершали ее образ. «Она божественна», подумал Елисей.

Словно прочитав его мысли, Алиса повернулась. Она безошибочно выделила его из толпы — виной тому был его взгляд, который, казалось, принизывал ее насквозь — и двинулась ему навстречу. Елисей пошел к ней деревянной походкой — сперва он никак не мог совладать с руками и ногами — они двигались невпопад, как у Бенни Хилла. Она ободряюще улыбнулась ему, и он справился, наконец, с маринованным телом. «Надеюсь, она не заметила, что я двигаюсь, как коряга», подумал Елисей, приближаясь к ней.

Они остановились около бордюра, опоясывающего фонтан. Взвесь мельчайших капелек воды висела в воздухе, отчего платье Алисы прилипло к телу как наэлектризованное.

— Ты в жизни намного симпатичнее, чем на фото, — сказала она.

— Это мои слова, — сказал Елисей.

— Ну, скажи какие-нибудь другие...

— Ты похожа на Ассоль.

— Кто это?

«Блин», подумал Елисей, «неудобняк какой получился».

— Это... Это... В общем, забей.

— Я думаю, это Бегущая по волнам Грина, судя по моим «алым парусам», — Алиса, глядя ему в глаза, отлепила намокшее платье от влажных бедер и широко развела ее полы в стороны.

Елисей покраснел. «Попался, мудрило», кто-то порадовался в его мозгу. Мысли наскакивали друг на друга, разваливаясь на ходу, полтора десятка голосов в голове с самых разных сторон бормотали противоположными советами, не помогая, а еще больше загоняя его в ступор. Пауза затягивалась, и он тупил от этого еще больше.

— Давай пойдем, подарим кому-нибудь это красивые цветы, — сказала Алиса, заполняя неловкую паузу. Ее глаза искрились смехом.

— Это тебе, — спохватился Елисей, неловко сунув ей сырой букет.

— Не может быть! — воскликнула Алиса, прикрыв рот рукой.

Глаза ее округлились, она выглядела испуганной. Если бы Елисей не был уверен, что она придуривается, он бы поверил ей — так искренне это прозвучало.

— Я думал, что ты будешь стесняться на первом свидании, — засмеялся Елисей, — а, по-моему, самый стеснительный тут оказался я.

— А я и стесняюсь, — сказала Алиса, — просто я хорохорюсь, чтобы в обморок от волнения не брякнуться. Ты такой красивый, что я чуть не сбежала, когда увидела тебя. Даже спиной к тебе повернулась с перепугу.

— Так ты что, давно меня заметила?

— Еще у входа, когда ты в парк входил. Я подумала тогда — «Ну, все, Аля, пора валить отсюда, этот шикарный парень не для тебя!».

Она широко улыбнулась. У нее была потрясающая улыбка и ослепительно белые зубы — как в рекламе зубной пасты. Елисей заметил, что губы ее были слишком большие — больше, чем на тех фотографиях, которые ему так понравились на ее страничке в сети.

— Но, все-таки ты осталась, — Елисей осторожно коснулся платка на ее голове.

— У меня каблук в решетке застрял, — сказала Алиса, чуть отстранившись, — а то ты бы меня только и видел, что во снах. Уводи меня уже куда-нибудь отсюда, пока я совсем не намокла до неприличного состояния.

Елисей окинул ее взглядом: влажное платье точно повторяло все изгибы ее тела, а в лучах прожекторов, освещавших фонтан со всех сторон, она казалась совсем голой. Алиса прикрылась букетом, взглянула на него исподлобья, и надула губки.

— Хватит пялиться на меня! Я стесняюсь! — она решительно взяла его за руку. — Пошли в кусты, вместе обсохнем!

Поняв, что ляпнула какую-то глупость, она, краснея, отчаянно пыталась выпутаться из неловкой ситуации.

— Я хотела сказать, что надо пойти в лес, потому что я уже мокрая в этом месте... То есть, не в этом месте, а... Влажная у фонтана, то есть... — она с ужасом посмотрела на Елисея, и ее глаза стали быстро наполняться слезами.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх