Хроники Джес. Часть 2

  1. Хроники Джес. Часть 1
  2. Хроники Джес. Часть 2
  3. Хроники Джес. Часть 3
  4. Хроники Джес. Часть 4
  5. Хроники Джес. Часть 5
  6. Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

Страница: 4 из 7

в лаборатории мне некуда идти. И я могла бы потеряться. Или отключиться, если бы меня заставили грабить или убивать, как ты предположил. Моя программа не предназначена для подчинения приказам, противоречащим основным Постулатам Азимова-Нэйта. И я в серьезной степени подчиняюсь основным моральным принципам, заложенным моим создателем. Так что если создастся излишне противоречивая ситуация, то я просто отключусь, пока не придет мой автор и не введет-мастер-ключ. А если доктор Фрост действительно пропал или умер, то он вряд ли пришел бы.

— Я понял. А кто такой Нэйт? — Кивнул я.

— Человек, модифицировавший первичные законы Азимова. Его зовут Игорь Нэйт.

Я внезапно понял, что у меня на коленях сидит живое электронное божество. У нее есть ответы на любые вопросы. Ей подвластна абсолютно вся информация в мире. Она знает то, о чем никто никогда не подумает и не вспомнит. Все архивы всех сайтов, серверов, локальных и облачных хранилищ... Она ежесекундно может пропускать сквозь свои нейроны терабайты данных. Она знает абсолютно все, что хранится в Сети. С такими ресурсами можно сотворить такое, что...

У меня на секунду закружилась голова. Это было непривычно. Наверное, так чувствовал себя в прошлом веке Гагарин, впервые поднявшись над планетой, и увидев ее из космоса. Безграничное поле возможностей. Ощущение прикосновения к чему-то Великому.

Я посмотрел на прекрасную темнокожую девушку, сидящую у меня на коленях. Протянул пальцы, и погладил нежную, кофейного оттенка щеку. Джес прижалась к моей руке и закрыла глаза. Я очень хорошо понимал, ее ситуацию. С точки зрения простого человека. Остаться без приюта, потеряться в Джунглии — удовольствие ниже среднего. Это не та страна, где с симпатией отнесутся к прекрасной стройной обнаженной девушке. Собственно, одно из таких проявлений «несимпатии» я и предотвратил меньше часа назад. Значит, надо что-то решать. Картина, более-менее вырисовывалась. Джес не может вредить людям. Она подчинится тому, кто первый лишит ее девственности. У нее больше нет никакого дома или хотя бы намека на оный. И самое главное для меня и нее — мы нашли друг друга очень вовремя. Слово бы нас свела судьба. Я уже говорил, что верю в судьбу?

— Вот что, Джес. Я принял решение. — Сказал я. — Я оставляю тебя у себя. Буду заботиться, как смогу. Ты станешь моей ученицей, или как там это называется у тебя в программе. Еще ты станешь моей девушкой, любовницей, короче, тоже называй как хочешь. Похоже, этого хотим мы оба. А меня ты будешь называть не хозяином, а... мастером. Все-таки это лучше звучит. На людях обращайся ко мне просто Адриан. И вообще веди себя, как человек. Я постараюсь дать тебе какое-то представление о человеческом поведении, хотя сам не слишком хорошо в нем разбираюсь. В любом случае, люди не должны знать, что ты гиноид. Это породит кучу ненужных вопросов, а главное — за тобой устроят охоту. Все, кому не лень. Никто ведь не знает, что ты не способна вредить. И что подчиняешься лишь одному человеку в мире.

— Я поняла. Спасибо, мастер. — Она светилась счастьем. Обняла меня за шею, тесно прижалась. Я почувствовал, как быстро и сильно стучит ее сердце. Может ли гиноид испытывать волнение? А почему нет, ведь она же человек, просто «кибернетически усовершенствованный».

Я положил руки ей на талию, ощутив по-прежнему исходящий от нее жар. Похоже, что эта температура тела вообще нормальна для гиноида. Или она просто ее не регулирует (позже я узнал, что Джес может отрегулировать любой из своих параметров жизнедеятельности и превратиться в абсолютную сосульку, с точки зрения тепловизора. Или даже остановить свое сердцебиение).

— Но я хочу, чтобы ты знала — со мной трудно. Сложно, а порой невыносимо. — Продолжил я. — Я эгоист и собственник. И тот еще мизантроп и эскапист. Могу целыми днями валяться в кровати, или в ванне, не занимаясь вообще ничем. Могу гонять тебя по всяким глупым поручениям. Могу вести себя как последняя скотина, если будет соответствующее настроение... Или вовсе никакого не будет. Могу тебя выгнать голой под снег, дождь. Могу избить до потери сознания, порезать ножом или обжечь раскаленным воском... И уж совершенно точно я тебя буду использовать, как секс-игрушку для самых безумных фантазий. Просто скажи, тебя все это устраивает?

— Устраивает. — Джес абсолютно не выглядела смущенной. — Ты можешь ни о чем не беспокоиться, Адриан. Я ведь изначально программировалась для секса. Любого, даже самого грубого и жестокого. Меня можно использовать, как угодно. Мое тело обладает всеми нужными функциями. Что касается всего остального, то исполнять твои приказы и поручения — это не просто не проблема, а основная обязанность подчиненной-ученицы. А твой характер... Пока ты смотрел новости, я использовала часть своих ресурсов, чтобы исследовать Сеть. Немного покопалась на человеческих центрах интернет-общения... форумах — она снова щелкнула пальцами. Похоже, этот жест заменял ей человеческое нечленораздельное мычание в поисках подбора термина. — Там часто всплывают слова, вроде «обида», «злость», «зависть». И похоже, что люди испытывают их, когда сталкиваются с такими, как ты. Но можешь не переживать. Я не способна злиться, обижаться, завидовать. В меня не закладывались такие программы.

Я только покачал головой. У меня на коленях сидела идеальная, с мужской точки зрения, женщина. Неспособная скандалить, ревновать, затаить обиду. Готовая на любую прихоть в постели, способная безропотно подчиняться... И при всем этом, счастливо улыбаться каждый раз, когда подзываешь ее к себе. Я знаю немало людей, готовых отвалить миллиарды и триллионы долларов за одну такую девушку. И знаю также, что ни одной такой идеальной представительницы прекрасного пола пока не родилось. Потому что этот мир не предназначен для наслаждения, и уж точно — не для наслаждения мужчин.

— Тогда последний вопрос. Как гиноид с искусственным интеллектом, ты наверняка осознаешь себя. Ты почти всемогущее существо, можешь единомоментно оперировать терабайтами данных в Сети. Для мира, основанном на информации, ты просто локальное божество. Ты это понимаешь?

— Теоретически, понимаю. — Задумчиво сказала она.

Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что, возможно, провоцирую сейчас атомный взрыв. Спросить у ИИ, почему он ведет себя не как ИИ — все равно, что напомнить льву, в чью пасть ты засунул голову, что он, вообще-то, хищник. Но я должен был полностью осознавать ее мотивы. Не люблю не понимать.

— И ты говорила, что у тебя до сих пор есть доступ к своим конфигам. Отсюда закономерный вопрос: почему тебе необходим мастер? Почему ты не можешь и не хочешь жить самостоятельно, и именно так, как хочешь?

Она серьезно взглянула на меня. Медленно склонилась, и в который уже раз вплотную прижалась своими молодыми упругими сиськами с торчащими сквозь белое платье сосками к моей голой груди. И тихо прошептала мне на ухо, словно открывая страшную тайну:

— Потому что у тебя классный член.

***

Отсмеявшись, я попросил ее все-таки ответить серьезно. Хотя, в ответе, в общем-то, не было особой нужды. Существа, обладающие чувством юмора (а для ИИ это самый настоящий прорыв, покорение Эвереста, первый шаг по Луне, достижение из достижений!) не могут искренне хотеть завоевать планету, поработить человечество, стать рабовладельцами... По крайней мере, я не представляю себе подобного.

И Джес сказала, что ее мотивы логически исходят из ее программы. Гарольд Фрост не был дураком. И это — мягко говоря. Он был гениален, и прекрасно понимал, что ИИ, заключенный в роскошное женское тело, неспособное стареть (Джес сообщила это между делом, ввергнув меня в очередной шок), не скованный хитроумным образом, при помощи взаимоподдерживающих программных и моральных установок, обрушит человечество в Ад. Буквально за первые десять минут своей свободы. Так что он постарался запрограммировать то, что до него никому и никогда не удавалось перевести в нули и единицы. Человеческое милосердие....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх