Лейла. Часть 1

  1. Лейла. Часть 1
  2. Лейла. Часть 2
  3. Лейла. Часть 3
  4. Лейла. Часть 4
  5. Лейла. Часть 5

Страница: 3 из 4

период, как прошла ее легенда о визите в налоговую, как я уладил дела на работе в связи с отсутствием сейчас. Показываю ей накрытый стол, напрашиваюсь на комплимент, как все красиво накрыто и отличного качества. Открываю бутылку, разливаю по бокалам, говорю тост за приятное знакомство, хотя формально в третий раз видимся, я пью почти все налитое, она делает глоток и смущенно улыбается:

— Да, вкус как тот раз, у... (называет имя однокурсницы, у которой была на дне рождения, мне эта история знакома, там был парень, который ей нравился и которому нравилась она, но она в силу «порядочности» отказала и в танце, и в провожании домой, и на этом все заглохло). Фактически понимаю, что она пьет спиртное второй раз в жизни, и, не желая спаивать, далее не обращаю внимания, что она только прикасается губами к бокалу, но не пьет.

ИНТИМ

Мы сидим друг рядом с другом, почти вплотную. Я часто, случайно или намеренно, касаюсь ее тела и рук, наливая сок или передавая фрукты. Она ничуть этого не стесняется, ведем обычную беседу уже о ее любимой музыке и моей любимой литературе. Глажу пробно по волосам и плечу — никакой реакции — ни позитивной, ни негативной. Подсаживаюсь ближе, прижимаюсь к ней, беру голову в руки, разворачиваю лицо ко мне, пытаюсь поцеловать в губы. Реакция удивительна — она убирает губы, но не убирает лицо и не отстраняется, а наоборот, прижимается ближе и кладет голову мне на плечо. Глажу ее волосы, они как пух легкие и щекочут мне лицо, когда целую ее в щеку и шею. Ворот свитера глухой и толстый, не могу пока проникнуть под него, и даже руками не прощупывается, есть ли ремни лифчика.

— Сними свитер! — шепчу ей на ухо. Она послушно отстраняется, встает, руками накрест снимает с себя свитер, кладет на боковой валик дивана, снова садится рядом. Красивое белое тело девочки-подростка, белый лифчик из плотной ткани, почти жесткий, как я понимаю, чтоб визуально увеличивать размер груди под одеждой. Снова пытаюсь целовать в губы, снова та же реакция — прячет лицо у меня на плече, и беспрекословно позволяет гладить себя по спине и бокам. К груди доступа нет, она плотно прижата ко мне.

Диспозиция такая. Я прижимаю одной рукой ее голову ко мне, глажу по волосам, целую щеку и шею, другой рукой шарю по спине, пытаясь отыскать застежку лифчика и расстегнуть. Одной рукой не получается, вторую задействовать не хочу, слишком уютна эта поза. На мои движения, даже попытки проникнуть под пояс юбки, она никак не реагирует, не помогает и не мешает.

— Сними лифчик! — снова шепчу ей. Лейла послушно встает, двумя руками за спиной делает «щелк», снимает лифчик и кладет на свитер. Стыдливо прикрывая локтями маленькую грудь, садится рядом, и первый раз дает прикоснуться губами к ее губам. Целоваться она не умеет, это факт. И у нее самая маленькая грудь из когда-либо реально виденных мной ранее у моих партнерш. Меня это ни капельки не смущает, а наоборот, переполняет какой-то нежностью и желанием поласкать эту милую, послушную девочку, сделать ей хорошо, чтоб она пусть на несколько минут, но забылась от своей скучно-тошнотворной обыденности.

После двух неумелых лобзаний она снова пытается скрыть лицо у меня на плече, но я уже не даю, потому что тогда снова потеряю доступ к этим миленьким персям. Я откидываю ее на спинку дивана, и очень ласково и медленно начинаю целовать молочно-белую грудь и нежно-розовые, еле видные сосочки. Иногда гляжу ей в лицо, отслеживаю реакцию. Как понимаю, она проверяет свои ощущения. Закрыв глаза, она то улыбается, то гримасничает (вряд ли от боли, скорее от щекотки или непривычности). Решается на первую робкую ответную ласку. По логике вещей, она должна сейчас положить свою ладонь мне на голову, задавая нужный темп сосания ее груди, но видимо не решается, а кладет на плечо, которое еще скрыто под рубашкой и гладит.

Мой первый порыв после такой ласки — раздеться самому тоже, хотя бы выше пояса, ей тоже хочется погладить живое тело, а не ткань. Но пока слишком хорошо идут ласки груди и тела, зачем спешить? Спускаюсь от груди к животу, щекочу языком пупок, слышу смущенное «хи-хи». Во время целования живота, гладя одной рукой грудь, другой пытаюсь оттянуть пояс юбки и проникнуть ниже. Опять то же самое — Лейла мне не мешает и не помогает. Сказать?

— Сними юбку, Лейла! Ни малейших возражений. И ни малейшего флирта, каковое обязательно демонстрирует опытная женщина, раздевающаяся перед мужчиной в преддверии секса, превращая тем самым раздевание в эротический спектакль. Совершенно спокойно, не меняя мимики, снимается юбка и кладется на лифчик. Пока она не успела сесть, говорю: — И колготки тоже.

Да, на ней колготки, а не чулки. Простые белые плотные колготки, надетые не для красоты, а для тепла. Их не снять быстро, она присаживается на диван, поджав одну, потом другую ногу, справляется с ними; расправив, аккуратно кладет поверх юбки. Теперь она сама делает секундную паузу, как будто ожидая, что сейчас последует просьба снять трусики, и вполне готовая сделать это тоже. Трусики на ней белого цвета, самого обычно покроя, не стринги естественно, с розовыми финтифлюшками и узенькими кружевами на бедрах. Говорить, чтоб сняла? Ну уже понятно, что снимет. Лучше сейчас подготовить поле боя.

— Лейлочка, переложи одежду на кресло, пожалуйста, пока я раздвину диван.

Переложить одежду — дело одной секунды. Поэтому пока я отодвигаю столик, раздвигаю диван, достаю и стелю белье, раздеваюсь и кладу свою одежду на другое кресло, Лейле делать нечего. Она сделала движение, чтоб унести бокалы и бутылки на кухню, но я мотнул головой, мол, позже, не горит. Присев на кресло со своей одеждой, она с непонятным выражением лица, не то вожделеющим, не то испуганным, следит за мной.

Поле боя готово, я тоже, готова ли Лейла? Откидываю одеяло, жестом приглашаю ее занять место ближе к спинке дивана, и говорю:

— Снимай трусики, иди ко мне! — и сам одновременно с ее снятием, снимаю свои трусы, и остаюсь ждать ее приближения с торчащим и покачивающимся членом, которому уже не терпится опробовать новую и такую вкусную девчонку.

Я-то давно понял, что Лейла девственна. Но мне было интересно, скажет ли это сама и откажется от близости, предложит ли иной способ удовлетворения, или молчаливо следуя понятной даже девственницам последовательности событий, спокойно станет женщиной. Почему-то мне было важно, чтоб именно она, словом, взглядом, жестом, дала бы мне знать, как мне вести с ней, педалировать ли тему девственности или по возможности быстро преодолев разовую боль, вести с ней обычные половые акты.

Взяв как образец случай с Аллой (из «Трижды три», если кто не читал или не помнит), я рассудил, что раз она без возражений пришла, разделась и легла, то, пожалуй, как раз и хочет стать женщиной, покончить с надоевшей в 28 лет девственностью. И ошибся!

Потому что как только она легла на приглашенное место, и я, прижавшись к ней каменным членом, стал целовать лицо, грудь, тело, и уже проникать пальцами между инстинктивно сжатых ног, почувствовал, что она напряглась, и аура желания сменилась аурой страха. Но аура аурой, я не экстрасенс, чтоб безошибочно толковать такие тонкие материи, прозвучала и ее фраза: — Нет, DD, подожди! Я так не могу!

Я как будто именно этого и ожидал. Руку с лобка убираю, чтоб не пугалась, кладу на грудь. — Ты девственна? — интонацией стараюсь дать ей понять, что я-то давно об этом знаю, но до поры до времени не считал нужным это свое знание оглашать. То есть показываю своим настроем, что я совсем не сержусь на ее отказ от секса, не возмущаюсь, а приглашаю по-доброму посмеяться над таким «препятствием». Лейла все поняла моментально. — Да, — нарочито жалобной интонацией неумелой актрисы подхватила она. — И что мне делать с тобой? — грубо подделываюсь под Серого Волка, который собирается съесть... нет, сперва изнасиловать, а потом съесть Красную шапочку. — Не знаю, — тянет она скорбно, продолжая оттачивать актерское мастерство. Перехожу на роль профессорско-преподавательского ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх