Шоу в отеле или Последняя капля

  1. Лёгкие деньги или Кошмарная фотосессия
  2. Секс-вечеринка или Жизнь ничему не учит
  3. Шоу в отеле или Последняя капля

Страница: 2 из 5

в самом низу у пруда, от него асфальтовые тропинки уходили в подъём горки и двигались к столовой, спа-салону, развлекательному залу. Хозяйственная зона, где предстояло провести месяц мне, располагалась сразу за столовой, и была огорожена высоким металлическим забором, так, что камера при съемках не могла бы при всем желании заснять ненужный материал, как кто-нибудь выносит из столовой помои, например.

Сама хоз. зона имела отдельный въезд и вход, а также у работников были собственные спальные помещения, порядком хуже, чем у участниц проекта. Но меня все устраивало, жаль только, осмотревшись, я понял, что пересекаться с женой я буду крайне редко, ведь даже расписание приёма пищи у нас было в разное время. Рабочие не должны были попадать в кадр ни при каких условиях. Я сразу уточнил у Карины, когда мы сможем видеться с женой. Она сообщила, что будет выделять раз в несколько дней ей полчаса, где мне удастся поговорить с ней в кабинете организаторов. Это меня несколько утешило, и я принялся располагаться.

Жил я с ещё двумя мужчинами в большой комнате. Оба они просто приехали на заработки, оба из каких-то глухих деревень. Они спросили меня, есть ли в отеле шлюхи. Понятия они не имели ни о проекте, ни о Карине, поэтому и моя реплика про то, что моя жена участница проекта, их не зацепила. В первый же вечер мы с ними пили самогонку, а они рассказывали про свою жизнь, ржали как кони, пока не увалились пьяные спать.

Перед сном я лежал и думал о своей Леночке. Ведь я с ней так ничего и не выяснил, она продолжала «скрывать» от меня дичайшие факты своей жизни, а я так и не осмелился рассказать ей сам. Я намерен был до конца проекта с ней об этом не говорить. Нет, конечно я могу обо всем умолчать, сделать вид счастливого мужа и просто дальше так жить. Но только супруга моя также далеко отошла от меня, стала скрытной, в постоянных депрессиях. Радоваться этому я не мог, и просто ждал судного часа. А судьба мне в этом помогла сама.

Утром нас разбудили, чтобы сказать, что съёмки начинаются в 10 утра, и с этого момента выходить на территорию или выходить с неё только по разрешению охраны. Охранники были, кстати говоря, людьми совершенно грубыми, с работниками они не общались особо. Они охраняли весь объект полностью, в том числе и сам отель, где проживала Лена. По началу я хотел с кем-нибудь из них сдружиться, вдруг получилось бы чаще видеться с женой, но они отвечали мне резким отказом.

В 10 съёмки начались. Снимали, будто девушки только приехали, будто заходят в ворота, потом их ведут к отелю, там расселяют. Это все я видел благодаря тому, что в хоз. части установлен компьютер с камерой наблюдения, и за территорией, прилегающей к воротам и хоз. части можно наблюдать оттуда. Когда участниц проекта пригласили к зданию у пруда, смотреть было больше не на что. Я приступил к своим обязанностям. В первый день предстояло работать в гараже, приводить старенькую газель в порядок. К вечеру я уже должен был привезти партию продуктов из города. Поэтому я торопился и потратил на это целый день.

С Леной я увиделся только на второй день вечером. Она была только что из душа, вся такая красивая и сияющая. Интимно поговорить не было возможности, так как организаторы то и дело заходили в кабинет. Он располагался на первом этаже здания, в котором проходили спа-процедуры, в нем же находился тренажерный зал. После разговора с супругой я решил немного размяться. Из общения я понял, что живут они по двое, условия очень приличные, кормят прекрасно. По утрам у них есть зарядка, есть массаж, фитнесс, на днях будут играть в волейбол. Есть для них и кинотеатр и ещё много всякой дребедени. В общем не работа, а отдых. Единственное, нужно было красоваться перед камерой. Нельзя было хамить, вообще что-то нецензурное говорить, заниматься какими-либо интимными вещами без уведомления организаторов. У каждой из девушек было придуманное имя. Моей дали — прозвище «лисёнок» из-за ее светло-рыжих волос.

В отличие от жены, мне приходилось действительно работать. На поездки я тратил по 4—5 часов в день, исполняя заодно работу грузчика и фасовщика. В принципе, к тяжелому труду я привык, вспомнилась армия, где я пол года провёл на складе, каждый день нося тяжести.

Следующая наша встреча с Леной прошла на 5 день. Выглядела она хорошо, но была сильно уставшей. Говорила, что было много сложных моментов в этот день. Поговорили мы только 20 минут, да и то не в одиночестве. 2 женщины-организаторши сидели за компьютером, занимаясь своей работой.

Я скучал по своей жене, ведь раньше я ее привык видеть каждый день, а тут... Работа отвлекала, я уставал, хорошо ел и спал, но без жёны я был сам не свой. То и дело грустил, а мрачные мысли с оглядкой на недавнее прошлое не давали покоя.

Снова увиделся я с супругой на 9 день. Лена была очень нервной, теребила мою руку, говорила в основном, что очень скучает по мне. Я даже подумал о том, чтобы действительно забыть «все ее похождения», так искренне она это говорила. Давно я ее такой не видел. Долго поговорить нам опять не дали. В этот раз каждые 5 минут в комнату заглядывала Карина, а дверь в коридор не была закрыта, и охранник здания мог видеть нас. Прощаясь, она чмокнула меня в плечо. Все-таки вела она себя необычно.

При дальнейших наших встречах я стал замечать все более явные признаки изменений в ней. Ближе к экватору проекта лично я пообвыкся, и даже стал получать удовольствие от своей работы, но вот в Леночке были определённые изменения.

Ну, больше томить вас я не вправе. Далее рассказ поведется от лица моей жены, как непосредственной участницы реалити-шоу. Такие пикантные подробности известны лишь ей. Отмечу, что все это она рассказала мне уже после событий, которые далее будут описаны:

«С первых дней я узнала у других участниц суть реалити шоу. Дело в том, что этот проект очень специфичен, и зрители, которые увидят в интернете кадры данного шоу, тоже люди весьма странного типа. Девушки должны были провести месяц кругу самих себя, без мужчин и мужского внимания, подвергаясь определённым ущемлениям, ограничениям разного рода. Смысл был в том, чтобы на деле испытать возможности женского организма и тела. Весь интерес шоу содержался в испытаниях, о которых нам говорили по ходу. После таких новостей я занервничала, но Карина успокоила меня:

— Никто не перегнет палку, здесь кругом врачи, и умереть ни одной девушке не дадут.

Это несколько утешало, тем более, что обращались с нами хорошо. Никаких уроков актерского мастерства не давали, сказали, что зрители платят за живость картинки. Монтировали тут же, видео попадало в сеть на следующий день. Контингент был приятный, я познакомилась со всеми девушками, были разные, добрые и злые. Камера любила выхватывать моменты ссор, это для зрителя, чтоб скучно не становилось. Никто из участниц не подозревал, что нас ждёт.

Сразу были оговорены некоторые детали:

1) Звонить куда либо было разрешено лишь по одной минуте в день в присутствии организаторов, мне было лично разрешено видеться с тобой.

2) Пользоваться интернетом было нельзя, принимать пищу вне распорядка нельзя, мыться и ходить в туалет лишь с разрешения организаторов, кто-нибудь обязательно присутствовал при омовении или справлении нужды, при чем сопровождающие (их называли персоналом) были исключительно женщины. А самое главное — то, зачем все это было:

3) а вот зачем! — самоудовлетворяться было категорически нельзя! Некоторые остальные нарушения правил влекли сперва выговор, а затем только изгнание с проекта, а рукоблудство каралось сразу же изгнанием.

Мне не были понятны мотивы этого всего мероприятия, они видимо хотели выяснить, как поведут себя девушки в почти армейском режиме, без возможности получать сексуальное удовлетворение. Я была уверена в себе, и хоть и секс любила, а в случае, если рядом нет тебя, то и месяц без него как нибудь бы прожила.

Условия в целом были райские, за исключением того, что нас везде сопровождали, а ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх