Новогодние хлопоты

Страница: 2 из 3

.. — услышал в ответ, — вы, настоящий мужчина и совсем нестарый... — и продолжила, — а он, — Лена зло глянула в сторону гостевой, — пусть там один! Спит...

— Может, не стоит? Девочка. Сейчас в тебе говорит злость и досада, а завтра будет стыдно за свою слабость и... — она не дала мне закончить.

Горячая маленькая ручка, оказавшаяся очень настырной, скользнула под ремень в брюки и пошебуршившись там начала поглаживать член. Если бы не эти две недели воздержания, я, возможно, и нашёл в себе силы и аргументы, но сейчас... Сейчас у меня снесло крышу. Тем более, как мне показалось, она делала это хорошо и не в первый раз...

Уже не оглядываясь на «звания и должности», я по-мужски притянул её к себе и начал целовать по-настоящему. А мои руки гладили и ласкали её спину и ягодицы. Потом когда мы, тяжело дыша, оторвались, друг от друга я провел пальцем по её лицу стирая остатки порно рассказы слёз и разглаживая распухшую и покрасневшую кожу. И когда палец коснулся губ, раздвигая их в стороны, то ротик приоткрылся и между зубов показался розовый язычок, который нежно лизнул его.

А её рука, в это время, преодолев все преграды, пробралась в трусы и, оголив головку, нежно водила по ней пальчиками. Глядя в её темные глаза, я медленно расстегнул брюки, и они сползли на колени, а сам с замиранием сердца проник под её юбку сзади, второй рукой поглаживая упругие грудки. Посмотрев на меня несколько шалыми глазами, она опустила их вниз и аккуратно сдернула с меня трусы. Я прямо таки физически ощутил её взгляд, пробежавший по торчащему вперёд члену. Через пару мгновений опять увидел её глаза, правда, несколько округлившиеся.

— Что? Не ожидала такое увидеть у старика? — наиграно — спокойно спросил я, хотя мне впору было пить валидол, так сильно бухало моё сердце.

— Ну... — она или не могла или не хотела отвечать.

Перестав ласкать её тело, перехватился за плечи и почему-то шепотом произнёс:

— Давай, поцелуй его девочка... Поласкай язычком... И он с троицей отблагодарит тебя за ласку... — и, усилив давление на плечи, заставил опуститься на колени.

Медленно и неуверенно она опустилась вниз, а я, выгнув спину, подался вперед. Когда напряженный член почти уперся в её личико, я поводил им из стороны, в сторону чуть касаясь кожи и, прислонил кончик головки, к губам сминая их. Мгновение, помедлив и чуть отстранившись, Лена прошептала:

— Я не очень умею это делать... — и, высунув кончик языка, прикоснулась к поблескивающей плоти.

Меня словно обожгло в месте прикосновения и я, ухватив ладонями голову, привлек её к себе, одновременно выдавив:

— Ротик открой, — и тут же втолкнул головку между зубов.

Белые острые зубки довольно больно «оцарапали» нежную кожу. Поморщившись от боли, продолжил движение. Повинуясь безусловному инстинкту, ротик открывался всё шире по мере погружения внутрь него члена. Но скоро я остановился, почувствовав, что мягко-горячий язык мешает моему дальнейшему «погружению». Поглядев на расположенную передо мной коленопреклонённую фигуру, застывшую в оцепенении, медленно вышел из неё, подумав:

— Не повезло, Старый... Она точно не умеет это делать... — а вслух прошептал, — если не хочешь, то не будем...

— ... — благодарно кивнула она, судорожно выдохнув воздух и дрожа всем телом.

Всё ещё ощущая горячесть её ротика, я быстро выдохнул и помог ей встать, тут же развернув, и прижав спиной к груди. Мои ладони влезли под блузку и прижались к её титечкам, образуя некоторое, подобие лифчика, которого на ней не оказалось. Небольшие и упругие они грели руки, а восставшие навершия «нагло таранили» ставшую вдруг чувствительной кожу. Твердый член, упершись в поясницу, заставил её выгнуться вперед, а руки несколько раз довольно сильно сжав соски — застонать.

Уже не контролируя себя, я подтолкнул Лену к столу и силой, заставив нагнуться, задирая подол. Сдернул вниз трусики, мимоходом почувствовав мокроту между ног и уже на автомате, направил свой эрегированный орган вперед.

— Надо бы поласкать девочку... — промелькнуло в голове, и тут же, — потом, всё потом! «Сначала деньги, вечером стулья»...

Толчок, секундная заминка и вот я внутри.

— А-аааа... — вырывается у неё.

Почувствовал, как она дернулась и напряглась, но мне было не до этого. В голове крутится одно:

— Надо трахнуть её до прихода остальных!

В её «пещерки» тесно. Вагина обтягивает член как перчатка. Начинаю двигаться.

— Ох-хххх... Уй-ййй... — стоны и причитания оглашают кухню.

— Во «горячая» девка, — проскакивает в уме, — уже и кайф ловит, а ведь только начал... — самодовольно предполагаю я.

Она стонет и ерзает подо мной, но я, не обращая на это внимание, начинаю долбить её сильными короткими рывками, чуть подкручивая бедрами.

— «Крученый мяч» лучше! — шепчу ей в затылок, продолжая двигаться.

Сильно подаюсь назад почти покинув вожделенное лоно, а потом сходу «ввинчиваюсь» опять. Вперед-назад, вперед-назад, остановка... И опять! «Плотная» киска, пара недель воздержания и в результате не помогают никакие ухищрения... Десять минут и я кончаю. В момент, когда меня «сандалит пыльным мешком по голове» резко подаюсь назад «вырываясь из плена», а сперма густыми струями заливает её попку...

Тяжело дыша, смотрю «на дело своих рук» — вязкими пятнами, стекающими по белой обнаженной коже. Но кроме этого её бедра, да и мой член покрывают темные в полумраке, размазанные по этой белизне пятна. Нет не те белесые даже в темноте медленно стекающие вниз по ягодицам, а чётко сгруппированные, размазанные до бордовой сухости вокруг только одного места... Осознав увиденное — замираю.

— Пипец! Приплыли! — проносится в голове, выбивая дух, — ты что, ещё девочка? — в панике шепчу я

— ... — хмыкает она, — уже нет. А это имеет какое-то значение? — с некоторым вызовом отвечает Лена.

— ... — теперь уже «мычу» я, — нет, конечно же, но... — пытаюсь сообразить, что сказать.

Вижу, как напрягается её спина, меня окатывает волной презрения и злости. Лена резко выпрямляется, так что мне приходится сделать шаг назад. Поворот головы и в меня «летят злые слова»:

— Не бойся, — цедит она источая яд, — это не ты соблазнил меня, а я сама захотела.

Гордо вздернутый подбородок, сжатые в ниточку губы, а в глазах... В глазах плещутся слезы и горечь...

— Ну что ты девочка? — я протягиваю руку, поглаживая по её щеке и пытаясь исправить положение.

— Уйди! — кричит она и пытается отодвинуться от меня, но я уже вцепился ей в плечо и не пускаю. — Отпусти меня, — в отчаянье шепчет она, вырываясь и заливаясь слезами.

Но я не отпускаю, наоборот, прижимаю её к себе, поглаживая волосы. Еще пару минут она рвется на волю, а я, обнимая, поглаживаю её тело, успокаивающе шепча разные слова.

— Дурочка, — словно слышу я со стороны свой голос, — какая же ты дурочка. Да и я, болван, не сообразил сразу... Ты ко мне... А я...

— У-ууу, — слышится у меня на груди, и промокшая рубашка холодит кожу.

— Перестань, милая...

А потом она замирает, успокаивается и уже просто уютно сопит, устроившись в моих объятиях. Я беру её за лицо и, приподняв, начинаю покрывать поцелуями зареванное, и опухшее от слез лицо. Губы, щечки, лоб и глаза. Солёная горечь под языком...

Постепенно перемещаясь вниз: подбородок и тонкая шейка с бьющейся темной жилкой. Она начинает отвечать, а мои руки мягко шарят по её телу, исследуя все выпуклости и впадинки.

Я наклоняюсь и, подхватив её на руки, отчего она взвизгнула, несу в ванную комнату. Поставив прямо в ванну, начинаю раздевать, весело поблескивая глазами.

— Ты что?! — как-то неуверенно говорит Лена, пытаясь отстраниться.

— Тебя надо помыть, — улыбаюсь я.

— Я и сама справлюсь, — пугается она, отталкивая меня.

Я непреклонен. Я знаю, что наделал, и знаю, как это исправить. Когда она,...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх