Пекарня

Страница: 2 из 3

встававшей девушки, сказал я, — сиди, моя очередь.

— А не умрёшь? — Усмехнулась Ира.

— За час?! — и пошёл к печке.

Подойдя к Галине, высокой, статной, двадцатишестилетней черноволосой красавице, вдруг ни с того ни с сего, нежно погладил ей спину.

— Муррррр, — замурлыкала пекариха и, оглянувшись, — Я думала, Витя зашёл за мной. Он обычно так делает. Ты чего это со мной заигрываешь, Юра? Я девушка замужняя, — не переставая работать, спрашивала Галя, — и старая уже для тебя.

— Я на тебе тренируюсь, — и ещё раз нежно провёл ладонью. — получается? Можно на ровесницах пробовать?

— Мяуууу, ещё как! А теперь иди к Свете, попробуй.

— Куда лететь потом буду? В общем, отчаливай на обед. Власть переменилась.

Галя ещё минут пять объясняла тонкости работы, особенно делая упор, что нужно очень осторожно ставить формы с тестом.

— Нежнее, нежнее, Юрочка. Представляй, что спинку мне гладишь. Ну, смотри! Видишь, грохнул, и тесто опало?! Убедившись, что всё в порядке, она убежала обедать.

Я задумался. Ведь одно звено выпало из общего конвейера, как же, они, теперь продолжат? И чуть не пропустил одну форму. Воткнул, в момент, когда карусель уже поехала. Час пролетел незаметно. Подошедшая Галя, похвалила:

— Молодец! Всего десяток булок в браке, на первый раз очень недурно! Иди, обедай.

Я подошёл к девчонкам, которые резали куски теста и бросали их на весы, а оттуда в формы.

— Вы ещё не обедали?

— Надо ещё одну дежу выработать, потом...

Я подключился. И впятером, мы быстро её опустошили.

На столах, возле окна, все раскладывали еду, принесённую с собой.

— О, да тут закуси много — заметила Лена-мукосейщица, — выпивки только не хватает.

— А повод? — поинтересовалась Света.

— А надо у Юры спросить. В коллектив он вроде влился, а наливать не хочет, — подкалывала вторая Галя, тестомеска.

— Я бы рад. У меня есть трояк. Да где я тебе среди ночи найду?

— У меня есть две бутылки «Столичной». Могу сбегать принести, — заметила Света.

— Тащи, а ещё три с копейками, я тебе завтра принесу.

— Девчонки, хорош, пацана спаивать, — недовольно сказала Ира-бригадира.

— Да перестань ты Иринка, — сказал я тридцативосьмилетнейлетней бригадирше, — Света, давай, одна нога здесь, другая там. Должен же я влиться в коллектив?

Ира махнула рукой, но она же должна была сказать. Сказать-то она должна была, и все это прекрасно понимали.

Общага стояла впритык с пекарней. Через пять минут вернулась Света и из-за пояса вытащила две «Столичные». К нам присоединилась погрузчица. Я разлил по стаканам.

— Давай, Юра, тост. Ты же выставляешься.

Я встал:

— В детстве у меня была мечта попасть в место...

— Ой! Уже старик!

— Да не перебивай, пусть скажет!

— ... в место, где много красивых девушек. И чтоб я там был один, — я оглянулся.

— Да один, один! А слесаря не в счёт.

— Ну да! И ещё, чтобы они полураздетые там были. В белых одеяниях. Мечта сбылась. Мне ещё и платят за это! За мечту?!

— За мечту. За то чтобы мечты сбывались. За сбычу мечт! За тебя! — мы соединили стаканы.

Следующий тост сказала Ира-бригадира. А Светин мне запомнился:

— Желаю твоей будущей жене хорошего мужа!

— Ну, я буду хорошим, ты не сомневайся.

На самом деле я знал, что у Светы в сентябре свадьба, и даже был приглашён на неё.

Потом к нам присоединилась Галя-пекариха, её подменил кто-то из бабушек-уборщиц. На столе появились, непонятно откуда взявшиеся, бутылка «Московской» и два огнетушителя. От вина я отказался, и мы с Ирой-бригадирой, усевшись на ступеньках перехода, делились жизненными проблемами. Она узнала, почему мне пришлось бросить техникум. А я, во всех, так важных для меня подробностях, как она первый раз рожала. Потом Галя-пекариха поделилась со мной проблемами детей и взрослых и кивала головой, внимательно прислушиваясь к моим советам бывалого воспитателя:

— Ты прав, Юра. Точно.

Потом мы со Светой немножко пообсуждали её подвенечное платье, и она согласилась, что оборочки должны быть пошире. Ведь кому, как не мне знать это? Уж в чём, в чём, а в свадебных нарядах-то я разбирался, будь здоров. Вторая Галя получила от меня дельный совет, что до брака ни-ни, а уж потом, пожалуйста, сколько хошь.

Лене-мукосейчице мне долго пришлось объяснять, что если она будет долго выбирать, так и к тридцати замуж не выйдет. И основной упор должна делать на мужика с жильём и без родителей.

— Ну, про жильё, козе понятно. Но почему без родителей? — недоумевала она.

— А откуда же анекдоты про тёщ взялись?

— А если тесть? Бывает же сын с отцом живут?

— Тогда столкнёшься с другими проблемами...

— С какими? Отец, что ли, за мной ухлёстывать будет?

— Ты сама это сказала, не я!

Утром меня разбудили в расстоечной. Её почти сразу выключили, как только сломался конвейер.

На следующий вечер, отдав долг Свете, я пытался выяснить, кому ещё заплатить за остальные бутылки, но мне сказали, что не надо. И продолжение банкета уже ко мне не относится.

Прошло полмесяца. У нас немного сменился состав. Кто-то ушёл в отпуск. Была дневная смена с шестнадцати ноль-ноль до двенадцати ночи. Пришли две новые девочки из училища на практику, Зина и Люда.

На Зине, высокой, светловолосой, крупненькой девушке, мой глаз долго не задерживался.

А вот Люда... Люда невысокая, худенькая, темнолицая с каштановыми волосами, сразу покорила меня своей непосредственностью. Её милая улыбка заставляла моё сердце биться намного чаще. В её глазах я ещё не тонул, но купался с большим удовольствием. А её славные выпуклости, округлости и вогнутости, сбивали мои мысли в кучу. И улыбка идиота непроизвольно наплывала на лицо. Мне думается, что если любовь с первого раза существует, то это был как раз тот особенный случай, который довольно часто происходил в моей жизни.

У меня не было напарницы, что позволило подкатить к Ире-бригадире, поставить Люду ко мне.

— Что понравилась?

— Да она такая худенькая. Ей надо полегче работу.

Перед сменой Люда подошла ко мне:

— Бригадир сказала, ты просил, чтобы именно меня в напарницы к тебе послали.

— Ну да, — злясь на вредину Иру, пришлось подтвердить мне, — ты такая маленькая, худенькая. Здесь всё-таки, полегче.

— И всё? Больше нет причин? А бригадир мне ещё одну назвала.

«Ну, Ира! Спасибо ей!», — подумалось мне, а вслух:

— И, какую? — покраснел я.

— Потом выясните, — прервала нас одна из девушек. Принимайте смену.

— Люда снова обосралась! — кричали злючки-тестомески. Люда краснела и расстраивалась. Я выключал конвейер, разбивал побольше стопок для неё, и мы продолжали. Все выбоины, впадины и подъёмы пола мне были известны, вагонетку закатывал и выкатывал готовую, без помощи девушки. Для меня это были игрушки. Света, моя первая напарница, поступала так же. Она никогда не смеялась и работала за себя и за того парня.

Чувство обретённой силы и мощи всё больше наполняло мой организм и сознание. Однажды, во дворе у Сергея решили померяться силой, кто у кого руку положит. Я победил всех парней-одногодок! Даже Сергея, а ведь он работал там же.

— Ничего не пойму? Как тебе это удаётся? Я не меньше твоего работаю?

— Тут кроме силы, технику надо знать, — отшучивался я.

После обеда Люда, тронув меня за плечо, поинтересовалась:

— Юра, Ирина бригадирша, сказала, что я должна помогать тебе с вагонетками, а дежу одна закатывать. А у нас всё наоборот?

— Людочка, ты ещё не втянулась. Когда мы работали со Светой, она тоже так делала...

— И ты тоже... промазывал и не успевал ставить формочки? — она была просто поражена.

— Ещё хуже, чем у тебя было. Давно приметил, девушки гораздо выносливее.

— Юра, Гале в больницу надо... Пойдёшь на печь? — прервала нас Ира-бригадира.

— А ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх