Болотная ведьма

Страница: 9 из 17

больших кружки, между делом умяв чуть не половину ватрушки с брусничным вареньем.

— Вылез на свет всё ж таки. — Непонятно усмехнулась ведьма, когда Димка, наконец, выдохся и умолк. И перевела взгляд на парня. — Бабушка у тебя толковая. Многое правильно поняла. Ну, а ты-то сам от меня чего хочешь?

— Так... Это... — Даже растерялся Димон. — Чтоб вы мне помогли, Оксанке. Освободили нас от «чёрного».

— А после того, как освобожу, Оксану к тебе присушить, чтоб на других и не глядела? — Понимающе усмехнулась колдунья.

Димка опустил голову.

— Нет. — Тихо произнёс он и медленно покачал головой. — Нет. Какая же это свобода? Пусть сама...

— А если сама, то не быть тебе с ней. Разные у вас по жизни дороги. — Безжалостно резанула ведьма. — Так что выбираешь?

— Всё равно. — Ещё тише отозвался Димка и судорожно глотнул, заталкивая подальше подступивший к горлу, предательский комок. — Пусть сама. А то сначала «чёрный» у неё счастье крал, теперь я буду. А она как же?

Димка взглянул на колдунью и снова нагнул голову, чтобы той не были видны блестящие на глазах парня слёзы.

— Ты правильно решил. — Ведьма, одобрительно потрепав его по плечу, поднялась и куда-то вышла из кухни.

Лежавший в углу пёс, поднялся и, подойдя к Димону, сочувственно ткнулся мордой к нему в колени. Димка, не меняя позы, погладил мокрую собачью спину. Хлопнувшая дверь возвестила о возвращении хозяйки. Димка неохотно поднял голову, да так и замер с открытым ртом.

Кудесница, наконец, избавилась от скрывавшего почти всё лицо платка, сбросила бесформенную накидку, и теперь перед обалдевшим Димкой стояла молодая, на вид даже моложе Надежды, женщина. Упругая, непокорная, блестящая волна рыжих волос сыпалась по её плечам, и спине, спускаясь до середины округлой попки, обтянутой расклешённой, светлой юбкой. Босые, загорелые ноги призывно манили открытыми коленками. Тонкая, чуть топорщащаяся на сосках, почти прозрачная блузка облегала высокую, не нуждающуюся в поддержке лифчиком, грудь. Яркие глаза красавицы-чародейки, вопреки бытующему мнению, оказались не зелёные, а светло-серые.

— Рот-то закрой. — Добродушно усмехнулась ведьма. — Ты, небось, каргу старую ждал увидеть. Так мне до того далеко, для нас время по другому течёт.

Чародейка, подойдя ближе, села на стул, свободно забросив ногу на ногу. Лёгкая юбка чуть сползла вниз. Димка непроизвольно зашарил глазами по обнажившемуся гладкому бедру, почувствовал на себе насмешливый взгляд рыжеволосой чаровницы и, краснея, торопливо повернулся в сторону не сексуального блюда с ватрушкой.

— Значит так. — Волшебница задумчиво побарабанила пальцами по столу. — Мне теперь хорошо подумать и много чего сделать надо. Ты в комнату иди, ложись, отдохни пока можно. А то ночь не спал и сегодня, может, не доведётся. Проснёшься, в доме не сиди, поброди вокруг. Серый тебя проводит, приглядит, чтобы сдуру в трясину не сунулся. Есть захочешь — бери смело, что найдёшь. Колдовского тут не держу. На закате возвращайся. Меня не будет — в комнате подожди. На другую половину дома не суйся, нельзя тебе.

Спал Димка долго. Солнце давно за полдень перевалило, когда проснулся. Щурясь, выполз на кухню, умылся здесь же над раковиной. На столе заметил накрытую марлей банку. Принюхался, вроде квас. Налил большую кружку. Пошарив в буфете, добыл сыр и батон. Слопал здоровенный бутерброд и кусок полюбившейся ватрушки. Убрал за собой и, поманив Серого, пошёл на улицу. В сенях, возле ведущей на запретную половину двери, на секунду остановился, прислушиваясь. Серый бесцеремонно толкнул Димку боком, мол, не задерживайся.

— Да, помню я, помню. — Димка, чуть пригнувшись в дверях, вышел наружу.

Островок, где обитала чародейка, оказался невелик и разнообразием ландшафта не отличался. Трава, да высокий, скрывающий от глаз серо-зелёную, мёртвую топь, кустарник. Скука. Одно хорошо: воспоминания об Оксанке здесь не сильно давили. Видно на острове «чёрный» парадом не командовал. Маясь бездельем, Димон завалился на траву, лениво поглядывая на медленно плывущие в небе бело-розовые, пушистые облака. Солнышко, хотя и заметно клонилось к горизонту, явно не спешило на боковую. Ещё подождешь.

— Говорят, — неожиданно подумалось Димке, — ведьмы свои обряды обязательно голыми творят. Она сейчас там тоже совсем голая?

Видение обнажённой длинноволосой красавицы тотчас услужливо всплыло в его воображении.

— Интересно, а там она тоже рыженькая?

— Может, ещё под окошко придёшь поглядеть?! — Раздался, вдруг, прямо у Димки в мозгу возмущённо-насмешливый голос. — Или мне показаться выйти? Вот посажу голышом на кочку посреди болота, пусть комары посмотрят какого у тебя там цвета. Не смей обо мне думать! Мешаешь!

Голос резко оборвался, словно форточка в голове захлопнулась. Димка аж сморщился.

— Ё моё! Она ещё и мысли мои слышит.

Димон, радуясь, что вокруг никого, ожесточённо потёр ладонями вспыхнувшие щёки. Блин! Восемнадцать лет, а краснеть всё так и не разучился.

Изгнать крамольные мысли прочь оказалось не так уж просто. Воображение твёрдо настроилось на вполне определённую волну. Самые непригодные для этой темы ассоциации внезапно выворачивались наизнанку, выводя Димку снова в «запретное русло». Член уже обрёл уверенно стоячее положение, а максимум чего удалось добиться Димону — перебирать всех девчонок, которых хоть когда-то удалось за «интересное» подержать, и что-то себе представлять. Данное занятие, в общем, помогало отвлечься от рыжей волшебницы, но выходу из темы не слишком способствовало. Да и список у Димки был не настолько велик, чтоб продержаться до заката. Воспоминание о ночи с Надей шло, конечно, особняком, но Димка даже окунуться в него не решался. И так джинсы трещат, а в трусах целая лужа смазки. Воровато оглянувшись, не видит ли кто, Димка расстегнул штаны, стянул их вместе с трусами. Найдя несколько подходящих листочков, вытер, как мог клейкую, полупрозрачную жидкость и принялся торопливо одеваться.

Тихий девичий смешок раздался сбоку. Димон резко крутнулся. В проёме кустов, насмешливо поглядывая на Димку своими большими, чёрными глазами, стояла Оксанка.

— Ой, чёрт! — Димка, чувствуя, что снова краснеет, рванул вверх молнию джинсов.

— Не надо одеваться. — Перестав улыбаться, тихо сказала Оксана. — Я за этим к тебе и пришла.

Она медленно подняла юбку, показывая Димке не прикрытый трусиками холмик тёмных волос, чуть развела ноги и, призывно глядя на парня, провела рукой между ног.

— Иди ко мне!

Позабыв про всё, Димон рванулся вперёд. Что-то серое мелькнуло у него перед глазами, сильный толчок в грудь швырнул парня на спину. Попавшая под голову кочка оказалась неожиданно твёрдой. В глазах потемнело... Тряся головой, Димка попытался подняться. Не смог. Придавив его лапами к земле, Серый, косясь куда-то вбок, зло и оглушительно лаял. Выворачивая голову, Димон глянул в ту же сторону. Недавний проход на глазах зарастал кустарником, а сквозь него просачивалась в болото, ещё чем-то напоминающая человеческую фигуру, полоска тумана.

— Зар-раза! — Димка досадливо сплюнул в сторону. — Всё, Серый, всё. Нет там никого больше. Отпусти.

Пес, продолжая глухо ворчать, неохотно убрал с Димкиной груди тяжёлые лапы. Димон сел и ещё раз сердито плюнул. Опять морок. Спасибо бабке и, особенно, Надьке. «Разрядила» Димке ружьё, вот и не долбили его привидения по пути через болото. А сегодня снова началось. Рыжая тоже... Могла бы о защите и позаботиться.

— Интересно! А Серого с тобой кто послал?! — Сердито зазвенело в башке у Димона. — Нет, чтоб спасибо сказать! Топай домой. Солнце садиться начинает, в комнате тебе безопасней. А ещё раз рыжей назовешь... Учти, я про кочку не пошутила.

— Извини. — Смущённо буркнул Димка. — Спасибо.

Серый уже нетерпеливо тянул его за штанину к дому.

— Иду, иду. — Димка, присев, обнял пса. — И тебе спасибо, лохматый.

Хозяйки на жилой половине ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх