Подарок

Страница: 3 из 4

Машку в губы, в оба осока, писел и поцеловал в её прекрасную розочку.

— Ну пошли уже! — немного оттолкнув меня, Маша покачивая бердрами пошла к столику.

— Усаживайся. — сказала она показывая на наш уголок с двумя креслами, кофейным столиком и торшером, где мы любили погонять кофейку.

Я уселся, член не давал положить ногу на ногу, я сел как мог. Маруся подошла к сервированному столику и наклонилась за кофе, сорочка и так прозрачная медленно поднялась и оголила прекрасные мои полупопия, которые были прикрыты только сверху, ближе к пояснице, где проходили стринги. У этих стрингов была чуть расширенна полоска, которая проходила по попе сверху, тоже вся была кружевная с милым треугольным вырезом на верхней части, как раз где ложбинка в районе копчика и еще больше будоражила своей скрытой зоступностью и для взгляда и для дела. Как сладко все выглядит, я не могу просто держаться.

Она взяла кофе, развернулась. Господи, вот так бы и смотрел на тебя всю жизнь! «Не двигайся, не уходи никуда, ты так прекрасно смотришься!». Она, как на подиуме, донесла кофе до столика, и поставила его передо мной. И поцеловала меня, я не приминул воспользоваться предоставленной возможностью погладить её груди с торчащими из разрезов сосками. Она опустилась на корточки и поцеловала мой торчащий член, потом облизнула головку и заглотила на сколько смогла. Я охнул. Она отпустила его, снова чмокнула, поднялась и пошла снова к сервированному столику. «Вот какая коварная женщина» — с блаженством и улыбкой пронеслось у меня в голове. Она картинно прошлась к столику, снова наклонилась, медленно обернулась и так посмотрела на меня. От этой картины встало бы и у мраморной статуй, наверно. Я сидел в кресле и млел. Она взяла съестное и снова двинулась ко мне, переставляя ноги, одна перед другой, не торопясь надвигаясь на меня с удивительной грацией. Что там длинноногие вешалки на подиуме. Вы представьте себе картину, что была передо мной. Это в сотню, в тысячу, в миллион раз прекраснее, чем вешалка на подиуме.

Тут подиум был наш, только наш. Все представления было только для меня. Вот это сюрприз. Она размеренно подошла, поставила все на столик и снова поцеловала меня и моего друга. Потом развернулась и нагнулась вперед прямо передо мной, предоставив прямо мне в руки свою попу. Я раздвинул ягодицы и поцеловал в анус. Она присела, ухватила член руками и ввела его себе в лоно, сев мне на колени. Я был на небесах. Она пару раз двинула тазом. Встала и снова пошла к столику за остатками яств. Грациозно донесла свое тело до сервировочного столика, снова с изящным выгибом забрала варенье с медом и закончив сервировать наш кофейный столик поцелуем в губы и головку, села на кресло рядом, закинув ногу на ногу. Сколько грации, сколько красоты было в её движениях. Как все гармонировало в этом представлении для меня. Обстановка нашей спальни, завтрак, её пышные формы огранял прекрасный наряд, какая форма, какая подача себя, какая выдержанность и стойкость. Мария словно открылась для меня с новой стороны. Я как завороженный смотрел на неё. Я сполз с кресла на пол и на четвереньках подполз к ней, поцеловал ножку, коленку. Развел её бедра в стороны и прильнул губами к разрезу на трусиках, жадно целуя и вылизывая все соки. Она погладила меня по голове, пару раз прижала к себе покрепче, а потом отсранила мою голову от себя и проговорила:

— Давай поедим.

Я встал поцеловал её в губы и груди и уселся в свое кресло.

Кофе был отменен. Мои любимые блинчики и пончики были просто восхитительны. Я обожаю её выпечку, я обожаю её кофе. Она это знает и ей всегда доставляет огромное удовольствие вид того, как я жмуря глаза от наслаждения поедаю все вкусности. Она ни к чем не притрагивалась, она просто смотрела на меня и улыбалась. Пока я разделывался с блинчиками, она раскинулась в кресле и начала облизывая пальчик возить им по свои соскам, по груди, немного сжимая их. Я замер.

— Ты кушай, кушай, Солнце моё. — проговорила она. — Я тут пока сама.

Я глотнул кофе.

— Маня, меня разорвет!

— Не волнуйся, котик, все будет хорошо! — она улыбнулась и запустила пальцы в разрез трусиков, разведя широко бедра. Она играла киской, она ласкала себя с огромным удовлетворением. Она обмакивала пальцы в промежности и намазывала ими соски. Она закинула одну ногу на подлокотник кресла и открыла передо мной всю прелесть своего нежного и сладкого лона. Она запускала туда пальчики, смачно их облизывала и направляла тх или на соски или назад между своих половых губ. У меня плохо получалось с кофем. Еще хуже с пончиками и блинчиками. Я весь перемазался, мед и варенье капали мне на грудь.

— Мафа, я больфе не могу. — профепелявил я дожевывая свой пончик и допивая кофе.

Она в очередной раз вставила пальчики себе в промежность, облизнула их, картинно вытянув ножку убрала её с подлокотника кресла. Томно потянулась и соскользнув с кресла, встала на четвереньки и чуть рыча, как кошка медленно начала подползать ко мне. Я добил кофе, поставил чашку на стол. Она дошла до меня, оперлась мне на колени.

— Ну подожди, дружок. Я тебе помогу.

Она скользнула языком мне по коленке, по бедру. Лизнула мне мошонку. Еще раз.

Мои ноги разошлись сами собой. Член вздыбился и уперся в живот. Она взяла его рукой, наклонила к себе и обхватила губами головку и начала смачно сосать. Но не на долго, соснув пару — тройку раз, она привстала и пошла слизывать с моей груди незамеченные мной капельки меда и варенья, пока я поглощал сладости. Она терлась о мой член гипюром своей сорочки, иногда спускалась ниже и гладила головку члена и уздечку своими сосками. Я обнял её за плечи и все нагибал её к члену, но она была непреклонна и только изредка радовала его поцелуем и легким засосом. Основное внимании она уделяла моим соскам. Она покусывала их, лизала совим то мягким, то острым, то шершавым как у кошки языком, заводя пеня все выше и выше на вершины наслаждения.

Я теперь понял, зачем она дала мне кончить в ванне, она готовила меня к этому, более увлекательному и длительному событию, чем просто быстрый голодный секс. Я выпростал её груди из лифа. Она начала вводить мой. Лен между своих грудей, зажимая и придавливая ими мой ствол. Она накидывалась то на один, то на другой сосок и пока она обрабатывала языком и губами один, второй она не оставляла без внимания и теребила его падьчиками, то сдавливая, то натирая. Потом она остановилась и протянув член между грудей добралась до моих нуб и крепко засосала, засунув свой язык мне чуть не до самых гланд. Она закинула ноги на подлокотники и села ной мой орган, прижав его своим телом ко мне. Она начала ездить по нему вверх и вниз, не вставляя а просто смачивая своими соками. Её соски ходили по моим, губы не разнимались в поцелуе.

Я старался втянуть живот и поймать её лоно чтобы вставить в него своего уже заведенного друга. Она поддалась чуть замедлив движения поймала его и уже без помощи рук он влетел, как по маслу вовнутрь. Тело и любовь обхватили мой член, я вздрогнул, громко выдохнул и обхватив её за талию крепко к себе прижал. Там внутри было все так приятно. Тут снаружи я прижимал к себе самое свое любимое и теплое существо на планете. Я целовал её как сумасшедший, наши языки искали друг друга, губы скользили в бешеной пляске по губам друг друга. Иноа оторвалась от меня, уперлась руками в спинку кресла над моими плечами и дала мне свою грудь прямо к губам. Я жадно впился в неё. Я обхватил обе груди и сжимая их друг к другу свел соски вместе и засунул оба себе в рот. Я лизал, сосал, тянул, делал все, что только мог придумать и сделать сними. Когда я особенно больно прикусывал, она немного отстранялась, я понимая, что меня заносит ослаблял хватку.

Я уже тысячу раз обещал ей, что не буду её кусать, но каждый раз не мог себя удержать и то и дело прикусывал что-нибудь особенно мне понравившееся и получал очередную плюху. Но это так сладко, это так вкусно. Она с силой снова села на меня глубоко-глубоко,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх