Болотная ведьма

Страница: 10 из 17

ещё, конечно, не было. Развлечений для гостей в доме, похоже, не предусматривалось. В Димкиной комнате была кровать, стул с висящей на нём Димкиной курткой, занавески на окне и больше ничего. Ни книг, ни журналов, о телевизоре Димон уж и не помышлял. Он побродил по комнате, вышел на кухню, с тоски слопал ещё кусок ватрушки, снова вернулся к себе. В нагретом за день доме было жарко. Димка сбросил рубашку, подумав, стащил джинсы и, отшвырнув в сторону одеяло, плюхнулся на кровать.

Похоже, он всё-таки задремал. В окно почему-то светила луна, а из-за неплотно закрытой двери в кухню пробивалась полоска света. Димка собрался одеться и выйти, но тут дверь распахнулась, и волшебница сама появилась на пороге. Теперь на ней была едва закрывающая попку, кожаная, застёгивающаяся сбоку юбка и короткий, до середины живота, свободно распахнутый на груди кожаный же жилет. Волшебница подошла к севшему на кровати парню. Наброшенный на плечи предмет одежды совершенно не скрывал от посторонних глаз её высокой, белеющей в лунном свете, прерывисто-возбуждённо вздымающейся в такт дыханию груди. Даже остренькие, коричневатые соски были видны.

— Нравится? — Хрипло шепнула рыжеволосая, безошибочно угадав к чему прикован взгляд парня.

— Да. — Так же хрипло отозвался Димка.

Легко шевельнув плечами, волшебница сбросила с себя жилет, оставшись перед ним полуобнажённой. Затем сильным, кошачьим движением, опрокидывая Димку, прыгнула на кровать, оказавшись лежащей на парне. В следующее мгновение она уже сидела верхом на Димкином животе, прижимая плечи парня к кровати. Димка ощутил, как его кожи коснулась ничем не прикрытая, влажная от желания ведьмина киска. Поршень парня, почуяв доступность женского тела, выпрямляясь, рванулся вверх.

— У-м-м-м...

Чародейка склонилась к лицу парня, впиваясь в губы жадным поцелуем. Её упругие, белеющие в темноте полушария заскользили по Димкиной груди. Димон накрыл их своими ладонями, коснувшись большими пальцами набухших и затвердевших кнопочек сосков.

— О-о-ох-х... — Простонала ведьма, извиваясь на парне.

Затем, приподнявшись на коленях, скользнула рукой к нему в трусы, нашаривая рвущийся в бой ствол.

— О-о-о...

Её кулачок сжался вокруг сочащегося смазкой живого ствола, несколько раз скользнул по нему взад-вперёд.

— О-о-о...

Выпустив игрушку ведьма двумя торопливыми, судорожными движениями столкнула трусы вниз, на бёдра парня и, снова схватив твёрдый, выпрямившийся стержень, направила его под юбку.

— А-а-а-а!

Чародейка резко, с силой наделась на Димкин член, так что головка упёрлась в матку, зависла на воткнувшемся в неё «штыке» вращая бёдрами. Приподнялась на коленях и снова резко опустилась на член. Ещё. Ещё. Ещё...

Внутри пещерки было горячо и влажно. Димкин поршень скользил по трепещущим от его ласки стенкам, заполнял собой всю глубину, таранил головкой упругую матку. И каждый Димкин «удар» отзывался вскриком ведьмы.

— А-а-а...

— А-а-а...

— А-а-а...

Она всё увеличивала темп, крепко вцепившись в плечи парня. Димка, оставив груди, тоже обхватил ладонями её обнажённые плечи.

— А-а-а...

— А-а-а...

— А-а-а...

Распущенные волосы чародейки развевались за её спиной, словно плащ, мчащегося на коне во весь опор, всадника. Увенчанные тёмными точками сосков, мячики её грудей прыгали вверх-вниз, не успевая за хозяйкой.

— А-а-а...

— А-а-а...

— А-а-а-а!!!

Обхватывающие Димкин стержень стенки киски щедро оросили его горячим, пряным соком. Но чародейка не прекратила движений. Закрыв глаза, она продолжала равномерно раскачиваться на Димкином поршне. Лишь бёдра её вздрагивали в такт, выплёскивающимся в киску порциям сока. В пещерке начало хлюпать. Она была почти до краёв наполнена любовной влагой. И в этом волшебном озере купался, нырял и выныривал Димкин, стремящийся к финишу член.

Волшебница уже не кричала, а лишь тихо постанывала в ответ на проникновения парня. Её узенькие плечи вздрагивали в его ладонях. Чувствовалось, что второго извержения её «вулкана» долго ждать не придётся. Они «выстрелили» одновременно, вскрикивая и с силой устремляясь навстречу друг другу.

— О-о-о-о!

— А-а-а-а!

Пещерка колдуньи разом превратилась в настоящий грот, заполненный смесью мужского и женского соков. Головка стержня скользила внутри киски, почти не чувствуя стеночек. Оба партнёра, тяжело дыша, остановились. Ведьма открыла глаза и вновь склонилась к лицу парня. Её припухшие, влажные губы встретились с Димкиными. Густая волна роскошных волос накрыла обоих.

— Уходишь. — Тихо шепнула Димке волшебница. — А жаль.

Утомлённый ствол парня и в самом деле увядал, потихоньку выскальзывая из уютной ведьминой норки.

— И мне жаль. — Отозвался Димон. — Но ведь при хорошем обращении он снова расцветёт.

— За этим дело не станет. — Волшебница с тихим, чмокающим звуком съехала с Димкиного опускающегося стержня и нежно коснулась его рукой. — Только, может, сначала помоемся? А то в киске мокро, словно в моём болоте.

— Нет. — Димон скользнул ладонью меж её ножек, размазывая по створкам пещерки сочащуюся наружу влагу. — Я хочу, чтобы в тебе всё хлюпало, хочу тебя до краёв наполнить.

— Будь по твоему.

Чародейка, расстегнув застёжку, отбросила в сторону узкую кожаную полоску, оставшись абсолютно голой. Зажав киску ладонью, она склонилась над Димкиной игрушкой, мягко коснулась её губами и, наконец, впустила мокрый, блестящий от сока и спермы член себе в рот.

— М-м-м...

— М-м-м...

— М-м-м...

Чародейка, ритмично раскачиваясь, скользила губами по Димкиному стволу. Ловкие пальчики нежно дразнили яйца парня. Димон ладонью гладил упругую, округлую попку ведьмы, чувствуя, как «подвявший» стебель начинает потихоньку оживать и выпрямляться, всё больше заполняя собой, ласкающий его нежный ротик. Вот он уже перестал целиком помещаться во рту, напрягся и затвердел. Ведьма, продолжая дразнить головку кончиком языка, глянула на Димку.

— Ну... Заполняй меня.

Димка пристроился сзади стоящей на коленях чародейки. Готовый к бою ствол с ходу вошёл на всю длину.

— У-у-у-м-м-м... — Их голоса слились в один.

Димон, обхватив волшебницу за бёдра, раз за разом всаживал свой поршень в её влажную глубину. Чародейка, опустив голову на руки, вздрагивала от Димкиных толчков. Живот парня хлопал её по ягодицам. Внутри пещерки было мокро. Очень мокро. Чавкающие, хлюпающие звуки заглушали частое, тяжёлое дыхание обоих.

Член скользил внутри ведьминой киски, почти не чувствуя объятий её, исходящих соком, стеночек. Но не избалованному женскими ласками Димону это не мешало. Само сознание того, что он сейчас свободно распоряжается этим прекрасным, обнажённым женским телом, заставляя его вздрагивать в сладостной истоме; что эта гладкая, прижимающаяся к его животу, попка специально вздёрнута, чтобы Димкин «ключик» снова и снова открывал вход в, наполненную жемчужинами капель сладчайшего на свете сока, сокровищницу; что именно Димкин поршень, погружаясь с неповторимо влажным звуком в глубину сказочной пещерки, рождает в ней тот самый, готовый выплеснуться из «хранилища» рыжеволосой волшебницы фонтан наслаждения, возбуждало и подстёгивало парня не хуже самых плотных объятий самой узенькой, едва раскрытой «шкатулочки». Димон двигался быстро и размашисто.

— О-о-у-у-у-о...

Бёдра чародейки мелко задёргались в Димкиных ладонях.

— О-о-о...

— О-о-ох-х...

Видимо озеро в пещерке ведьмы стало ещё глубже, но Димон не остановился. Его поршень продолжал неутомимо работать, вызывая новые и новые «всхлипы» истекающей соком киски. Димка почувствовал, как по члену, стекая на яйца, медленно поползли густые, клейкие капельки. Наклонившись к ушку чародейки, он тихо шепнул:

— А ты переполнилась. Ты течёшь.

— Д-да-а. — Мурлыкнула та в ответ. — И я, кажется, вскоре ещё выплеснусь. Уж больно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх