Лейла. Часть 1

  1. Лейла. Часть 1
  2. Лейла. Часть 2
  3. Лейла. Часть 3
  4. Лейла. Часть 4
  5. Лейла. Часть 5

Страница: 2 из 4

городе, работать, ходить одна на работу и возвращаться. Это же позор, что про нее подумают. Никаких молодых людей у нее не было никогда. Потому что тоже позор, как это так, молодую девушку-мусульманку увидели на улице рядом с мужчиной, который не является ей мужем или родственником? Это же позор, что про нее подумают, убить мало за такое распущенное поведение. Ну а свататься традиционным образом к ней тоже никто не приходил, ибо в своей национальной среде, несмотря на миловидность и красоту, она имела репутацию далекой от жизни «синего чулка», полностью погруженную в мир музыки и прекрасного, не увлекающейся показной закупкой продуктов и готовкой, стиркой и вывешиванием белья, мытьем окон и вытряхиванием ковров, чтоб соседи заметили, и, покачав головой, сказали «ай, какая хозяйственная девушка, надо ее засватать за пригожего молодца».

Если вы думаете, что в Энске есть консерватория и филармония, то вы глубоко заблуждаетесь. И мысли о наличии музеев античного, средневекового и современного искусства тоже ошибочны. Есть обычная музыкальная школа и маленький краеведческий музей. С полностью укомплектованным штатом и настолько маленькой зарплатой, что было бы смешно всерьез бороться за эти места. Отец ей сказал «сиди дома, пока не выйдешь замуж, а там твой муж пусть думает, надо ли тебе работать или нет». Как она должна выйти замуж, сидя дома? Как она должна познакомиться с парнем, если покидала стены дома только вместе с матерью, и вообще по исламским канонам должна была счесть попытку знакомства оскорблением? Пару раз пытались ее засватать пожилые вдовцы с детьми из дальних сел, но, отдадим должное отцовской позиции «не для того моя дочка училась 5 лет в столице, чтоб чужим детям сопли вытирать и чужих коров доить».

«DD, я провела полтора года фактически под домашним арестом, причем внутренним, представляешь? Меня сытно кормили и покупали самые вкусные продукты, но для чего мне нужна эта энергия? Мне покупали красивые платья и дарили драгоценности на праздники, но где я должна была это носить? В моей комнате пианино и гора нот, но для кого я могла играть и петь? Сидящим в тюрьме и то лучше: они могут писать письма и получать их. А кому я могла написать или ждать ответа?»

И Лейла в 25 лет приобрела устойчивую репутацию «старой девы». эротические истории sexytales Возможно, родители смирились с этим, поэтому наконец разрешили ей помогать матери, которая была индивидуальным предпринимателем, торговала косметикой и бытовой химией. За товаром на оптовые базы ездила, конечно, мать, но Лейла стала помогать ей вести документацию и учет, и когда был наплыв покупателей, сама тоже вставала за прилавок.

Ощутили очередной душевный дискомфорт? Да, все работы хороши, и торговать совсем не позорно. Но человеку, готовившему себя служению муз, умеющему проанализировать отличия фортепианных концертов Бетховена от таковых же Моцарта, теперь с угодливой улыбкой объяснять, какой порошок лучше для унитаза, а какой для раковины. Стоять в очередях перед чиновниками, только вчера выскочившими из грязи в князи и оттого еще более надменными и грубыми, из налоговой, пенсионного, администрации, извиняясь за каждый реальный или мнимый промах в отчетности.

Лейле было плохо, грустно, одиноко, тоскливо. У Лейлы не было подруг. Родных сестер у нее не было, двоюродные были замужем и поглощены своей семьей, мужем, детьми. У Лейлы было три брата, хотя все они были младше ее, она их традиционно называла старший, средний и младший брат. Со старшим и средним у нее не было никакого взаимопонимания, они были ваххабитами. С младшим, пока он был маленьким, она нянчилась, как со своим ребенком, водила его в школу и спортивную секцию, но тоже с ужасом замечала, как становясь подростком, он начинает увлекаться исламистской риторикой и радоваться каждому удачному теракту. Отец Лейлы, квалифицированный строитель, главный инженер треста, возможно, что в советские годы и коммунист, пришел к вере во время перестройки. Как неофит, оттого и пытался быть «святее Папы», неукоснительно посещал мечеть, молился положенные 5 раз в день, во всех вопросах советовался с муллой, и сделал своих сыновей такими, каким видел идеал мусульманина. При том продолжая работать, и не вызывал никаких нареканий ни по работе, ни от силовых органов. Мать? А что могла мать при таком раскладе? Безусловно любя и, может даже, понимая тоску своей дочери, она могла только утешать фаталистским «На все воля Аллаха, доченька!».

СБЛИЖЕНИЕ

Отчетливо понимая, что стал для Лейлы близким по духу человеком, и, признавшись себе самому, что она мне не безразлична, что я по мере своих сил хочу изменить монотонность и неинтересность ее бытия, примерно через 3—4 месяца после нашего знакомства, я рискнул во время нашей очередной беседы по телефону поднять вопрос встречи, думая, что она либо напрочь откажется, либо еще какое-то время я буду поднимать этот вопрос упорней и настойчивей, пока она не согласится. Но на мое удивление, Лейла согласилась сразу. Стали решать, в какой день лучше и время лучше. Ясно, что вечером и тем более ночью наша встреча не могла произойти. Значит, утром или в послеобеденное время. Традиционно так сложилось в нашей местности, что за активными базарными днями субботой и воскресеньем следует самый расслабленный и чаще всего для торговцев выходной — понедельник. Лейла придумала легенду, что якобы ей звонили из налоговой, нашли ошибку в отчете, и ей надо туда поехать, там на месте под надзором инспекторши, исправлять.

Я заранее узнал, что она предпочитает из напитков и яств. С удивлением услышал «фрукты и вино» (от мусульманки!), хотя не отрицаю, что этим она осознанно мне давала знать, что пойдет на нарушения предписаний Корана.

Итак, день недели — понедельник; число, месяц и год — неважно; время года — весна; время суток — пара часов до полудня. Я в радостном возбуждении занят накрытием и сервированием столика, как она пожелала — хорошее, но некрепкое вино, фрукты, шоколад, сок и минералка, чуть поодаль — кофейные атрибуты. Поминутно гляжу в окно, но ту минуту, когда она прошла от угла дома до нашего подъезда, пропустил. Поэтому от звонка в дверь даже вздрогнул.

На первый взгляд про Лейлу нельзя было сказать, что она нацменка. Желтые волосы до плеч, (причем, то ли от природы, то ли укладкой такое добивается, какая-то легко-летящая прическа, от малейшего движения ее волосы так и кружились вихрем) светло-голубые глаза, нежно-белая кожа, никаких усиков на лице или волос на теле, присущих многим восточным женщинам, правильная русская литературная речь. Но второй, более внимательный взгляд, обнаруживал и чуть иной разрез глаз, и чуть иное строение скул, и чуть иной угол наклона носа, и чуть проскальзывающий акцент.

Лейла снимает плащ, и оказывается почему-то не в платье, как мне хотелось, а в белом пушистом свитере, черной строгой юбке примерно до колен и белых колготках (или чулках, на тот момент я еще не мог знать). Косметика нанесена умело, губы накрашены, глаза подведены, но очень деликатно и тонко, также изыскан запах парфюма, нежно-утренне-цветочный, а не бьющий по носу и нервам звано-вечерний.

Писаная красавица, судя по описанию? Ну, вроде да, но два «но». Маленького роста, мне по плечо или даже ниже (а мой рост 170 см), и даже нарочно бесформенный и необтягивающий свитер не может визуально увеличить маленькую грудь. Не будь над шеей лица взрослой девушки, по телу можно вполне счесть школьницей, причем не старшеклассницей, а подростком, чье тело только-только начинает формироваться.

Мне это без особой разницы, меня она изначально привлекла не пышными формами и показной сексуальностью, а своими личными качествами, но ради справедливости надо упомянуть, чтоб не было недоумения, раз такая вся супер-красавица, чего ж не нашла женихов, падких хотя бы до внешности.

Проходим в комнату, садимся на диван, ведем вначале обычную нашу светскую беседу, что у кого было за истекший ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх