Таша — инопланетный инкубатор

Страница: 2 из 6

Сделайте такую милость — удовлетворите её желание», — ответил другой голос, более похожий на женский.

«Кажется, я схожу с ума», — подумала Наташа и воззрилась на шефа.

Шеф был мужчина в полном расцвете лет и сил. Он был именно таким, каким его представляла в своих монооргиях девушка. Заметив, что посетительница, наконец, почтила вниманием его скромную особу, МЧ протянул руку ей навстречу и, обойдя стол, приблизился к Наташе. Пожав мужественную длань, женщина открыла было свой прелестный ротик, чтобы задать вопросы, имеющие для неё первостепенное значение на текущий момент, но красавчик не дал. Удобно обхватив её попу своими широкими ладонями резко притянул жаждущую к себе и прямо впился своими губами в её губы. Приоткрытый рот к этому располагал.

Наталья не успела расстроиться или разозлиться на бесхребетное поведение мужлана. Её поразил тот факт, что пара рук незнакомца уверено ощупывало её трусики, сокрытые под покровами платья, а другая пара рук — «Откуда им взяться?» — недоумевала девушка, ласково поглаживала её роскошные волосы, лебединую шейку. Вот они уже расстегнули замочек платья, в то время, как язычок профессионального любовника исполнял эротический танец у неё во рту. Его тело передом прижималось к её телу. Одеревеневшие члены своим теплом разжигали пламя страсти в ей прелестном местечке, куда их нужно было вставить непременно и прямо сейчас. «Так значит всё-таки два?! — рассмеялась своим мыслям девственница, — он инопланетянин, — догадалась умничка, — а блондинка его помощница-робот. Портрет на стене — его сущность, а то что я вижу перед собой — наведённый трансгендерный эротический морок или, попросту говоря, промутированная галлюцинация.

— Так я права? — отталкивая от себя шефа, спросила землянка.

— Стопиццот права, — поскучнел шеф, — куда смотрели твои глаза, криогенная дура? — обратился он к блондинистой напарнице или секретарше, — сделай всё как было.

Вмиг всё изменилось. Блондинка пропала. Перед ней стояло существо в иноземной одежде, как на портрете. Только оно было живое. Кабинет превратился в каюту космического корабля, сквозь иллюминаторы которого виднелись незнакомые звёзды.

— Далеко мы от Земли? — поинтересовалась похищенная пришельцами.

— А тебе не всё равно? — спросил четырёхглазый, на ваших задрипаных космошипах десяти жизней не хватит чтобы вернуться. Может, продолжим начатое? Раз уж ты меня раскусила, — жалобно сказал четверорукий, стыдливо переминаясь на своих четырёх (по аналогии на своих двоих (ц))

— Пожалуй, ты прав, — согласилась Таша и со свистом содрала с себя платье, купленное по случаю в бутике «Напрямую из Италии и Франции в Россию»

Её симпатичное сиреневое бельё прекрасно оттеняло девичьи формы. Небольшая грудь немного больше второго размера пыталась стремиться к третьему. Ярко алые сосочки давно стояли во всю свою упругость и мощь. Они были весьма крепенькими от частых тренировок девчачьими пальцами во время монооргастической любви. То самое местечко, скрытое от посторонних глаз прелестными трусиками с кружавчиками в тон бюстику, при виде которых, у многих юношей пубертатного возраста происходила самопроизвольная эякуляция в лучшем случае, а в худшем они теряли сознание, завидев мокрое пятнышко возле щёлочки для вложения...

А пятнышко у Ташечки было. Даже не пятнышко, а пятно. Здоровенное пятнище от жидкости, беспрестанно сочившейся из её лона. У среднестатистической земной особи мужеского полу, давно бы начался твёрдокаменный стояк от таких сексуальных откровений, но Думбист не был землянином и его обе сущности, хоть и шевелились в штанах, но ещё не были готовы к полному отвердению. Поняв в чём загвоздка, девица, мечтающая о разнузданном сексе с инопланетянин, довершила начатое. Она сняла лифик и трусики с себя и одежду с чужого.

— Всего по четыре! — восхищённо воскликнула Таша, присела на корточки и загрузила в свой прелестный ротик четыре небольших шарика.

Следует не погрешить против истины — членов было всего два и анальных отверстий тоже два. Раскованная девица тут же запихала по два своих пальчика в оба-два заднепроходных отверстия чужого, используя свои разные руки, и принялась посасывать по очереди начинающие воспарять ввысь мужественные отростки увенчанные прекрасными головками. Непрошенные мысли тревожили её милую головку: «Сразу два там у меня не поместятся или будет больно». Отогнав их от себя, девушка двигала пальчиками в попе иноземца, а члены прижав между собой во рту ласкала язычком и покрывала страстными поцелуями, иногда загружая их к себе в ротик по очереди, доставая до горла. Таша при этом издавала утробные звуки: «Грлыть, грлылыть». Из её рта сочилась вязкая слюна вперемешку с выделениями двучленного. На полу давно натекла небольшая лужица от её хотений.

Поняв, что давно готов, Думбист поднял с колен человеческую женщину и, извиваясь своими подвижными членами, словно змеями, резко вошёл в оба любовных отверстия давно желающей чего-то подобного.

— А-аа-ах! — вскрикнула Ташка, став женщиной.

Нет, не оттого, что ей было больно. Больно не было вот ни чуточки. Она вскрикнула от неожиданности. Уж больно ловко с ней это проделал инопланетный любовник. Его члены, в отличие от землянских, могли менять свои размеры как в толщину, так и в длину, извиваясь, как змеи, они привносили некий шарм и новые ощущения в любовные откровения. Назвать фрикциями их можно было, но с бооольшой натяжкой. Чужой стоял на месте, а его члены двигались в обоих полостях его жертвы любви. Быстро скользя вперёд и взад, то расширяясь, то сужаясь. Они то двигались синхронно, то вразнобой — пока один заполнял анус Таши основательно, другой сокращался до минимума, покидая её приветливую вульву. Это было так необычно приятно, ново, со всепоглощающей страстью, что девушка то вскрикивала: «Ай, ай, уй, ах, ох, оп, оуч, чу, чух, аппа! — то начинала постанывать, подвывая: м-м-м-м-н-н-нннннуу-у-у-у-у-фффуух, фух, фух».

Вскоре и стриптонианина забрало основательно. Его члены затвердили, и он стал резко двигать своим тазом, синхронно вводя их в обе полости женщины с Земли. Таша начала вопить от приближающего оргазма: «ООО-ох! Ох! Ох! У-У-И-иииииИ-ЭХ! Ёбтвоюжматьхорошотокак!!!», оргазмируя на этой прекрасной ноте, обмякла, привалившись к начавшему изливаться во все её дырочки инопланетника. Стриптонианин сделал губы трубочкой и завыл: «У-уть! Уть-утють, чи-чи-пы-пыххахахахахаать! Атятять!» и тоже обмяк, закончив оплодотворение оплодотворяемой. Следует отметить, что семя из его левого члена, хоть и заполнило предназначенную для этого полость, но всходов не дало.

Зато через пять земных месяцев, Таша — инопланетный инкубатор, принесла потомство из предназначенной для этого земной природой полости, тринадцать малипусеньких симпатичных кракозябриков — так она ласково называла своих прелестных деточек.

Часть — 2

Планета Стриптон, та, что вращается вокруг Звезды Стриптор, имела вражеских соседей, проживающих по другую сторону Галактики. Название их планеты на землянческом языке было Клашники. Клашникианцы были лютыми врагами миролюбивых Стриптониан. Однажды последние не выдержали беспричинных угроз и обид, подколок и придирок, объявили войну первым. Стриптон проиграл войну в первые же три часа. Вражеский космобомбовоз, прорвавшись через все линии обороны, забросил промутирующий вирус на вражескую планету. Тем самым устроив всепланетный геноцид.

— Особенность вируса была заключена в его гендерной избирательности поражения человека, — рассказывала мозгоглючка своей человеческой подруге историю родной планеты, пока та пеленала своё многочисленное семейство восьмидырчатыми пелёнками, — мужеское население он обходил стороной, а женственный организм, заразившись, в течение трёх недель подвергался морфогинезу и к концу срока становился мужественным. Вскоре на планете ни осталось ни одной женщины. Вирус, выполнив свою задачу, самоликвидировался.

Космические перелёты были прекращены. Всё сто ...  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх