Дубль — Нейрон

Страница: 1 из 6

От автора: Действие рассказа происходит в вымышленном мире. Герои — прямоходящие разумные животные, но ураган событий, который я описал, может произойти и в нашем с вами будущем. Приятного чтения!

Глава 1

Сознание вернулось к нему резко, да так, что в ушах зазвенело. Словно свалился с высот бытия на бренную Землю... Открыл один глаз, чихнул, открыл второй. Осознал, что сидит на чём-то твёрдом и неудобном; хвост непостижимо скручен, зажат и болит. Фыркнув, поёрзал на месте и устроился поудобнее. Взгляд постепенно прояснялся... Под ним — унитаз, впереди — полуоткрытая дверь туалетной кабинки. Секунду назад там мелькнуло что-то чёрное, но Чубик сейчас ни в чём не мог быть уверен. Охая, поднялся и инстинктивно потянулся к штанам. Они были одеты, и ремень застёгнут.
Чубик вышел, точнее, вывалился из кабинки и уставился на перепуганного, растрёпанного лиса в джинсах и полосатой рубашке, один край которой висел незаправленным за пояс. «Всего лишь зеркало». — Успокоил себя лис. Он постарался привести свой вид в порядок и направился к выходу из туалета, вспоминая по пути, как здесь оказался.

«Девственник?..." — промелькнул вдруг в его голове чей-то звонкий смешок. Голос незнаком, но Чубик слышал его совсем недавно. Более того, обращались тогда к нему. Интересно, кто это был? И когда? В традициях худших бульварных романов память лиса отказывалась сотрудничать со своим хозяином, отмахиваясь лишь обрывками воспоминаний.
Небольшой коридорчик вывел его в обширное помещение бара: полумрак, посетителей нет, лишь у стойки огромный волк-бармен что-то усердно считал и записывал. Чубик направился к нему, покачнулся и влетел в столик с аккуратно сложенными сверху стульями. Стулья, ясное дело, тут же оказались внизу. Волк оглянулся на грохот и состроил удивлённую мину:
— Э! Щенок, ты как там оказался? Мы закрыты давно.
— Я... Не знаю, честно... — Чубик замялся, восстанавливая порядок на столике. — Воды дайте, — добавил он вдруг дрожащим голосом, приблизившись к стойке.

— Пить меньше надо... — буркнул волк, нагнувшись за стаканом.
— Вы что! Я вообще не пью.
— Ага! Вспомнил я щас тебя, хоть и сидел ты сёдня там... Непьющий, мать твою. — Стакан с водой стукнул о дерево.
Чубик осушил его залпом и спросил:
— А чего я делал там?
— Вот домой иди, проспись и вспомнишь! А мне работать надо. — Волк злобно зыркнул на него.
Лис неразборчиво поблагодарил за воду и направился к дверям. Его мысли были запутаны и неуловимы настолько, что он решил не думать сейчас ни о чём и действительно добраться до дома, выспаться. Улица встретила его свежим ночным воздухом и тишиной. Приятный ветерок взбодрил и поднял немного настроение. Чубик зашагал по тротуару — родные улицы он, слава богу, не забыл.
Бармен вздохнул и потянулся к мобильнику.
— Он вышел. Да. Не сказал. Но в следующий раз убью вас всех, суки!!

***

На днях жители Солнечного Луга были шокированы ужасной новостью: был убит заместитель шерифа, честнейший пёс, о котором никто не мог сказать ничего плохого. Чуть позже нашли и убийцу — злодей застрелился из того же пистолета в лесу, недалеко от посёлка. Им оказался пропавший без вести паренёк, о котором тоже никто не мог сказать ничего плохого. Отец волчонка-убийцы отказался давать какие-либо комментарии. Шериф Барнсби заявил, что всё как всегда под контролем.
Прошёл месяц, новость позабылась, затерялась среди повседневной суеты. Паренька нарекли наркоманом — маньяком. Посмертно.

***

— Эй, постой! — крикнули из темноты. Чубик вздрогнул и навострил уши. Голос был тот самый, из забытого вчера...
Из переулка вышла сногсшибательная пантерка, одетая в аккуратную стильную кожаную курточку. Чёрная шерсть, чёрная одежда, чёрная ночь... Прекрасный силуэт в свете уличного фонаря. Именно так показалось тогда оторопевшему лису.
— Не помнишь меня, лисёнок? — рассмеялась она, глядя на его сбитую с толку физиономию.
— Помню твой голос... — честно признался он.
Звонкий смех.
— Уже неплохо! Ещё что-нибудь?
— Нет. Но я совсем не против вспомнить больше. — Лис сам удивился своей смелости.
Пантера замялась, оглядела его с ног до головы почему-то грустным взглядом, но тут же снова заулыбалась.
— Тебе в ту сторону? Проводишь, а то мне страшно одной...
— Конечно, пошли.

Они неспешно отправились вперёд.
— Как тебя зовут? — спросил Чубик.
— Хассири. Для тебя Хасси.
— Меня, я так понял, ты знаешь...
— Ага. — Пантера бросила на него томный взгляд. — Джерри, известный так же как Чубик. Скромный, законопослушный лис...
«И девственник», — добавил мысленно Чубик. Откуда она знает его?
— Может, объяснишь мне хоть что-нибудь? — усмехнулся он.
— Не-а! — неожиданно пантера остановилась и вплотную прижалась к нему. — Пусть это будет ночь секретов...
У лиса перехватило дыхание. Близость... Запах, такой, что лучше не придумаешь. Его хвост дёрнулся и замер.
— Я знаю тебя гораздо лучше, чем ты думаешь... — уже шёпотом продолжала Хассири. — Я знаю, что ты чувствуешь сейчас. Ты немного напуган. Ты... — она взглянула ему прямо в глаза — ... хочешь меня...

Он обнял её. И поцеловал. К чёрту смущение, эти глупые мысли, этот странный и такой неизвестный вечер... Она здесь. Пусть она мираж, пусть роковая женщина или его смерть... Сейчас ничего не важно. Она ответила. Страстным, долгим поцелуем, на какой способны лишь кошки.

***

— Чертовка! Берк! Слышишь, Берк!? — Леопард рывком снял наушники и отодвинулся от консоли. — Это Хасси! Она плевала на твои запреты и осталась там!
— Чего!? — послышался шум металла и в низком проёме убежища появился второй леопард, огромный и грозный на вид. Вся его морда была иссечена шрамами, на нагой груди висел странный символ — коготь в кружке.
— Там она, — повторил первый кот, показывая лапой на крайний монитор.
Берк посмотрел сосредоточенно на экран. Молчал, но подрагивающие усы выдавали его ярость.
— Дубль? — спросил он тихо.
— Взяла с собой. Не спрашивай меня зачем!!
Берк молча вышел.
Леопард вздохнул, одел наушники и устроился поудобней — сценка на мониторе намечалась ещё та...

Глава 2

У самого тротуара, недалеко от того самого бара, стоял неприметный чёрный автомобиль. Если кто-нибудь смог бы заглянуть в его бардачок, то непременно увидел бы изящную надпись: «Хасси. Всегда твоя, о Великан!». Но этого не видел никто. А ещё на приборной панели этого автомобиля была установлена компактная камера, любопытно оглядывающая улицу, управляемая удалённо неизвестным оператором. Сервомоторчики камеры старательно гудели, фокусируя «глаз» на нечто на улице. Там, отошедшие немного в тень, слились вместе две фигуры. Качество изображения было не на высоте, камера то и дело давала помехи, но было прекрасно видно, как эти двое, страстно целуясь, свернули в темноту и скрылись в небольшом скверике за зданием бара. «Глаз» досадно помигал, но ничего более увидеть не смог. Замер, словно мёртвый.

***

Его не просто охватила страсть, он был словно пьян, словно находился не здесь. Мечта, которая терзала его несколько лет, осуществлялась чёрной, гибкой и ловкой молнией.
Они бухнулись на первую лавку, лапы Чубика инстинктивно, неумело, но верно пробрались за куртку пантеры, охватив упругие полушария груди. Хасси издала утробное урчание, тот самый «мурк», который говорит за кошку всё. Она вырвалась, возвысилась над ним, глядя в его затянутые дымкой глаза, улыбнувшись кончику его языка, вываливающегося из пасти.
— Сегодня ты мой... Я заставлю тебя молить о пощаде...
И тут же опустилась вниз, положив обе лапы ему на джинсы. Погладила твёрдый бугор, взялась за ремень, следя за выражением морды лиса. Чубик часто дышал, он уже понял, что трусов на нём нет. Нет с самого пробуждения в баре. Он привстал, повинуясь жесту пантеры, и две чёрные лапки быстро стянули брюки вниз, выпуская на свободу его пульсирующую плоть. Ночная ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх