Хроники Джес. Часть 4

  1. Хроники Джес. Часть 1
  2. Хроники Джес. Часть 2
  3. Хроники Джес. Часть 3
  4. Хроники Джес. Часть 4
  5. Хроники Джес. Часть 5
  6. Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

Страница: 2 из 5

их вещи прогоняли через какие-то глупые рентген-аппараты. И вообще, на таможенных контролях были дикие зверства с многочасовыми досмотрами, допросами и опозданиями людей на рейс. Как бы то ни было, сейчас все иначе. Куда жестче, но иначе. Есть человек с уникальным набором параметров. Его не подделаешь (ну, так принято говорить). Это отпечатки пальцев и сигнатура радужки глаза. Собственно, на них и основывается вся система идентификации. Плюс ее в том, что не нужно никаких дополнительных документов и бумажек, которые все равно проще простого подделать.

Минус в том, что если ты накуролесил, то объявляешься преступником (нередко автоматически) во всех странах Юниона. И куда бы ни приехал, все равно окажешься в розыске. А розыск — это автоматическое распознавание лиц на всех камерах мира, сканирование глаз и пальцев на терминалах в любых серьезных учреждениях... Плюс, никто не отменял живых представителей правоохранительных органов. В итоге получается своеобразная полицейская планета. Чихнешь подозрительно, и тебя уже изучают специализированные скрипты, проверяя, не несет ли твой чих угрозу обществу...

Знаю, звучит очень страшно. Но на практике, изготовители поддельных паспортов давно уже переквалифицировались в хакеров, создающих поддельные личности для преступников (те, кто не переквалифицировался — просто сдох, как не выдержавший естественного отбора). Так что все, в общем-то, по старому. Наверное. Я ведь не знаю, как там было сто лет назад.

Собственно, я не волновался ни за себя, на за Джес. Искусственный интеллект совершенно точно способен выполнить работу, на которую (по слухам) уходит у спецов от пяти, до десяти минут. Я просто не любил этот момент с контролем, и мечтал как можно быстрее устроиться в первом классе транспортера. Там есть удобные кресла-лежаки, кондиционер, нет тесноты и вечного ада эконом-класса. Все эти пьяные морды обожравшихся толстопузых «мужиков», женщины с орущими детьми, нерды в капюшонах и с ноутами, вечные статусные блонды со смартфонами дороже, чем их законченное образование... Которого, скорее всего, просто нет. Я не люблю людей. Но все-таки стараюсь не слишком им вредить. Наверное именно поэтому меня, одного из немногих коснулось счастье обрести гиноида в случайной уличной стычке.

Наконец, нас пропустили в буферную зону. Там уже начали скапливаться ожидающие вылет. Многие слонялись по залу, поскольку были здесь впервые. Кто-то забрел в дьюти-фри и запасался бухлом. Кто-то неторопливым шагом направился в сторону ювелирного салона, часть людей сидела в кафе. Я подошел к автомату, взял несколько бутылок воды, себе и, на всякий случай, Джес.

— Хочешь пить или есть? — Спросил у нее.

— Нет.

— Тогда пошли, побродим.

До посадки оставалось еще примерно полчаса. Мы бесцельно шатались по залу ожидания, слушая приглушенные объявления на нескольких языках. Сообщали о том, как прибывали и отправлялись транспортеры, о том, что началась регистрация на рейс, о том, что начинается посадка... Джес снова завела близкую дружбу с попугаями. Уже через минуту на ее плечах сидело по две птицы, а на пальцы опустилась огромная бабочка с голубыми, как лазурь, крыльями. В буферной зоне тоже было много пальм и попугаев, кажется, они были распиханы по всему терминалу.

Я подошел поближе. Попугаи и Джес синхронно покосились на меня. Птицы отвернулись и затеяли рокочущий диалог друг с другом, причем их ни капли не смущало, что они болтают буквально через голову негритянки. Джес просто смотрела на меня, машинально ероша перья одной из птиц.

— Знаешь, Адриан, — сказала она, — я думаю, что мне нужно какое-то постоянное напоминание о тебе.

Я удивился:

— В смысле?

— Ты недавно назвал меня своей рабыней. Это было так здорово... Я действительно твоя рабыня, и мне это нравится, и я не хочу, чтобы что-то менялось. Но в Сети я нашла, что рабыня должна постоянно помнить, кто она такая. Ей нужен какой-то символ рабства.

— Ну, это можно устроить, раз уж ты так хочешь. Можно надеть на тебя ошейник, или прижечь каленым железом, или...

— А есть что-то, что будет напоминать о себе постоянно? То, к чему нельзя привыкнуть, или забыть?

Хм... И это она меня фантазером называла? У нее самой фантазия ого-го.

— Есть, Шоколадка. Что-нибудь, что будет причинять тебе боль при каждом движении. Или просто вызывать дискомфорт.

— Вот! — Она торжествующе вскинулась. Попугаи тревожно заворчали и начали топтаться у нее на плечах. Как бы не порвали тонкое платье... — Вот это то, что нужно! Пусть будет и боль и дискомфорт сразу! Они мне будут напоминать о том, кому я принадлежу... О-о-о-о, как здорово! Пожалуйста, давай сделаем это со мной! Что же это будет, мастер?!

Я только покачал головой. Никогда еще меня девушка не просила сделать ее перманентной страдалицей с таким горячим желанием и энтузиазмом. Но, раз уж это сделает ее счастливой...

— Пойдем. — Я согнал с нее живность (попугаи окатили меня выразительнейшими взглядами, в которых читалось неприкрытое презрение) и повел за собой. Где-то тут неподалеку я видел характерную символику магазина для взрослых. Знаю, звучит совершенно глупо. Секс-шоп в буферной зоне терминала. Но я ведь уже говорил, что это Джунглия. Тут возможно если не все, то очень многое. В том числе, купить секс-игрушки перед вылетом. Раз до сих пор такой магазин не закрылся, значит, он востребован. К тому же, для облегчения мук совести туристов, это заведение было максимально обезличено. Лишь над дверью была заметна лаконичная гравировка — символ Марса пронзающий символ Венеры.

Мы вошли. Честно сказать, я впервые был в подобном заведении — ну не приходилось мне покупать секс-игрушки для своих девушек, они все были нормальными. И им более чем хватало обычного секса. Это было скучно, но я успел привыкнуть к такой постановке вопроса. А теперь... Теперь я связался с нимфоманистой негритоской, которая мечтала о боли, как о самом сладчайшем наслаждении, потому что она должна была напоминать ей обо мне.

И вот я стоял посреди небольшого зала, с десятками полок, на каждой из которой стояло множество всякого-разного. Фаллоимитаторы (огромное количество разновидностей, одинарные и двойные), вибраторы (всяческих цветов, работающие от батарейки и от розетки, разных размеров и с разными формами головок), анальные бусы-дорожки, батт-плаги, надувные девушки, имитации вагин и анусов... Естественно, было много эротичной одежды для девушек, были специальные матрасы, на которых можно лежать, обмазавшись маслом. Были и сами жидкости — масло, анальная и вагинальная смазка, разные ароматические свечи, восковые слитки (для любителей обжигать партнеров)...

Словом, было все. Но мне нужно было другое.

— У вас есть анальные стразы? — Обратился я к скучающей за стойкой девице. Та секунду «обрабатывала запрос», потом посмотрела на меня, на негритянку, как-то сконфуженно улыбнулась и убежала в глубь магазина. Хм. Кто из нас должен краснеть и стесняться, я или продавец? Она целыми днями проводит в окружении всех этих орудий разврата, а простой вопрос ее поколебал... Странно. Впрочем, меня это волновало в последнюю очередь. Спустя пару минут девушка примчалась обратно, и положила на витрину передо мной несколько упаковок.

— Вот, выбирайте.

В каждой из коробок было по металлическому батт-плагу. Это специальные маленькие дилдо, которые имеют форму этакой острой капли. Кончик там и правда заостренный, но орудие быстро расширяется коническим образом, а вершина очень толстая, но закругленная. И вот эта самая толстая капля-копье («жало», как я его называю) насаживается на тоненькую металлическую штангу, на другом конце которой есть фиксатор. Такого же диаметра, что и «жало». С внешней стороны фиксатор инкрустирован здоровенным стеклянным камнем. Или сразу несколькими. Собственно, инкрустация может быть любой, и именно эта кастомизация сделала подобные дилдо столь популярными. Обычно такие «украшения» вставляются в попку, и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх