Капсула

Страница: 4 из 7

Еще бы, ведь она лет с одиннадцати учила свою писечку испытывать оргазм! Нет, она не просто терла свою письку в кроватке перед сном, орудуя пальчиками под ночной рубашкой. Для нее это был настоящий праздник, таинство! Разумеется, об этом никто не знал, и она тоже никому не говорила. А выглядело это примерно так. В тот год, когда она начала этим заниматься, она училась в первую смену. Придя домой после уроков, Настя до вечера была предоставлена сама себе в пустой квартире. Она закрывала входную дверь на ключ, бросала портфель и шла в ванную комнату. Там она тщательно мыла руки, снимала трусики и обязательно писала. Это было обязательным условием — писать нужно было голенькой, то есть сняв трусики совсем, а не просто приспустив их на колени. Кстати, эта привычка сохранилась у нее и по сей день — писать голой перед сексом или сеансом онанизма. Больше всего Насте в детстве нравилось писать в ванну, потому что там можно присесть на корточки и смотреть на свою голенькую безволосую писю-щелочку, из которой сочится струйка, более того, это все великолепие можно было потрогать пальчиками прямо во время столь интимного процесса. Итак, писала она всегда, оголив попку, присев на корточки в ванной, и внимательно наблюдая за тем, как это происходит. То ли от того стыда, который она испытывала при этом, то ли от прохлады, которая холодила в это время ее маленькую внезапно лишенную трусиков попочку, у нее почти всегда в конце струйки из письки вытягивалась длинная, тягучая, прозрачная как слеза, очень теплая и скользкая на ощупь капелька смазки. Потом она мыла свою маленькую целочку теплой водой, вытирала зачем-то полотенцем досуха, и, оставаясь в школьном платьице, шла к себе в комнату. Там задирала подол до самых сисечек, садилась в позе лотоса на неубранную с утра кровать, приставив к стене подушку, и выставляла напоказ куклам и плюшевым мишкам, стоявшим на полке напротив, свою прелесть, свое девичье сокровище — голенькую безволосую писечку. Убедившись, что все «зрители» на месте, она принималась за дело. Настя запускала свои детские пальчики меж распахнутых при сидении в позе лотоса губок и, медленно, исследуя себя, перебирала розовые лепесточки, дразнила клитор и тыкала пальчиком как могла в дырочку. Она периодически мочила пальчик соком своей писюльки. Делала она это, закрыв глаза и запрокинув голову назад. Так могло продолжаться полчаса, а то и час, прежде чем Настина целочка, изливаясь соками на простынку, заставляла свою хозяйку выгибаться дугой, почти что вставая на мостик и выпячивая свою оргазмирующую писю всё выше и выше, «на всеобщее обозрение».

Сейчас же уже взрослая Настя стояла раком и отчаянно двигала задом, насаживая еще и еще раз свою бритую разгоряченную киску на почти каменный ствол. Она вспоминала свои детские «забавы с голой писей» после школы и представляла те ощущения, накладываемые на то, что творил растолстевший как кабан и твердый как сталь член в ее трепетной вагине в эти самые мгновения... У нее такое уже бывало во время мастурбаций, но тут все было в десятки раз сильнее!... Волна томных судорог пробежала по всему ее голому телу, по спинке, по животику, и нырнула куда-то как будто бы прямо в попочку. От этого девушка громко застонала, а вернее взвыла, колени затряслись, ноги подкосились, а пися резко сжалась изнутри и обхватила таранящий ее член. Горячий поршень тоже не выдержал такого натиска и, вонзившись в последний раз в розовую мокренькую плоть до упора, стрельнул семенем в самую вглубь сладкой пизденки. Струя спермы была такой мощной, что похотливая девчонка почувствовала ее обжигающие хлесткие удары внутри себя: «раз... два... три... « и брызги снаружи — они оросили и стену, и белые булочки ее нежной и блестящей от пота попы. После этого Настя рухнула на бок без сил, а член безучастно повис, оставаясь частью Капсулы.

Настенька часто дышала, приходя в себя от такого сумасшедшего оргазма. Ее животик поднимался вверх, а потом судорожно опускался, несколько раз подрагивая при каждом выдохе. Не было ни сил, ни желания шевелиться. Носиком и губами Настя почувствовала какие-то мягкие прикосновения, это был один из членов, торчавших из пола. Его запах неожиданно сильно подействовал и возбудил еще не отдышавшуюся девушку. Она тот час приоткрыла ротик и заглотила его. Снова закрыв глаза, малышка решила просто с наслаждением, не спеша пососать член. Он был таким мягким и скользким, что она с невероятным упоением обрабатывала его своим проворным язычком.

Сладостные ощущения опять стали уносить девочку в страну собственных, только ей одной ведомых фантазий и воспоминаний. Ей почему-то вспомнилось, как однажды, когда ей было 14, она зашла в аптеку и, страшно краснея и смущаясь, купила там себе небольшую клизму. Нет, доктор не прописал ей клизмы, и никто не просил ее о такой покупке. Тем не менее, она купила ее именно для себя, вернее для своей юной попки. Дело в том, что, устраивая почти ежедневно для кукол в своей комнате «концерты», главным номером которых было соло маленькими пальчиками на голенькой, но уже поросшей нежным пушком писечке девочки-подростка, сидящей в позе лотоса, при поднятом до подмышек подоле платья, она стала понимать, что та дырочка, что пониже — ее попка — тоже хочет чего-то, но никак не могла понять, чего. На обычные ласки, от которых ее же писька просто сходила с ума, попа почти не отвечала. Требовались исследования. Для этого и нужна была клизма. Прежде всего, она помогала легко решить вопрос гигиены перед такими исследованиями. Ну и помимо этого гладкий и длинный, сужающийся к концу и более толстый у основания, наконечник клизмы тоже наводил на размышления. В тот день она просто решила, что писю сегодня трогать не будет, а исследует свою попку. Купив клизму, Настя как обычно пришла домой и заперла дверь. Вымыла в ванной руки и саму клизму с мылом. Потом пописала, задрав подол, и присев на корточки как она это любила. В этот раз она решила платье все же снять, чтобы не намочить. Промыть попу при помощи нового устройства оказалось делом не столь уж простым, но всё же выполнимым. Совершенно голая и абсолютно чистая, она вышла из ванной и пошла к себе. Сегодня она решила не садиться на кровать, а лечь и согнуть в коленях ноги, потому что так удобнее, да и куклы смогут лучше видеть все происходящее с ее маленькой попочкой. Наконечник, снятый с клизмы, никак не хотел входить в сухое и тугое розовое отверстие. Было больно, но ничего не выходило. Точнее наоборот не входило в девичью попку. Но интерес от этого только нарастал! И тут Настю осенило! Она голышом сбегала на кухню и принесла оттуда на кончике мизинца немного сливочного масла. Усевшись теперь опять в свою излюбленную позу лотоса, Настя поднесла маслице к своей попке и постаралась расслабить ее как могла. К ее удивлению, в этот раз девичье очко распахнулось перед ее тоненьким пальчиком и она втолкнула туда обильно намасленный мизинец, стараясь продвинуть кусок тающей от внутреннего тепла попы дополнительной смазки. Во второй раз мизинец нырнул в попу уже весь, потом она вогнала туда поочередно другие два пальца, которые были заметно толще. Попу распирало изнутри, и было ужасно стыдно, никаких острых ощущений не наступало, но от стыда и предвкушения какого-то разврата, писечка у Насти обильно текла и трепетала, клитор набух и пульсировал. Тогда она решилась вставить в промасленную попочку лежавший рядом наконечник от клизмы на всю длину и оттрахать пальчиками свою уже изнывающую пизденку. Оргазм поимел в этот день девочку в обе дырочки. Она кончила, едва начала ласкать свою нежную промокшую писюльку. Она была сейчас горячей и скользкой как никогда. При этом те сладостные волны, которые накатывали ей в попку со стороны спины перед оргазмом, были усилены в десятки раз вставленным в нее твердым предметом. Настенька, когда стала кончать, сильно кричала и даже упустила несколько капелек мочи из своей целочки прямо на кровать...

Из мира воспоминаний девушку вернуло ощущение того, что кто-то положил ей руку на бедро, а потом ласково погладил ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх