«Грабеж» по-соседски

Страница: 2 из 3

нашей же верёвкой и заклеенным пластырем ртом. Лицо его было белым, и он, корчил гримасы стараясь отцепить от лица пластырь.

— Я надеюсь, ты орать, как этот неуч не будешь? — услышал я голос Фифы и, превозмогая боль в голове, повернул её обратно.

— Нет, — немножко подумав, прошептал я, — а зачем Вы нас связали?

— То есть как, зачем?! — воскликнула она, — вы пришли с «оружием» меня грабить, а потом вон тот пацан, — она ткнула, вытянувшимся носком ступни, в сторону Паши, — обещал связать меня и изнасиловать! — и улыбнулась, причем как-то нехорошо.

— Какое оружие, — заныл я, понимая что, мы влипли, — пластмассовый детский пистолет и тупой ножичек...

— Ну недетский, а полномасштабная модель Р 38, очень хорошо сделанная. И чтобы понять, что он ненастоящий, надо быть специалистом! А я старая, больная женщина, и откуда мне было это знать? — улыбнулась она, — ну а ножичек, так им меня насквозь проколоть можно, да ещё и веревку принесли... Плачет по вам тюрьма мальчики! — она тяжело вздохнула и продолжила, — и если бы не наличие у меня шокера...

— Так вот чем она меня вырубила! — подумал я.

— ... то ещё неизвестно как для меня всё бы закончилось! — она спокойно выпила из своей рюмки и произнесла, — вот приходится коньяк пить, хорошо нервы успокаивает!

Несмотря на головную боль, я понял «это конец»! Хотя «концы» они ведь разные бывают.

— Вы ждете милицию? — проблеял я.

— Пока нет, — подумав, сообщила она, — я её ещё не вызывала.

— Ну, так и не надо... — попросил я, — вы нас отпустите, мы Вам что хотите, сделаем.

И чуть не заревел, представляя, как нас судят и сажают в тюрьму.

— Интересное предложение... — с сомнением произнесла наша «тюремщица», — и что же такое вы мне можете сделать?

— Всё! — чуть не заорал я, — всё что скажете, то и сделаем!

Я тяжело повернул голову к Пашке и, зашипев от нахлынувшей боли, спросил:

— Правда, Паша?!

— ... — тот, мгновенно перестав сопеть, закивал головой.

Развернув обратно голову, я затараторил:

— Мы можем вам полы помыть, посуду, даже ремонт сделать...

— Тише, тише, Саша! — произнесла Фифа, — пол и посуду я могу и сама вымыть, а ремонт... Ремонт пока мне не требуется.

— Что скажите, то и будем делать, только не к ментам, — заныл я, чувствуя, как «земля уходит из-под ног»...

К моим словам прибавились бубняще-просящие звуки, издаваемые Пашкой. Я услышал шорох и опять посмотрел в сторону дивана. Фифа встала, потянулась и вдруг спросила:

— Саша! А почему ты меня не зовёшь по имени-отчеству?

И без того красный, я покрылся ещё и пупырышками от страха:

— А как же её зовут? Мама говорила... — быстро промелькнуло в голове, а вслух заблеял, Марина... Мария...

— Ай-я-яй! — запричитала Фифа, — мы уже полгода живем рядом, а ты не удосужился запомнить имя дамы! Я — Марьяна Николаевна! — жестко добавила она со звоном кандалов в голосе, — пора бы тебе запомнить паршивец!

— Да Марьяна Николаевна! Простите Марьяна Николаевна! Я всё запомнил... Простите нас...

— Я подумаю, — смягчилась она, — а пока пойду, ещё себе налью. Очень разволновалась, знаешь ли, — почти интимно добавила она и выплыла из поля моего зрения.

Я, повернувшись к Пашке зло, зашептал:

— «Бортанем» — да! Испугаются, свяжем... Идиот. Нас вот сейчас сдадут в ментовку... Что молчишь сволочь! — уже орал я, забыв, про заклеенный рот Пашки.

Страх нашёл выход, а я определился с «козлом отпущения» и оря в порыве «праведной» страсти не заметил, как вернулась Марьяна Николаевна и, нагнувшись, споро заклеила мне рот пластырем.

— Какой ты шумный, однако! Я же просила не орать и не шуметь... Мне надо подумать, что с вами делать! Да и соседей мы ведь не хотим переполошить?

Эти слова пролились бальзамом на мою душу, и я просяще, как собачка уставился на хозяйку квартиры, нашу «судью и присяжную» одновременно.

Соломоново решение.

(Марьяна Николаевна).

Выйдя в кухню, я плотно прикрыла за собой дверь и набрала телефонный номер.

— Привет, — сказала я Ленке, моей подруги и потом коротенько пересказала, что у меня случилось.

Она сначала мочала, потом начала вставлять междометия типа: «Даты что Марья... Неужели... Так и сказал... изнасилует рассказы эротика? И громко хохотнула»... А когда я предложила ей поучаствовать в наказание стервецов и объяснила, как это вижу, она рассмеялась.

Закончив разговор, я вернулась в комнату и провозгласила:

— Итак, мальчики. Я нашла решение вашей проблемы. Немного подождите, сейчас приедет моя подруга Лена, для вас Елена Федоровна, и я всё объясню. Надеюсь, вы примете моё решение, и все останутся довольны.

Даже не зная, мою задумку, Саша, услышав, что их не будут сдавать в полицию за вооруженное нападение, закивал головой, заранее соглашаясь с условиями сделки. Паша отреагировал, более сдержанно, но успокоился и перестал дергаться.

Через полчаса в дверь позвонили. Это была Лена. Я её чмокнула и пропустила в комнату первой:

— Пошли, — произнесла с облегчением, — представлю тебя нашим голубкам, — и рассмеялась, чувствуя, как на меня накатывает возбуждение, как сильно забилось сердце и заломило груди с набухшими сосками.

Ленка ломанулась первая. Она всегда так делает. Как только дело пахнет мужиками, то она в первых рядах, грудью пятого размера «на пулемёты», ну а если ещё на член, то как «на крыльях летит».

— Ой! Какие хорошенькие! — восхитилась она, всплескивая руками.

— Знакомьтесь мальчики, это Елена Федоровна. Я вам про неё говорила.

— А который мой? — завопила Ленка, спутав мне все карты.

Схватив её за руку, я вытащила её, бурно протестовавшую, в кухню и зашептала:

— Не встревай. Дай мне все им объяснить. Твоё никуда от тебя не уйдет. У нас почти два дня. Оторвемся по полной!

— ... — она закивала, «захлопала» замаслившимися глазками.

— И губу-то закатай, — дружески посоветовала я, — в общем, молчи, пока я не разрешу!

***

Я не буду приводить весь мой монолог. Расстаралась я на славу. Минут на пятнадцать. Приведу только выводы:

1. Вы тупые и пьяные козлы!

2. Ваше место в тюрьме!

3. Но если вы согласитесь оттрахать нас до потери пульса... То мы примем это — как извинение!

4. И, возможно, дальше разрешим делать подобное...

По итогам моего выступления наступила мертвая тишина. Я с усмешкой, а Ленка в предвкушении смотрела на почти уже наши «живые вибраторы»! У обоих пацанов глаза стали круглыми, причем похоже, у Саши от удивления, а вот Паша негодовал.

Подождав минуту, я пафосно возгласила:

— Решение принимается здесь и сейчас. Вы или оба идёте в тюрьму, или остаётесь дома, и отрабатываете.

Я оглянулась на Ленку и, кивнув, разрешила ей говорить.

— Давайте мальчики! О чем тут думать? Соглашайтесь!

— Ну... Я жду! — добавила я металла, в голосе тяжело смотря на своих подопечных.

— Потом ещё благодарить будете! — встряла Ленка, — я такое умею... — поиграла та голосом так, что даже у меня заныло в животе от желания.

Два кивка головой, облегченный вздох Лены и, я дала «старт»!

Дурная голова, ногам покоя не даёт 2.

(Саша).

Я кивнул, соглашаясь с условиями, и скосил взгляд на Пашу. Немного погодя он то же кивнул. Облегченно замычал и задергался, требуя нас развязать.

— Сейчас, — услышал в ответ, — Ленка твой слева!

Все, то есть я и Пашка замерли и тут же разразилась «буря, в стакане воды». Но нас больше не спрашивали! Пока Лена, извините, Елена Федоровна рассматривала Павла, рядом со мной присела на коленки Марьяна Николаевна. Она нежно провела ладонью по моему лицу, и животу, а потом, радостно вздохнув и расстегнув молнию, залезла ко мне в штаны. Не знаю уж, что там она увидела на моём лице, но вывод был однозначен, и верен:

...  Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх