Хроники Джес. Часть 2

  1. Хроники Джес. Часть 1
  2. Хроники Джес. Часть 2
  3. Хроники Джес. Часть 3
  4. Хроники Джес. Часть 4
  5. Хроники Джес. Часть 5
  6. Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

Страница: 3 из 7

состоянии, ей требовалось около минуты, чтобы войти в рабочий режим. Ты действительно меня спас... За что-о-о... — негритянка медленно протянула, игриво проведя ноготком по моему прессу, спускаясь к пуговице джинсов, — ... я и не устаю тебя благодарить.

Я вздохнул. Вот ведь влип. Спас попавшую в беду девушку, а она оказалась не только не человеком, так еще и совершенным оружием... И заодно орудием. Смотря на что направить.

— Знаешь, Джес, я буду с тобой откровенен. Я далеко не самых хороший человек. У меня было много ошибок в жизни. Я не могу похвастаться высокими моральными принципами. Более того — у меня дикое количество сексуальных фантазий, которые я никогда не решился бы озвучить в общении с реальной девушкой. Многие назовут меня извращенцем, и будут правы. С этой стороны, мы с тобой, похоже, просто созданы друг для друга. И к тому же, все, о чем ты рассказала, дает мне понять, что не спаси я тебя от тех насильников, ты уже сейчас вполне могла бы стать воровкой, убийцей... И вряд ли тебя это сильно заботило бы.

— Ты не прав. — Джес ткнула меня в грудь пальцем. — Гарольд Фрост заложил в меня все известные ему понятия человеческой нравственности и морали. А еще я нахожусь под жесткими ограничениями модифицированных законов Азимова.

А-а-а. Как же. Я слышал о подобном. Еще на заре истинного развития робототехники один безвестный поклонник произведений Айзека Азимова решил, что раз уж сам автор убедительно доказал несостоятельность трех ограничений для искусственного интеллекта, то необходимо их доработать. Потому что ИИ, похоже скоро будет создан, а нормальных человеческих пут для него так никто и не придумал. Ну, он взял и представил общественности усовершенствованный список законов. И предложил раскритиковать их любому желающему. Но к удивлению новатора, ни одного воинственного критика так и не обнаружилось. Люди читали Постулаты, вывешенные на его блоге, и писали комментарии — почти все исключительно в положительном ключе. Ну, разве что, кроме троллей. А звучали Постулаты так:

— Робот не может причинить вред человеческому телу, или допустить, чтобы его бездействием человеческому телу был причинен вред.

— Робот обязан исполнять приказы человека, если они не противоречат первому закону.

Третий пункт об обязанности робота защищать свою жизнь тот безвестный поклонник старика Азимова предложил вовсе исключить. И это было правильно. Потому что, по сути, уже сам этот закон вносил нестабильность в логическое восприятие первых двух законов. У робота нет жизни, есть только срок существования в рамках заданной программы. Возможно, чрезвычайно долгий, но это срок существования. Робот — вещь, а не живой человек. Вас не смутит, если холодильник, оставленный на ночь открытым, начнет защищать свою жизнь? А он ведь от этого испортится.

Словом, модифицированные законы Азимова всем пришлись по вкусу. В них не было той расплывчатости, что почти привела к глобальной катастрофе в книге «Я, робот». Проще говоря, у искусственного интеллекта больше не было шанса трактовать смысл законов по своей воле. Четко сказано: не навредить телу человека. Никак. И это было правильно. А с головой, сознанием, мыслями человек пусть сам справляется. Впрочем, уже спустя месяц, после того, как два модифицированных Постулата разлетелись по сети, из разных уголков киберспейса начали поступать циничные возгласы. Нерды и извращенцы кричали о том, что если робототехника когда-нибудь породит секс-ботов, и они будут стоить вменяемых денег, чтобы их мог позволить себе любой желающий, то первый закон будет только мешать. «А как же БДСМ»? — вопили эти бледные поганки, в жизни не державшие в руках настоящей женской груди.

Так или иначе, а вопрос о том, может ли робот причинять-таки вред человеческому телу по взаимной договоренности с владельцем, и не причинять этого вреда никому и никогда больше, даже по приказу владельца, обсуждался десятилетиями. И вот сейчас прямо передо мной (вернее, прямо на мне) сидела гиноид, с вложенными в ее сознание модифицированными законами Азимова. Неспособная причинить вред человеческому телу, никогда, и ни при каких условиях. Или...

— Получается, согласно твоим ограничениям, ты не способна причинить вред человеку? — Спросил я

— Человеческому телу. — Ответила Джес.

— А что в твоем понимании признается вредом человеческому телу? — Мне все больше становилось любопытно, даже возбуждение схлынуло, сменившись исследовательским интересом.

— Преднамеренное несогласованное с владельцем нарушение целостности его телесной оболочки. Преднамеренное, вне экстренной ситуации, не согласованное нарушение целостности телесной оболочки любого другого человека, не являющегося моим владельцем. Причинение боли, выше показателя в один волт.

Вот это последнее уже для меня было новостью. Слышал я, что какие-то ученые (хорошо, что хоть не британские) научились измерять ощущаемую человеком боль. Но о том, что этому показателю присвоено название я узнал лишь сейчас.

— И что это за боль? Один волт? Расскажи.

— Это показатель, внедренный Диком Рихтером, который означает, что человек перестает адекватно воспринимать реальность. Происходит изменение состояния сознания, человеческий разум уходит вглубь себя, словно в хранилище. Собственно, термин волт (vault) придумал тоже мой создатель, доктор Фрост. А Рихтер только вывел общую константу. У любого человека, вне зависимости от его порога чувствительности есть уровень, порог, триггер, который переключает его мозг на полное невосприятие окружающей действительности.

Я молчал, пытаясь переварить услышанное. специально для sexytales.org Получается, что роботы могут причинять боль... Но не могут при этом преднамеренно вредить? Только по договоренности с владельцем. Или с третьим лицом, но только в экстренной ситуации (читай, в вопросах жизни и смерти)... А что, это вполне удобно. Если человек предварительно договорится со своим роботом, и в памяти последнего останется соответствующая запись, то робот может даже убить своего владельца. И никто его не вправе обвинять. Человек должен сам отвечать за свои поступки.

Ведь никто не станет обвинять автомат Калашникова в убийстве, если человек из него застрелится. И не надо путать искусственный интеллект с человеческим разумом и свободой воли.

Это даже гуманно — робота, в отличие от родственника, не посадят за убийство, если он по просьбе умирающего введет ему смертельную дозу снотворного. Возложить на плечи роботов всю тяжесть эвтаназии... В этом определенно что-то есть.

К тому же, подобное послабление в законах Азимова вполне логично. Ведь если потребуется спасти человеческую жизнь (то есть, выполнить первый закон), но нужно будет, скажем, ампутировать человеку руку, то искусственный интеллект встанет перед дилеммой.

Что сделать: оставить человека погибать, или причинить ему вред? И то и то недопустимо. А здесь все вполне логично. Ввести анестезию, ампутировать конечность, вытащить из-под завала... Все более-менее, заканчивается удачно. Или, как в случае с секс-ботами. Владелец вполне может приказать роботу помучать его. Отхлестать плетью, или ввести огромный фаллоимитатор в одну из дырок (кто сказал, что владельцем может быть лишь мужчина?). Или просто потребует вести себя грубо в постели — царапать ногтями спину до боли или даже до крови, терзать соски, покусать член... Разные бывают любители, и секс-боты должны уметь все это, на то они и идеальные любовники. Изящное решение! Только одно мне непонятно.

— Слушай, а что ты стала бы делать, если бы была... ну, в состоянии действовать, когда на тебя напали бандиты? Если ты не можешь вредить людям?

Джес пожала плечами.

— Я просто убежала бы от них по крышам. Ты видел, что я могу и для меня не проблема карабкаться по отвесной стене, подолгу висеть на пальцах на крае здания... Не в этом дело. Ты подобрал меня очень вовремя — ведь после взрыва ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх