Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (начало)

  1. Право Первой Брачной Ночи. Часть 1: Пышногрудые претендентки
  2. Право Первой Брачной Ночи. Часть 2: Вечер с герцогиней (начало)
  3. Право Первой Брачной Ночи. Часть 2: Вечер с герцогиней (окончание)
  4. Право Первой Брачной Ночи. Часть 3: Смотрины
  5. Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (начало)
  6. Право Первой Брачной Ночи. Часть 4: Свадебная оргия (окончание)
  7. Право Первой Брачной Ночи. Часть 5: Первый блин герцога Сварожича (эпилог)

Страница: 1 из 2

Свадебный пир приближался к своей кульминации. В огромном зале ресторана, способном вместить сразу пять свадеб, притушили огни; светодиодная подсветка медленно переливалась всеми цветами химической радуги, создавая трепетное настроение ожидания чуда, как в новогоднюю ночь. Специально приглашённое шоу японских барабанщиков раскачивало гостей трансовым ритмом. Четверо голых по пояс негров внесли и установили посреди зала огромное ложе, застланное ультрамариновым шёлковым бельём. Под потолком раскатали четыре экрана, чтоб даже в самых дальних углах было видно происходящее.

В полутьме волновались брачующиеся пары. Около невест суетились две нарядные стилистки из элитного агентства: поправляли линии бровей, уточняли очертания губ, обновляли блеск помады, обмахивали пышными кисточками тугие щёчки, ухаживали за прущими из декольте чудесами. Их готовили для меня.

Вспыхнули два приглушённых прожектора, скрестившись на колонне-тумбе, той самой. Но теперь она была приготовлена не для невест. Ритм барабанов перестал быть попсово-заигрывающим, приобрёл торжественную, ритмичную хлёсткость марша. Малые барабаны вели рисунок гимна моего рода. Из темноты к колонне-тумбе вышел я, в чёрном френче с рубиновой веточкой плакучей ивы — знаком дефлоратора — на груди. За мной надменно вышагивали мои Белокурые Стервы, ради свадебного застолья сменившие латексную униформу на длинные, в пол, облегающие платья чёрного с фиолетовым отливом шёлка, строгие спереди, но с открытыми до самых ягодиц спинами. Тщательно уложенные в вечернюю причёску белокурые локоны венчали шапочки-таблетки с сеточками вуалей, ниспадающими до кончиков курносых носиков, оставляя соблазнительно алеть полные, густо напомаженные губы. Алиса держала стек распорядительницы балла в руках, затянутых до выше локтей чёрным бархатом перчаток.

Я остановился у тумбы. Барабаны выдали торжественную дробь и заговорили в пришёптывающем интимном ритме не то боевого, ни то любовного танца. Опустившись на колени с обеих сторон от меня, Белокурые Стервы расстегнули мне ширинку, в две руки трепетно вынули и уложили на тумбу мой член. Поднялись и замерли по обе стороны. Гости в полутьме возбуждённо шептались, одна из женщин ахнула. Японские барабанщики завели Поступь Судьбы — неторопливый приглашающий ритм. Секунду помедлив в волнении, пары двинулись вперёд. Первой жених вывел рыжую Ведьмочку. Согласно этикету остановившись в трёх шагах, он поклонился и отпустил невесту. В свете прожектора, она шла, сверкая изумрудами, прекрасная, как никогда, переставляла открытые стройные ножки в белых чулках, платье тянулось за ней шлейфом, и весь огромный зал, затаив дыхание, любовался ею. Подойдя к тумбе, она сделала глубокий реверанс, потом наклонилась и поцеловала тыльную часть моего пениса, как давеча целовала руку. Я милостиво кивнул ей. Жених, убедившись, что жертва принята, отошёл в сторону. Ведьмочка грациозно развернулась, прошла к ложу, взошла на него, и встала лицом ко мне в догги-позицию. Её четвёртого размера грудь навалилась на полукруглые чашечки лифа, слегка отклонив их.

Второй жених уже вёл мне платиновую Куклу. Та покачивалась в крайней степени волнения и шла не очень красиво на ослабевших ногах. Лиф её платья в виде лепестков белых кал не столько поддерживал, сколько обнимал великолепно сделанную силиконовую грудь, переливаясь на свету. Жених поклонился и остановился, Кукла просеменила, не смея поднять глаза, присела в реверансе и придержалась за тумбу, чтоб не упасть. Наклонившись к члену, она еле слышно ахнула и покрыла его множеством мелких поцелуйчиков. Она была столь наивна и трепетна, что я почувствовал, как член мой наливается. Рано. Но она не прекращала целовать, и я вдруг понял, что платиновая невеста просто боится, что упадёт в обморок, если выпрямится. Белокурые Стервы тоже это поняли и под руки помогли Кукле занять позицию на ложе. Её обеспокоенный жених отошёл к первому. Я же тем временем вспоминал гнусную рожу имперского налогового инспектора. Это, как всегда, помогло унять эрекцию.

Третьей долговязый Серёга подвёл мне мою блондиночку-Эльвиру. Эта ничего не стеснялась, вышагивала, словно манекенщица — туфелька перед туфелькой, — круто виляя голыми бёдрами. Припудренные блёсками интимные волоски сверкали в свете прожектора, эротичный корсет выигрышно сужал её талию, здоровенные, шестого размера, груди со светло-корчневыми сосками упруго подпрыгивали при каждом шаге, фата на голове всё ещё хранила следы моего семени. Наверное, ставить к девственницам свою же наложницу было лишним, но вчера девушка просила меня о прощальном сексе. Как я мог отказать? Эльвира сделал игривый реверанс, склонилась над тумбой, привычно подбросила языком член и, муркнув по-кошачьи, засосала головку. Я поощрительно улыбнулся ей, и девушка прошла к ложу, встав в ряд с остальными невестами. Серёга отошёл к предыдущим женихам и встал в ряд с ними.

Пыхтящий полный мужичок лет на пятнадцать старше меня уже вёл свою молоденькую Королевну, гордую обладательницу худенькой фигуры и упругой стоячей девятки. Уникальное тело. Но это как же нужно любить деньги, чтоб пойти за мужика в два раза тебя старше, на голову ниже, в три раза толще, да ещё и плешивого? В свете прожектора на его лысине сверкали крупные капли пота. Королевна подплыла ко мне и томно согнулась в реверансе, застыла, позволяя налюбоваться, как выпирает в простое квадратное декольте её власть над мужиками. Скромно опущенный взгляд этой жгучей брюнетки был многоопытным — она прекрасно знала мужчин, просто видела их насквозь. Неудивительно, с такой-то харизмой. Да, я оказался ровно таким же животным, как и остальные — мой член начал расти на глазах. Харя налогового инспектора не помогала — сквозь неё просвечивало молочное великолепие нереальных титек. И тогда Стелла незаметно ткнула меня в зад булавкой. Это было крайним средством, и это помогло. Королевна склонилась над членом и проделала тот же фокус, что и с рукой на смотринах — прикоснулась и что-то зашептала, очень чувственно лаская пенис губами и твёрдым мокрым кончиком языка. Потом гордо понесла свою девятку на ложе, заняв место в ряду прочих невест. Нужно ли говорить, что я изо всех сил старался не смотреть на неё, самую аппетитную в ряду колено-локтевых красавиц, и что я просто не мог не смотреть.

По счастью для моих ягодиц (Стела, краем глаза отслеживавшая мой член, уже приготовила булавку) меня отвлекла последняя, пятая пара. Жених, на этот раз явно года на два младше своей избранницы (а значит — её избранник), привёл мне шатенку Шалунью. Она весело улыбалась, покачивая семёркой, свободно болтавшейся под собранной в пышный бант на левом плече белоснежной прозрачной тканью, что натягивали острые, эрегированные сосочки. Сквозь газовую ткань возбудительно темнели крупные околососочковые ореолы. Точно помню, что днём под этим шифоном был плотный прямой лиф... Похоже, она высвободила титьки поверх него. Ну и прекрасно! Невеста чудесно выглядела со свободной грудью, пышной жопой и сформированной тугим корсетом узкой талией. Сделав реверанс и продемонстрировав, как низко могут провиснуть её груди, Шалунья склонилась над членом, лукаво посмотрела снизу в моё лицо и медленно провела мокрым, расслабленным языком по всей длине пениса. Мелодично хохотнула и мгновенно оказалась на ложе, в общем ряду. Её жених занял место в ряду собратьев, рядом с толстяком, вытиравшим клетчатым платком со лба обильный пот.

Японские барабанщики завели какой-то мистический, завораживающий ритм. Ложе с невестами начало медленно вращаться. Гости дружно ахнули, увидев, что юбки невест задраны, трусики спущены до колен, аппетитные жопки призывно белеют в свете направленных на ложе интимно-красных ламп. Этот сюрприз сделали таившиеся в полутьме негры-прислужники. Теперь они, пользуясь тем, что внимание гостей поглощено невестами, тащили вон колонну-тумбу.

Я гордо стоял, мой член послушно висел, словно красота пяти невест, способная привести в экстаз любого половозрелого мужчину, нам с ним уже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх