Наша комиссарша

Страница: 2 из 2

меня чуть ли не подбрасывало. Хватая губами за мочку уха, тёрся о её бархатный живот. Мял, сильно сжимая, роскошные груди. Чувствуя, как дрожит и бьётся подо мной женщина, с каждым толчком старался засунуть ей глубже, и глубже. И когда мне удавалось достать членом особенно далеко, она совсем уж беспомощно вскрикивала, содрогаясь всем телом. Её стоны уже переходили в крики. Мне бы придержать себя, чтобы продлить удовольствие. Да куда там! Я сильнее и сильнее толкал её. Пытался достать членом ещё дальше, пока прокатившаяся по мне дрожь, перешедшая в сладостные конвульсии, не заставила отчаянно прижаться к её животу.

— Только не кончай в неё! —

закричал Пашка.

— А-а-а!!!

задёргалась она подо мной.

— Смотрите! Обкончалась! —

обрадовался Пашка.

— Дай ей в рот! —

толкнул он меня. Поднявшись, я хотел, но не успел донести. Сперма ударила из меня во все стороны.

Она больше не сопротивлялась. Держать её было не нужно. Пашка, сменивший меня, не торопился. Уложив поудобнее, он поднял её полные ноги, раздвинул их шире и мощным толчком вошёл в неё сходу. sexytales.org Она истерично закричала. Забилась, выгибая спину. Замотала головой, разбрасывая по сторонам мокрые волосы. Её огромные молочно белые сиськи, размахивая сосками, заколыхались. Торчащие вверх ноги запрыгали на Пашкиных плечах. Она, то немного успокаивалась, то вновь начинала метаться, стонать и кричать. Только теперь, спустя много лет, я понимаю, сколько же оргазмов пришлось испытать женщине в ту ночь.

Пашка из нас был самым крутым. Мучил он её долго. Наконец, выдернув член и скорчив страшную гримасу, кончил прямо на неё. Сперма струя за струёй крупными мутными пятнами шлёпалась ей на живот.

Она затихла.

— Мальчики, я устала. Мне неудобно на спине, —

низким, срывающимся от глубокого дыхания голосом пролепетала она и хотела подняться. Но мы тут же перевернули её на живот. Пашка коленом раздвинул ей ноги, запустил руку вниз и, упёршись ладонью в лобок, рывком поставил её раком.

— Славка, твоя очередь, —

шлёпнул он её по ягодице.

Славка мгновенно оказался сзади неё и неумело засуетился, пытаясь ей засунуть.

У него не получалось. Маргарита Станиславовна, стоя на четвереньках, сама, запустив руку себе между ног, поймала его член и направила в себя.

— О-о-ох! —

выдохнув со стоном, она упала на локти. Славка, как заведённый, быстро-быстро задвигался, прижимаясь к её ягодицам.

— Ох! — Ох! —

опять застонала она, забилась всем телом. Задвигала своими широченными бёдрами, пятясь назад и пытаясь плотнее насадить себя на Славкин член. А он двигался всё быстрее и быстрее. Она рвалась из стороны в сторону. Её огромные сиськи беспорядочно болтались, шлёпаясь между собой. Я не удержался. Сразу обеими руками схватил их и стал тискать. Она подняла голову и посмотрела на меня. Дышала очень тяжело. Щёки пылали. Мокрые волосы прилипли ко лбу. На её лице было столько страдания, что мне её даже стало жалко.

Пашка, опустившись рядом на колени, поднёс член к самому её лицу.

— Соси! —

Взяв за волосы, запрокинул ей голову. Она, вытянув шею, схватила его член губами.

— Здорово! —

Погладил Пашка её по голове. Я, продолжая мять ей сиськи, не отрываясь, смотрел, как она глубоко заглатывает Пашкин член.

— Как классно она это делает! —

Опять погладил он её по голове:

— Хочешь у тебя тоже пососёт? —

Повернулся ко мне. Я тут же оставил в покое её сиськи. И через секунду она уже сосала у меня. Сосала она очень старательно, порой так глубоко заглатывая, что даже кашляла.

А, Славка, вцепившись ей в бёдра, и не собирался униматься. Вдруг, она застонала ещё громче. Задвигала из стороны в сторону своей широченной задницей.

— Сейчас опять обкончается! —

Закричал мне Пашка:

— При оргазме баба сосёт отчаянно!

И Славка, наконец, кончил, забрызгав спермой ей всю спину. И тут кончил я. Прямо ей в рот. Она даже не смогла всё проглотить.

— Мальчики! Хватит! Я больше не могу! —

Откашливаясь, жалобно попросила она, и попыталась подняться.

— Последний остался, —

Удержал её Пашка.

— Константин, ты чего? —

повернулся он к Косте.

— Ребята, не получится у меня, —

послышался в ответ срывающийся шёпот.

— Давай! —

подтолкнул его Пашка.

С Костей была целая история. Этот очкарик, маленький и худющий, имел колоссальный член. Мы все восхищались, когда иногда заставляли Костю показывать нам его. Костин член невозможно было обхватить пальцами одной руки. А когда в возбуждённом состоянии он его клал на тетрадный лист, то головка свешивалась с другой стороны листа. Вдобавок на головке сидела огромная бородавка. Костя жутко комплексовал по этому поводу. Но Пашка говорил, что это — супер!

— Давай! —

ещё решительнее подтолкнул его Пашка. Пока мы уговаривали Костю, Маргарита Станиславовна продолжала покорно стоять раком с широко расставленными бёдрами.

— Костя! Да, —

каким — то тоненьким голоском сама жалобно попросила она. Наконец, Костя решился. Опёршись одной рукой на спину, другой, придерживая своего монстра, долго водил им ей по промежности, отыскивая истекающий вход. Он весь подобрался, порывисто сжал ладонями её бёдра и слегка надавил. Маргарита Станиславовна испуганно замерла, как — то вся насторожившись. Даже не было слышно, как она дышит.

— У-у-ум! —

после недолгой паузы, с каким — то надрывным мычанием, Костя погрузил в неё на всю длину свой огромный член.

— Ы-ы-а-а-а! —

даже не закричала, завыла она, обрушившись своими тяжёлыми сиськами на траву. Задрожала всем телом, судорожно выгибая спину. Забилась в истерике.

— Держите её! —

закричал Пашка. И мы все снова набросились на неё. На этот раз справиться оказалось не просто. Я обнял её за шею.

— У-у-ум! —

снова вошёл в неё Костя.

— Костенька! Миленький! Мальчики! Ы-ы-ы!!! —

бессвязно выла она, пытаясь вырваться.

— Костик! Ты последний. Накачай её, как следует, —

кричал Пашка.

Её голова металась из стороны в сторону, хлестая меня по рукам прядями волос. Я видел её обезумевшие глаза, широко раскрытый ревущий рот.

— Надо сделать ей больно, чтобы в себя пришла! —

пытался удержать её Пашка, с силой тиская ей сиськи. Её стали звонко шлёпать по ягодицам.

— У-у-ум! —

раз за разом засовывал ей Костя.

— Ы-ы-а-а-а! —

запрокинув голову, ревела она на весь лес, продолжая рваться всем телом. Нам стоило большого труда удержать её. Но самое страшное наступило, когда Костя стал кончать в неё. Ещё бы немного и она просто раскидала бы всех нас.

Костик так разошёлся, что вставил ей палец в задницу, но трахнуть туда не решился. Сразу после него туда оттрахал её Пашка

— Пашенька! Не надо! Мне больно! —

кричала она, когда Пашка, схватив её за бёдра, медленно всовывал ей в анус.

— Не надо так сильно! —

просила она

— Прогни спинку, —

Пашка раздвинул ей ягодицы, чтобы нам лучше было видно.

— Да, прогнись же! —

резким толчком вошёл он до конца.

— О-о-о-х! Как трудно! —

тяжело выдохнула она.

— Подёргайте её за сиськи, —

Пашка начал мощно толкать её сзади.

— Потрогай её снизу, —

повернулся ко мне. Я запустил руку ей под живот, и сразу мои пальцы провалились в горячую пустоту. Ладонь стала мокрой. Меня поразило, как легко и насколько глубоко моя рука вошла внутрь её.

А-а-а!!! —

Заорала она во всё горло. Завыла ещё громче, чем с Костей.

Пашка мучил её долго. Потом долго кончал, вздрагивая всем телом. Наконец, зарычав, оставил её.

— Ну, что? Будет ещё кто-нибудь её в жопу? —

отвалился он в сторону. Все промолчали.

Маргарита Станиславовна, всхлипывая и причитая, так и осталась стоять раком с высоко задранной вверх задницей. Натруженное, с большими набухшими половыми губами влагалище женщины было полностью раскрыто. В нём виднелась чёрная дырочка, из которой тоненькой ниточкой свесилась вниз маленькая капелька спермы. Из ануса тоже вытекала сперма.

— Посмотрели, и хватит. Если больше никто не хочет, чего глазеть? —

Надавив руками на ягодицы, повалил Пашка её животом на землю.

Она долго не могла прийти в себя. Мы сидели вокруг и смотрели, как она ёрзает животом и сиськами по траве. Вздрагивает, дёргает бёдрами, извивается всем телом, не в силах успокоиться.

— Ну, всё! Всё! Больше не будем, —

Пашка звонко пошлёпал ладонью её по толстой заднице. Она затихла. Дыхание стало ровнее.

Маргарита Станиславовна долго неподвижно лежала, распластавшись на траве. Мы, не шелохнувшись, сидели вокруг.

Через какое — то время она резко поднялась и пошла к озеру. Прыгнув, сразу погрузилась в воду с головой. Потом вынырнула и стала шумно плескаться.

Мы быстро оделись, пока она купалась, и молча ждали её на берегу. Наконец, она вышла из воды и направилась к своей одежде. Не обращая на нас никакого внимания, она не спеша натянула на свои широченные бёдра трусики. Накинула на себя лифчик, вывернув руки, застегнула на спине крючки и заправила тяжёлые груди. Долго возилась

со спортивным костюмом. На влажное тело натягивать его было трудно. Потом уселась и по очереди стала надевать кроссовки. Мы молча наблюдали за ней. А она, не взглянув на нас, по прежнему не вымолвив ни слова, поднялась и пошла к лагерю. Мы побрели следом.

— Маргарита Станиславовна, простите нас. Мы сначала не хотели... Как-то так получилось, —

подал голос Васька, когда пришли в лагерь.

— Огонь погас, —

отрешенно проронила она, усаживаясь на бревно. Мы, перегоняя друг друга, засуетились, раздувая угли и подбрасывая дрова.

Она неподвижно сидела, глядя на разгоравшийся огонь. Спутавшиеся волосы мокрыми прядями спадали на плечи. Но она не замечала этого, продолжая, не моргая смотреть на костёр.

Из леса послышались голоса. Это все шумной толпой возвращались с танцев. Вскоре лагерь наполнился смехом и криками. Она поднялась, так и не сказав ни слова, и пошла к своей палатке.

Мы ещё больше месяца прожили в лагере. Маргарита Станиславовна ни разу не пода-

ла вида, что помнит о том, что случилось на берегу озера. Не было от неё ни единого намёка. А мы, пятеро, стали самыми послушными студентами нашей комиссарши. Уважительно называли её Маргаритой Станиславовной. И никому в отряде даже за глаза

не позволяли звать её Риткой. А, когда на построении перед прощальном костром Маргарите Станиславовне вручали грамоту, мы аплодировали и кричали громче всех.

Правда, после того случая, иногда по ночам, Костик стал пропадать куда — то. Но, сколько мы его не пытали, он ни разу не признался, где бывает.

Двое из нас институт закончили. Троих отчислили ещё на втором курсе. Выпускной экзамен по марксистской ленинской философии и диалектическому материализму я сдавал именно Маргарите Станиславовне. Она поставило мне отлично. Не подумайте чего. Я подготовлен был хорошо. Вот только отвечать было очень трудно. Прошло с тех событий уже много времени, а я до сих пор помню широко раскрытые обезумевшие глаза Маргариты Станиславовны тогда ночью, на берегу озера.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

19 комментариев
  • Снежана Денисовна
    12 мая 2015 7:59

    вот плохой ты мальчик!))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 9:42

    Чтобы не оправдываться, просто расскажу пару старых анекдотов. Умный поймёт, а глупому и понимать не надо.

    «Завалить бы тебя на стол! Да влупить по самое некуда!» — подумал Он, а вслух сказал:
    — Скучно вам в библиотеке, дорогая?
    — Нет, что вы, мы тут устраиваем тематические вечера, выставки, олимпиады школьников...
    А сама подумала: «Лошара! Был бы мужиком — уже завалил бы меня на стол и влупил бы по самое некуда!»

    И второй анекдот вдогонку. Это уж точно про Костика из рассказа.

    Женщина прибегает в полицию:
    — Меня изнасиловали 15 человек.
    — Не волнуйтесь, гражданка, всех найдём.
    — Всех не надо. Только третьего, восьмого и двенадцатого.

    Ответить

    • Рейтинг: 5
  • Снежана Денисовна
    12 мая 2015 10:22

    я бы взяла седьмого и тринадцатого, и заверните на довесок 50 грамм нежности)))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 10:31

    Снежаночка, приятно общаться с умным человеком. Вот, Маргарита Станиславовна и взяла на довесок вместо 50 грамм нежности Костика. А я не такой уж и плохой мальчик. Просто много видел, много знаю. Так много, что порой писать про это боюсь.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Снежана Денисовна
    12 мая 2015 10:34

    ну я же пишу)))))))))))))))

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Anonymous
    Эромантик (гость)
    12 мая 2015 8:08

    Есть способ управиться о старым граыоманом и отправить писать его обратно — фельетоны в газетку, вместо полных диалогами абсолютно неэротишных высеров? Или причина в том, что писать так часто просто некому?

    Ответить

    • Рейтинг: -5
  • чтохренчторедька
    12 мая 2015 8:16

    Вот, нахера грубить автору, он тебе хвост прищемил?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Злая Зая (гость)
    12 мая 2015 9:35

    Данный субъект обожает хамить авторам на их же персональных страницах. Достал уже! Пиши сам и читай свои опусы Эромантик блин!

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • чтохренчторедька
    12 мая 2015 8:09

    Что, Сергей, и в вашем омуте черти водятся?
    На такую историю и не знаешь, что сказать. Молодые, безбашенные засранцы. Но молодцы, что потом по-людски себя повели. Молится должны на такую комиссаршу, что не испортила парням судьбу.
    Описали здорово, впечатляет.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 8:28

    Осуждать легче всего. Вот, только жизнь значительно сложнее, чем нам хотелось бы. Разумеется, мы на следующий день и после дрожали от страха. Ждали последствий. А, успокоились, знаете когда? Когда Костик по ночам вдруг пропадать начал! Хоть он и не раскололся. Но, не идиоты же мы. Всё поняли.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Евгений3
    12 мая 2015 10:52

    Бывает и осуждать тяжело, особенно, когда представишь себя в шкуре героя. Но надо, потому что, насилие — по-любому мерзость, как ни крути. Но стадное чувство у человека очень сильно: чего не сделал бы один, в компании можешь сделать. Вроде бы все знаем, что любовь и насилие несовместимы. Но бесы, живущие в нас, тоже не дремлют. Сможет ли каждый мужик, прочитавший вашу историю, твёрдо сказать, что, окажись он в той компании шестым, никогда бы так не сделал? Думаю, не каждый сможет так сказать, в том-то и беда.

    Ответить

    • Рейтинг: 2
  • Anonymous
    musad (гость)
    12 мая 2015 12:51

    Автор рассказ супер! как с вами можно связаться? есть одна маленькая просьба...

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 13:22

    sergey_masloboev@mail.ru

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Упырь
    12 мая 2015 14:44

    Прикольный анекдот.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 15:06

    Рад, что Вас заинтересовало.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Nord_
    12 мая 2015 16:05

    Интересный рассказ. Читается легко. Вощем, порядок)
    Прочёл и почему-то детство припомнилось. Как однажды мать взяла с собой в общественную баню. Женское отделение, понятно. И все-то бабы были огромные, и мыли свои гигантские белые сиськи, а между ног у них были чёрные мочалки)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Сергей Маслобоев
    12 мая 2015 17:22

    Согласен с Вами. Детские впечатления врезаются в память на всю жизнь. Но на этом сайте про такое писать не принято. Такие рассказы сразу же отклоняются.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • 2510yura
    13 мая 2015 6:42

    10!
    Восхитительно! Хотя и было вроде сначала было изнасилование, но вскоре комиссарша попривыкла и сама подмахивала и просила. Так что всё норм))))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • алекс-др
    31 мая 2015 15:45

    Спасибо автору! Прочитал на одном дыхании! Мне очень понравилось!

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх