Месть необузданных девственниц

Страница: 1 из 14

Восемнадцатилетние прошло неделю назад, но горечь похмелья осталась. Желудок трепетал от пресыщения вкусностями. Водка уже не обладала тем приятным ароматом утренней свежести. Её запах казался самым отвратным из всех известных. Даже запах Шипра, которым брызгался папахен, готовясь отправиться на работу, вызывал у меня рвотные позывы.

Закурив беломорину, я вытащил свой зад в осеннюю круговерть. На улице ровным слоем лежал первый снежок. Поблескивая своими вредными искорками хлестал по моим глазам. Голова пульсировала от боли, дым папиросы, попадая в лёгкие, усиливал её. Бросив недокуренный бычок в попавшуюся на пути моего следования урну, несчастный зашёл в магазинчик на остановке. Прямо перед моим взором оказался огромный стеклянный треугольный сосуд с кровавой жидкостью. Нет, это была не кровь, а я не вампир. Это был томатный сок. Достав мелочь достоинством в десять копеек из кармана, страждущий заполнил полыхающие адским пламенем трубы прохладной амброзией, сдобрив её щепоткой соли, предоставленной вместе с чайной ложечкой со стаканчиком, наполненным водой для её ополаскивания. В те благословенные времена спида не было. Жители не боялись пить сильногазированную воду из автоматов на улице, используя всего лишь один стакан на всех, ополаскивая его холодной водой перед употреблением. Об одноразовой посуде слыхом не слыхивали. Слово секс отсутствовало в лексиконе, но он был и назывался по-иному.

Женщин я подразделял на две категории. Первая — это те, с которыми следовало знакомиться, прогуливаться по улице, дарить им цветы, конфеты, читать стихи, томно вздыхая при луне. И провожая до дому, до хаты, мечтать о прощальном поцелуе. И если заполучил оный, бежать домой вприпрыжку, сияя от счастья.

Другая — это были те, с которыми можно было переспать безо всяких конфетно-букетных периодов. Они не считали это зазорным. И если чувак им нравился, с удовольствием приглашали его к себе домой или приходили в гости. Это был секс без обязательств. И предохранялись они не всегда, что не вело к вен заболеваниям. Да и микробы с вирусами тогда не были такими злостными и злобными, как сейчас. Грипп ещё не был птичьим, а продуктами питания травились редко. Водкой тоже, а вином — запросто. Вино было преотвратное и с некрасивыми этикетками. Зато в сигаретах и папиросах был настоящий табак, а не нарезанная бумага, как сейчас, пропитанная хрен-знает-чем.

Девушки носили кольца не из настоящего золота, а из окрашенного алюминия с камушком из покрашенных стекляшек. Откуда знаю? А у меня на правой руке, начиная от мизинца, было наздёвано три девчачьих кольца и на левой два. Будь они золотые или на худой конец серебряные, мне бы их никто не дал поносить, как залог нашей встречи. Нет, я не был грабителем. Да и кто же будет отбирать дешёвые колечки у прелестных созданий? Я любил знакомиться на улице, в парке, кинотеатре, в трамвае или автобусе. Быстро находя тему для разговора. Стоило только начать, мой язык молотил без остановки.

Мне даже не приходилось врать. В моей жизни произошло столько смешных историй, что их можно было рассказывать три года и три месяца. Будь это конкурсом болтунов, думаю, занял бы там не последнее место. Я даже родился смешно — восьмимесячным. Но сейчас-то мне было восемнадцать лет. Пропасть этих месяцев осталась позади. Прожил довольно много, и хотя не взирал на этот Мир свысока и не чувствовал пока ещё в нём себя хозяином, но ощущал себя достаточно взрослым, чтобы пить, курить, любить и даже сходить в армию, чтобы защищать свою землю от иноземных захватчиков.

Знакомясь с приятной во всех отношениях девицей, я восторгался её колечиком и просил дать посмотреть. Прелесть моих юношеских мечтаний кочевряжилась и подсовывала мне свою нежную ручку под нос. Но не проходило и нескольких секунд, как она всё же снимала дорогую своему сердцу вещицу. Теперь она попалась. Я надевал кольцо на мизинец и обещал его непременно вернуть, если она придёт завтра на свидание. Таким образом я не оставлял им выбора. Конечно, попадались такие, которые ни в какую не хотели оставлять залог своей души и сердца, закольцованные в кусочке блестящего металла. Но я не настаивал — возвращал им обожаемый предмет, стоимостью в две — три поездки на трамвае. Таких было меньше трети. Основная масса понимала, что это игра, и с радостью расставалась со своей побрякушкой на время. Теперь ничто не могло помешать им прийти на свидание. Ведь им хотелось получить назад свою прелестную вещицу, а у меня была стопроцентная гарантия, что она придёт. Память у меня была хорошая, я прекрасно помнил, чьё кольцо, принадлежит какой деве. Конечно, являясь на свиданку, снимал их с пальцев, оставляя только единственное и неповторимое, принадлежащее только ей...

Дверь в магаз открылась, запустив толику морозного, осеннего воздуха и прелестное создание примерно моего возраста, может, немного постарше. Прелестное создание, подойдя к прилавку, скорчила свой носик и покривила губки. Сообразив, что если поднести зажжённую спичку к моему рту, произойдёт взрыв от спиртовых паров, а запах перегара не является амброзией для сбежавшей из страны Эльфов и Дюймовочек. Девушка была миниатюрная, невысокого возраста и просто прелестная. Остаканиваться томатным соком она не стала, а затребовала целую трёхлитровую банку.

— Мои извинение, принцесса, — начал я разговор, — у меня намедни был день рождения. Я теперь взрослый мальчик. Пить, курить и знакомиться могу, не прячась по углам.

Глянув на мои колечка, дама моего сердца улыбнулась:

— Поздравляю! А колечки зачем нацепил? Ты цыган?

— Нет, — признался я, — люблю знакомиться с прелестными созданиями.

Мне почему-то не хотелось врать этой девушке. Рассказал ей всю правду. Она засмеялась и отдала мне тяжеленную сумку, потому что я сказал, что таким Дюймовочкам, как она, не пристало таскать тяжести. Для этих целей нужны мужчины вроде меня.

— Мужчина?! — рассмеялась Света, придерживая дверь магазина, — вот мой мужчина — это мужчина!

Затем она подумала, не обиделся ли я, и чтобы как-то загладить свою вину, внезапно взяла меня под руку. Думаю, ей это ничего не стоило, а мне было приятно. Впрочем, я не обиделся. Субтильного телосложения, невысокого роста, никогда не отличался хорошими физическими данными.

Взглянув на её руку и углядев не простое, а золотое кольцо, задал бесцеремонный вопрос:

— Ты замужем?

— Скоро десять лет будет, а почему ты спросил? Ты ведь просто помогаешь мне донести тяжёлую сумку, — поинтересовалась Светлана.

— Ты слишком молодо выглядишь, Светик-семицветик, — признался оплошавший МЧ в моём лице, — я думал, тебе чуть больше восемнадцати.

— Юрочка, ты серьёзно? Или просто комплимент мне пытаешься говорить?! — рассмеялась женщина.

— И серьёзно, и комплимент, — ответил юноша взрослой женщине.

— То есть ты пытался завязать со мной знакомство с помощью кольца, как это делаешь со своими сверстницами?!!

— Верно, подмечено, — улыбнулся я, — но теперь не пытаюсь. У тебя золотое кольцо, а не эта бижутерия по три копейки за килограмм.

— А если я сейчас его сниму и отдам тебе, ты придёшь на свидание со мной?

— Обязательно приду, но лишь для того, чтобы его вернуть.

— Я слишком стара для тебя?

— Дело не в этом, — ответил герой-любовник, — у меня была и постарше. Дело в другом. Ты замужем. А это против моих правил.

— Какой-ты... Правильный. Ну, вот мы и пришли. Спасибо! — сказала Света перед своим домом.

— За что? — усмехнулся я, — мне не тяжело.

— За прогулку и за всё...

Света осторожно погладила мою щёку, забрала сумку и скрылась в подъезде.

***

— Ну, ты дебил! — сказал Валера, выслушав мой рассказ, — она тебе напрямую семафорила, что хочет, а ты не смог...

— Сам урод, — ответил я, — она замужем, а с замужними не связываюсь.

— А чё так? Боишься, что разъярённый супруг тебе навешает, если узнает?

— Не боюсь, потому что не узнает. Не моё это,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх