Капсула

Страница: 2 из 7

приятная дрожь. Девчонка уже предвкушала радость от игры со своей нежной щелочкой. «В самом деле, а почему бы не сделать это прямо сейчас?» — подумала она.

Настя развела ножки и улеглась поудобнее, чтобы предаться беспредельно бесстыжему озорству своих проворных пальчиков у себя в писюльке. Она закрыла глаза и слегка приоткрыла свой маленький ротик, из которого время от времени исходили глубокие выдохи, сопровождающиеся тихими тоненькими стонами. Интимность обстановки запертого помещения ванной комнаты внушала чувство защищенности, что еще больше усиливало возбуждение и стимулировало похоть. Настена дрочила писю почти каждый день и толк в этом знала. Пальчики ее то умело орудовали вокруг клитора, то ныряли поглубже в мокренькую норку, то без тени стыда уделяли внимание другим дырочкам: в попке и еще одной — той самой, из которой девочки писают. Именно с этой маленькой дырочкой у Насти и были почему-то связаны самые яркие образы ее сексуальных фантазий. Другой рукой в это время она ласкала свои изящные грудки, сосочки на которых тоже налились невинной похотью и были очень чувствительны. Всё это делала она, не торопясь, наслаждаясь каждой секундой приятного занятия.

Так продолжалось еще несколько минут. Девушка была распалена, щелка ее пылала от страсти и наслаждения, но кончать пока не собиралась, хотя по всему телу от позвоночника, через попку и низ живота, до самого кончика клитора все чаще набегали волны похотливого упоения, заставлявшие красавицу вздрагивать и немного выгибаться дугой.

Вдруг как будто сквозь сон, Настя услышала странный шум, а точнее, звук. Он был негромким и был похож на звук работающей у кого-то по соседству электродрели. Малышке совсем не хотелось прерывать ласки своей письки. Ей и глаза-то открывать не хотелось. Она решила продолжать, не обращая внимания на этот раздражитель. Она так увлеклась, что погрузилась почти в забытье. Писюля трепетала и пульсировала, куда-то в попку и в низ живота накатывали и накатывали сладостные волны. Маленький клиторок набух и пылал от девичьей похоти. Настюшкина щелочка неистово текла... Она стонала и извивалась, лежа в ванной, то погружалась в воду, то подмахивала попкой, норовя вынырнуть из воды подобно русалке. Все её естество уже трепетало и предвкушало долгожданный бурный оргазм...

Но в какой-то момент тот самый назойливый звук, к которому она уже успела привыкнуть, внезапно исчез. Так внезапно, что его исчезновение озаботило еще больше, чем его появление. От неожиданности Настя открыла глаза... и... ничего не могла понять. Голова сильно кружилась, вероятно, от этого она не могла осознать, где верх, а где низ. Звука булькающей воды тоже не было слышно. Было абсолютно тихо. Собственно, крана, из которого лилась вода, тоже не было. И вообще это была не Настина ванна! Это была вообще не ванна, а что-то другое... Недоумение сменилось испугом, который заставил ее буквально подскочить на месте.

Чтобы понять, где она, как и когда сумела попасть сюда, и что происходит вообще, девушка, постаралась взять себя в руки. Посидев так с полминуты, нарочно разок кашлянула. Услышав собственный голос, она немного успокоилась. Хотя звучал ее голос несколько необычно, как-то глухо. Было такое впечатление, что стены, пол и потолок обиты чем-то невероятно мягким и толстым и способны поглотить все звуки, доносящиеся изнутри. Настя стала с любопытством осматриваться и вспомнила, что перенеслась она сюда все в той же позе, которую приняла, начав с собой забавляться, но находится она уже не в ванне — теплой воды вокруг нет, а где-то, или в чем-то, где и пол, и потолок, и стены абсолютно однородны и плавно перетекают друг в друга, образуя внутри некий объем, по форме напоминающий кокон. Изнутри кокон имел прямоугольную форму со значительно сглаженными гранями и углами и напоминал, скорее, внутреннее пространство гигантского яйца. Размер этого... помещения или кокона был таким, что в длину он был немного меньше Настиного роста (ноги она вытянуть не могла), а в высоту и ширину примерно одинаков и равнялся половине длины (максимум, что можно было себе позволить — это сесть или встать на четвереньки).

Бедняжка сидела, облокотившись на одну из торцевых стен и вытянув немного раздвинутые ножки перед собой. Она по-прежнему была совершенно голенькой. Низ живота ныл, писька горела огнем от незаконченного дрочения. Девичьи попа и спинка ощущали под собой мягко-упругую, какую-то приятно-теплую материю. То, из чего были сделаны стены, пол и потолок было чем-то знакомым, но она никак не могла взять в толк, чем именно.

Пытаясь ни то проснуться от странного сна, ни то действительно привлечь к себе внимание или позвать на помощь, она встала на колени, пригнув голову, и стала ощупывать внутреннюю поверхность пространства, которое она подсознательно окрестила для себя КАПСУЛОЙ.

Капсула казалась абсолютно герметичной — в ней не было ни дверей, ни окон, ни даже люков. Вообще никаких даже намёков на отверстия, через которые можно было бы выбраться наружу. Тщетно ее глаза пытались найти даже источник света. Его просто не было, хотя сам свет был. Тускло-оранжевый, но всё же был. Он не исходил ни откуда, он просто присутствовал, как нечто само собой разумеющееся. Несмотря на замкнутость и ограниченность пространства, душно в нем не было. Было не холодно и не жарко, а просто комфортно. Во всяком случае, так казалось. Не выходила из головы лишь мысль о гнетущей нереальности всего происходящего и об отсутствии идей о том, как отсюда выбираться.

От бессилия и отчаяния Настя громко закричала и плюхнулась лицом на пол, задрав кверху свою тепленькую чистенькую попочку, так как вытянуться, чтобы упасть навзничь просто было невозможно. Ей хотелось плакать, она ничего не понимала, но уныние и пессимизм — вовсе не Настин удел! Она перевернулась и согнув ножки в коленках перед собой, и обхватив их руками. Она решила, что просто надо снова попытаться взять себя в руки и вспомнить или понять, что произошло, или происходит...

Так она сидела еще какое-то время, стараясь осмыслить происходящее и найти какой-то выход. Она то всхлипывала, то вздыхала... Наконец, собралась с силами, набрала полную грудь воздуха и закричала что было сил своим звонким как колокольчик голоском: «Ааааааааа!!! ... « Никакой реакции со стороны Капсулы не последовало. После такого выкрика она затихла и просто сидела, ритмично раскачиваясь взад-вперед, вцепившись руками в собственные нагие коленки.

Но тут стало происходить нечто странное, пол под ее голой попкой стал шевелиться! Сначала она решила, что ей показалось, она прекратила раскачиваться и прислушалась. Звуков не было слышно никаких, зато Настин маленький задик уже отчетливо почувствовал под собой какие-то шевеления. От испуга малышка не смела опустить взгляд и рассмотреть, что это там. Она решила пощупать рукой — точно, пол шевелится, ее попка не врет! Еще через мгновение она поняла, что шевелится не только пол, но и все стены, и потолок! Эти шевеления были похожи на какие-то перебирания и перекатывания чего-то упругого внутри стен, в толщи той мягко-упругой материи, из которой они состояли. Интенсивность этих колебаний росла с каждой минутой, и они уже были различимы не только на ощупь, но и визуально.

Настя испугалась не на шутку, так как подумала, что Капсула хочет ее раздавить внутри себя, но внутренний объем ее не изменялся, просто все, буквально все вокруг пульсировало и клокотало. Все более заметные бугорки размером с девичий кулак то выпирали, то вновь опадали из всей внутренней поверхности Капсулы. Некоторые из них были уже настолько сильны, что даже раскачивали безучастно теперь уже сидящую девушку, толкая ее то в спину, то в пятки, то в попку, словом везде, где Капсула соприкасалась с ней.

Беззащитное дитя, все еще ничего не понимая, продолжало сидеть и пытаться игнорировать то, что происходит вокруг. А что еще оставалось? Бежать некуда, кричать тоже бесполезно... Она чувствовала себя совсем маленькой беззащитной девочкой, попавшей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх