Хроники Джес. Часть 4

  1. Хроники Джес. Часть 1
  2. Хроники Джес. Часть 2
  3. Хроники Джес. Часть 3
  4. Хроники Джес. Часть 4
  5. Хроники Джес. Часть 5
  6. Хроники Джес. Часть 6. Финал первой главы

Страница: 4 из 5

— именно то, что мне нужно. — И Джес одарила меня лучезарной улыбкой.

Наконец, мы добрались до ячейки с моей машиной. Я ткнул в пару кнопок, и двухлетний «Опель» выкатился из бокса, тихо шурша непробиваемыми бескамерными шинами.

Я коснулся замка, машина распознала отпечатки и тихо мелодично пискнула. Все, двери разблокированы. Я забросил джесин чемодан и свою сумку в багажник, и открыл перед девушкой переднюю пассажирскую дверь:

— Милости прошу.

Она грациозно, насколько ей позволял дилдо и низкая посадка машины, уселась. Я обошел машину и тоже сел.

— Ну что ж, вот мы и дома. Теперь добраться до особняка...

— Мастер, скажите, я могу снять платье? — Перебила меня Джес. — Оно так стесняет движения...

— Можешь. — Я махнул рукой. — Разувайся, раздевайся, делай, что хочешь.

Я не переживал, что случайные прохожие или пассажиры встречных машин могут увидеть голую Джес. Во-первых, я в своей машине, пусть и временной. Во-вторых, мы находимся в Соларии, на территории Юниона. И здесь каждый человек, превысивший планку 18 лет мог делать со своим телом все, что ему вздумается. Даже покончить с собой, не говоря уже о сексе, наркотиках или проституции. Естественно, к этому закону прилагалась куча уточнений: чтобы свобода отдельного гражданина не ущемляла свободу окружающих его людей, и так далее. Словом, обнажаться в своей машине ты можешь, а вот отвлекать водителей на скоростном хайвее, размахивая сиськами из люка — нет. Где-то между двумя этими действиями и лежала тонкая грань свободы и несвободы.

Девушка мгновенно избавилась от одежды, и обуви. Отбросила их на заднее сиденье, и с облегчением улеглась возле меня в кресле.

Я хмыкнул и вжал кнопку старта. Электромотор неслышно активизировался и машина плавно тронулась.

Мы мчались по освещенным автострадам, мимо районов, густо заставленных аккуратными частными домами, домиками, особняками... где-то вдалеке виднелся деловой Сити. Его можно было узнать безошибочно, по огромному скоплению неона и по небоскребам, вспарывающим редкие облака на звездном небе. Джес замерла, с упоением вглядываясь из окна в ночной вид. Я подумал, что она никогда прежде не видела ночного неба, и приказал машине откинуть верх, благо дождя не обещали.

— Смотри, сколько звезд! — Подмигнул я негритянке.

Голая девушка уставилась в обнаженное небо, задрав голову и вытянув руки вверх.

Ночной ветер обдувал мое лицо, трепал волосы, и я мог лишь представить, как сейчас кайфует от легких касаний прохладного воздуха мудро раздевшаяся Шоколадка.

— Ю-хуу!! — Она издала вопль, который был понятен и без слов. Похоже, моя рабыня была бесконечно счастлива. — Это так прекрасно! Столько огней! Столько света! И ветер холодит мои соски!! — Кричала она, не особо заботясь тем, кто ее слышит

Я ухмылялся, одним глазом поглядывая на дорогу, а вторым кося на откровенно балдеющую Шоколадку. Она расслабленно валялась в весьма похабной позе, одну ногу забросила на край дверцы машины, вторую согнула в колене и отвела в сторону. Я положил руку ей на бедро и поглаживал, благо что управлять машиной почти не требовалось. Было в этом что-то умиротворяющее: мчаться по пустынному хай-вею, гладить ножку голой девицы в твоей машине, слушать посвист ветра...

«До пункта назначения пятьсот метров» — Предупредил меня бдительный компьютер.

Надо же! Мы уже почти приехали. Я подмигнул Джес и свернул в переулок, из которого был очень удобный подъезд к моему дому. Еще буквально минута — и вот мы уже стоим возле моих ворот.

— Приехали.

Я потянулся, как всегда после долгой дороги. И повернулся к Джес. Она больше не валялась, а сидела, внимательно разглядывая мой дом.

— Очень красивый особняк. — Резюмировала она.

— Рад, что тебе нравится. Теперь ты будешь жить со мной.

— Спасибо тебе, Адриан... спасибо мой дорогой, любимый мой мастер... — Она потянулась ко мне и наши губы встретились. В который раз за этот день я жадно целовал обнаженную негритянку, прижимал ее к себе, хватал за нежные ягодицы, мял сиськи, кусал ее губы и играл с озорным язычком... Наконец, добрых две минуты спустя, я решительно оторвался от нее:

— В дом! Живо!

Мы выбрались из Опеля, я почти на автомате врубил систему отзыва машины в прокат. Через несколько десятков минут явится служащий и заберет автомобиль. Деньги списываются с моего кредита у них в конторе автоматически... Удобно. Я взял чемодан и сумку, набросил на плечо рюкзак. Джес схватила платье и шлепанцы и приплясывала своей босоногой кошачьей поступью от нетерпения. Смотрел бы на это вечно...

— Откройся, — приказал я калитке, и та послушно отворилась. — Входи. — Это уже негритянке.

Пройдя по не длинной тропинке из натурального камня, и войдя в дом, я скомандовал:

— Свет!

Зажглись диодные ленты, растянутые по всем стенам. Освещение было мягким, но при нем можно даже читать с бумаги... если только найдешь такую антикварную редкость, как бумажная книга или газета.

— Так, Джес. — Начал объяснять я — Дверь прямо — большая комната. У меня там медиа-зал. Диваны, кресла, плазменные панели, игровые приставки и прочая лабуда. Направо — кухня, налево — большая ванная. Лестница, — я показал на винтовую лестницу из светлого дерева, — ведет на второй этаж, там две спальни, небольшая ванная и мой кабинет. Есть еще подвал, но туда нам пока не надо...

— Я поняла, мастер. До подвала мы с вами еще обязательно доберемся... — Прошептала Джес, прижимаясь ко мне всем телом. Даже сквозь рубашку я чувствовал, какой жар от нее исходит. Белое платьице она безжалостно стиснула в кулаке. — Сейчас я хочу... вас... прямо здесь и сейчас..

— Не мни платье. — Я с трудом себя контролировал, но понимал, что должен быть с ней строг в такие моменты. Эта похотливая пантера с соблазнительными сиськами может просто выжать меня до капли, если ее не контролировать. — Посмотри, во что ты превратила свою одежду! Похотливая неряха! Дай сюда.

— Простите, мастер... — Девушка потупилась.

Я строго взглянул на мулатку.

— Я ведь обещал тебя выпороть? Так, чтобы ты не смогла сидеть неделю? Ну так я сейчас выполню свое обещание. Идем.

Багаж я оставил в холле, сбросил тяжелые ботинки, тут же оставил шлепанцы девушки. Перебросил ее платье через плечо и повел покорную негритянку наверх. Я знал, что буду делать с ней. И пусть только попробует сказать, что это не самое настоящее наказание.

В одной из спален — той что для гостей — у меня лежал про запас большой моток витой пары. Лежал давно, потому что не был нужен, ведь я почти везде пользуюсь беспроводными технологиями. Только в момент строительства внутридомовой инфраструктуры мне приходилось подключать разные стационарные гаджеты к проводам, и это было более обосновано, чем Wi-Fi. Я открыл ящик шкафа и достал коробку. Достал моток и распустил на всю длину. Это очень крепкий провод, так как скручен из восьми отдельных жил, и заключен в оболочку из эластичного пластика. Такой провод держит на весу несколько сотен килограмм, и им совершенно точно можно привязать или связать человека так, чтобы тот не вырвался. Поэтому я отмерил несколько метров витухи, отрезал ее и кивнул на кровать:

— Ложись, шлюшка.

Джес беспрекословно повиновалась. Правда, легла на спину, а мне нужно было наоборот. Так что я не преминул грубо схватить ее за руку и за ногу, и без разговоров перевернуть на живот. После этого быстро и крепко связал ей руки над головой проводами. Привязал их к спинке кровати. Взял подушку, вытряхнул ее из наволочки. Приказал негритянке:

— Открой рот.

А когда она это сделала, я начал запихивать Джес в рот наволочку. Запихал почти все, оставив снаружи лишь небольшой «хвост», и строго сказал:

— Не вздумай выплевывать. Ясно?

Девушка смотрела на меня со смесью вожделения, восхищения и... страха? Но понятливо закивала.

Тогда я сбросил с себя всю одежду (я не меньше Джес люблю ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх