Купаясь в нежности запретных наслаждений

Страница: 2 из 4

Он, молча, притянул ее к себе и поцеловал в губы. От неожиданности Алиса широко открыла глаза, и какое-то мгновение Елисей безнаказанно пользовался ее смятением, ощутив не только упругость ее губ, но и груди, которая оказалась на удивление большой.

— Seddan Akta Gamat! — воскликнула Алиса и оттолкнула Елисея. Он опять потянулся к ней, но она замахнулась на него букетом. Его букетом.

— Не делай так больше никогда, животное! — сказала она, чуть не плача, повернулась, и пошла от него, не разбирая дороги.

«Нет!», мысленно закричал Елисей, «да, жопа, ты все испортил», сказал довольный голос в голове. Он стоял в слезящемся облаке фонтана, и не знал, что предпринять — вдруг она обиделась настолько, что даже не подпустит его? «Ничего себе, хорошее начало! Черт дернул меня целоваться в первые пять минут знакомства! Блииин, что же делать-то?».

Алиса остановилась и посмотрела на него через плечо.

— Может, ты уже оторвешь свою задницу от фонтана, и поможешь мне?

В ее глазах был упрек, но она не сердилась. Елисей, вне себя от радости, бросился к ней, поскользнулся на влажной траве, и чуть не растянулся у ее ног. Она подхватила его за рукав.

— Спасибо, — сказал он.

— Куртку, — сказала Алиса. Елисей непонимающе уставился на нее.

— Мне мокро и холодно. Не хочешь, ли предложить мне свою куртку, лис?

Елисей с готовностью скинул куртку и осторожно укрыл ею Алису. Она отдала ему букет и клатч, и запахнулась плотнее. Они шли в полном молчании, потом сели на скамейку на аллее, вдали от основного пешеходного маршрута. Алиса придвинулась к нему поближе, потом наклонила голову к куртке и втянула носом.

— Ты вкусно пахнешь, — сказала она.

— Армани, — гордо сказал он.

— Балда, — сказала она, — Армани тут не при чем.

— А что ты сказала, когда я... — он замялся.

— Когда ты насиловал меня?

— Ну, уж, прямо-таки, насиловал...

— Между прочим, я первый раз целовалась с лю... С парнем, — поспешно поправилась она, — и совершенно не так его себе представляла.

— Любимого?

— Поцелуй, кретин.

— Ты хочешь сказать, — Елисей ошарашено смотрел на Алису, — что ты еще ни с кем до меня не... Гхм... Этого... Того?

Алиса кивнула.

— Ни того, ни этого,... — она тяжело вздохнула.

— Но почему?!?

— Одни идиоты кругом...

— Спасибо.

— Пожалуйста... Седдан Акта Гамат. «Никогда без моего разрешения» сказала Лилу Корбену Далласу, когда тот хотел поцеловать ее спящей. Смотрел «Пятый элемент» Бессона?

— Да, смотрел, я помню этот эпизод!

— Я обожаю этот фильм!

— А я — тебя!

— Уже?!?

— Я влю... То есть, ты мне ужасно понравилась сразу, как только я увидел твои фотки в сети. И еще ни разу не пожалел об этом! Ты замечательная!

Она прижалась к нему и робко взяла за руку. Потом взглянула в глаза.

— Мне очень приятно то, что ты сейчас сказал. Но я обещала рассказать тебе кое-что при встрече, помнишь? Мне кажется, что сейчас самое время, пока не зашло все... Слишком далеко.

У Елисея вдруг засосало под ложечкой, хотя пугаться чего-то не было видимых причин. Алиса была сногсшибательно красива и остроумна. С объемом губ только был перебор — ему показалось, что они ненатуральные. Ему не верилось, что все это происходит с ним на самом деле. Начало знакомства, правда, он смазал, но ситуация, похоже, выправилась — она не злопамятна. Но все равно ему стало не по себе.

— Конечно, помню. Я слушаю тебя, лисичка.

Алиса вздрогнула от его слов, замешкалась, но потом медленно спустила двумя руками платок с головы. Вместо длинных и пышных волос, которые Елисей так жаждал увидеть, на голове торчал ежик, сантиметра два длиной. В полумраке не было видно, какого он цвета, хотя уличный фонарь был рядом — просто что-то темное щетинилось вокруг черепа. Зарыться в них лицом (как он хотел) определенно не получится. Это было похоже на последствия химиотерапии. Он приготовился к самому худшему.

— У тебя... Рак? — сердце его оборвалось.

— Дурак, — сказала Алиса, и стукнула его кулачком в плечо. — Я здорова, как конь.

— Что же тогда? — у него отлегло от сердца.

— Сейчас... Это еще не все, — Алиса медленно повернулась в профиль, и вытянула губы уточкой.

— Это ботокс? — буднично спросил он.

— Да, — чуть слышно прошептала Алиса. Она снова закуталась в платок. Как в саван.

Елисей запрокинул голову и закрыл глаза. Потом повернулся к Алисе.

— Ты сама это сделала?

Алиса кивнула и тихонько заплакала.

Успокаивать Алису ему что-то не хотелось. Он чувствовал себя обманутым, хотя никто никому ничего не обещал. С другой стороны — как же не обещал? А фото? Похоже, ее фото — это фейк...

— Может, объяснишь — зачем тебе это? Так... Ради спортивного интереса...

— Я понимаю, тебя... Прости, что не сообщила тебе об этом в нашей переписке... Просто ты мне очень понравился... И даже не во внешности дело... Ты такой... И я подумала, что как-нибудь все образуется... И ты поймешь меня.

— Да как же тебя понять, коли ты ничего не говоришь?

К Елисею почему-то вернулась бесшабашность, и он вставил киношную фразу в разговор. Алиса не обратила на это внимания. Она будто бы пребывала в каком-то трансе.

— Губы — это на спор, — сказала Алиса чуть слышно, — я потом тебе все расскажу.

— И волосы?

— И волосы... Но ты не переживай — они отрастут... Когда-нибудь.

— А твои фотографии в Интернете? Это парик?

— Нет, это мои волосы, настоящие! Эти снимки — моя последняя фотосессия в прошлом году, на восемнадцатилетие.

— Так тебе что же — восемнадцать лет?!?

— А ты думал сколько? Тридцать? У меня день рождения в марте был. Вот, девятнадцатый год пошел.

Елисей схватился за голову. Он как-то не задумывался раньше — сколько Алисе лет. На фото она казалась старше. Вот уж, никак он не думал, что ей только восемнадцать!

Он достал пачку «Мальборо», но стоило ему прикурить, как Алиса вырвала у него сигарету изо рта, бросила на землю и затоптала. Потом брезгливо подняла смятый окурок, и выбросила его в урну. А пальцы вытерла об его куртку.

— Ты чего? — растерялся Елисей.

эротические рассказы — Ты больше не куришь. С сегодняшнего дня. Я не хочу целоваться с пепельницей.

— Я не могу бросить курить в один день!

— Можешь. В этом нет ничего сложного: когда захочется закурить — просто не кури, и все.

— Ладно... Я попробую... И вообще — яйцо курицу не учит! Ты хоть знаешь, что у нас разница в возрасте — восемь лет?

— Ну и что? И не восемь, а семь лет и три месяца, я уже считала. И вообще — это здорово!

— Что — здорово?

— То, что ты обращаешь на это внимание. Значит — не все еще потеряно! — она улыбнулась. Ее глаза блестели от слез.

— Это ничего не значит, мне нужно подумать.

Алиса надула губки. Так она еще меньше походила на восемнадцатилетнюю.

— А у тебя еще чего-нибудь искусственного нет?

— Например?

— Ну, не знаю...

Алиса распахнула куртку, взяла руку Елисея и прижала к своей груди.

— Тебя это интересует?

— А другая, — промямлил Елисей, не опуская руку.

— Проверяй, — сказала она, и прогнулась навстречу Елисею, — третий размер.

Елисей осторожно прикоснулся к ней другой рукой. Алиса покраснела, закрыла глаза, и отвернулась. Елисей осмелел, и двумя руками стал сжимать ее груди.

— А может это бюстгальтер такой? С пушапом? — Елисей вовсю щупал ее выпирающие прелести, наслаждаясь их упругостью.

Алиса отпихнула его руки, и закуталась в куртку.

— Нахал! — сказала она, — ты вообще первый, кто ко мне прикоснулся. Тут все натуральное!

— Докажи, — сказал Елисей, и улыбнулся.

— Я не обязана ничего тебе доказывать! — Алиса возмущенно вспыхнула.

— Хорошо....

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх