Старый лекарь. Лесные феи

Страница: 12 из 13

девочки, которая, раздвинув широко ножки, раз за разом насаживалась на мой твердый горячий член. Мне казалось, что это может продолжаться вечно, и нам обоим этого хотелось!..

Я решил тоже, наконец, проявить инициативу. Привстав, обнял её крепко руками и прижал к себе. Таня глубоко и часто дышала, сердечко колотилось, и всё её тельце было разгорячённым и потным. Даже волосы на голове промокли от пота. Осознав это, я почувствовал, что схожу с ума от этого тепла её тела, запаха её потных волос и дыхания из маленького ротика. Я стал целовать её влажные щёчки, губы и шейку, продолжая крепко обнимать нежную фигурку. Маленькие грудки с торчащими сосочками плотно прижались к мой груди, а мой член всё ещё продолжал пульсировать внутри разгорячённой щелочки. Она тоже обнимала меня руками, гладила и целовала везде, где только могла дотянуться, то и дело плотнее прижимаясь ко мне лобком, тем самым стараясь поглубже погрузить меня в себя. Так мы просидели пару минут.

— Ну, давай, теперь ты!... — сказала она, заглянув мне в лицо и состроив смешную гримасу, после чего снова лизнула меня в нос и переместилась в центр ложа, высоко выпятив и похотливо подставив попку и щелку для моих проникновений.

Не мешкая ни секунды, я устроился сзади и вогнал свой таран меж её сладких губок. Мой живот плотно прижался к потной девичьей попке, а руки обхватили обе грудки и стали покручивать сосочки. Двигаться я начал не сразу и очень плавно, но с каждым разом постепенно наращивая амплитуду и темп. Я выходил из её мокрой писи почти полностью, чтобы снова войти в неё ещё глубже, чтобы снова почувствовать низом живота прикосновение к мокрой голой и горячей попочке. Я любил её в писю, я голубил мою девочку так нежно, страстно и ласково, как только мог! Я чувствовал всей длиной члена каждый миллиметр её скользкой от смазки и такой горячей девочки. Смакуя каждое движение, каждое прикосновение к ней, старался, чтобы и ей это доставляло как можно больше наслаждения. Я невероятно хотел довести эту похотливую малышку до такого оргазма, чтобы она на время забыла, кто она, и где... чтобы взрыв острого наслаждения, который сейчас зарождался в её неистово текущей щелке, распространился ей в попу, в животик, и ударной волной отозвался в каждом уголочке, в каждой клеточке её маленького нежного тельца!..

Через какое-то время темп и глубина моих движений были такими, что я уже не ложился ей на попку, а, выпрямившись, слегка шлепал её булочки своим животом. Девочка при этом стала постанывать и отрывисто взвизгивать. Она уткнулась лицом в простыню и громко сопела под мои толчки... Я понимал, что через четыре-пять таких толчков сам взорвусь в ней длинными горячими струями тягучей спермы, которая заполнит её маленькую писюльку и хлынет наружу. Я схватил её за бока голой попочки и вложил в эти последние удары ещё больше силы и страсти, я буквально вбивал член в её щелочку... Танины стоны превратились в настоящие крики. Я почувствовал, что взрываюсь... Следующие три-четыре толчка я со звериным рёвом вкачивал ей письку свою горячую жидкость... Фейка наоборот затихла, все её тело покрылось мурашками и затряслось мелкой дрожью, а крылья поднялись вверх и тоже задрожали, как будто по ним пропустили ток. Несколько секунд она не могла даже кричать, но потом дала волю звукам, которые, наверное, были слышны по всему лесу!..

Мы кончили одновременно, и это было... Это было незабываемо, улётно, невообразимо, восхитительно, невероятно, безбашенно, выматывающее, опустошающее!..

Чуть отдышавшись, мы повторили всё с новой силой. Потом ещё. А потом ещё... Каждый раз Таня раскрывалась для меня по-новому, с новой силой. Каждый раз был не похож на предыдущий. Несмотря на многообразие, я не мог избавиться от ощущения того, что всё это уже не раз испытывал когда-то. Причём не с кем-то, а именно с ней! Ни с одной из предыдущих фей такого не было. Не было такого никогда и с другими женщинами в моей жизни. Но как такое возможно?... Откуда я могу её знать и помнить, причём в мельчайших деталях, которые всплывали в моём сознании, когда я снова и снова страстно любил её на этом ложе!..

Не знаю, сколько раз мы с ней кончили за эту ночь... может семь, а может, и все семнадцать!... Но вот в очередном порыве необузданной страсти она снова попросила взять её в попку. Я уложил её на спину перед собой, раздвинул и прижал к груди ножки, чтобы вход в девичью попочку принял удобное для проникновения положение. Мой член легко и с восторгом нырнул в нежную круглую дырочку. Я начал двигаться сначала плавно, потом все сильнее и быстрее... Фея в это время не растерялась и стала обеими ручонками заниматься своей красивой киской — она то терла пальчиками клитор, то вставляла их себе внутрь, то широко растопыривала губки, подолгу демонстрируя мне свои нежно-розовые прелести: маленький набухший клитор, распростертые внутренние крылышки-губки и темнеющий вход в маленькую пещерку, из которой обильно сочилась смазка. Я же всё это время усердно вгонял ей в попку член по самые яйца, неотрывно наблюдая за её манипуляциями со своей щелочкой. И вот опять!... Поджатые к груди ножки, растопыренная киска, и мой член в её сладкой попочке... Я всё это уже видел, делал, чувствовал... именно так... даже пальчики её сейчас держат раздвинутые губки именно так, как я это помню! И взгляд... она смотрит себе туда, вытянув шею, стараясь не пропустить ни мгновения этого бесстыдства... Меня это заводит, и она это знает! Но откуда?! Мы это с ней уже делали! Именно так! И именно с ней! Но как? Когда?..

* * *

А потом просто лежали и говорили... С каждой секундой я все отчетливее понимал, что та, что сейчас здесь со мной — это не просто девушка, и даже не просто фея! Она значит для меня куда больше — она та, ради которой мне хочется жить, и жизни без которой я не мыслю вовсе!

— Таня, где ты была? — задал я нелепый вопрос, который возник в сознании сам собой ниоткуда.

— Ждала тебя... — улыбнулась она.

— Кто ты?... Почему мне кажется...

— Шшш... — прервала она мой вопрос и дотронулась пальцами до моих губ, как бы запрещая что-то говорить.

Она прижалась к моей груди, положив на неё голову, а руками крепко обхватила мою шею.

— Тогда утром я не поняла... не узнала тебя, но потом, когда ты... преобразился, меня как молнией прошибло — это ты, я глазам своим не поверила!

— У меня было что-то похожее, когда я увидел тебя в тот момент. Я точно знаю, что ты для меня значишь больше, чем вся моя жизнь, но не могу понять... не могу вспомнить! Почему так?

— Я тоже помню не всё... кое-что только, но рассказывать нельзя, ты должен сам! Так надо...

— Не могу, не знаю, как пелена в сознании какая-то... Постой! Твоё имя! Когда ты мне его сказала, я удивился...

— Да, помню, ты удивился, что у фей «человеческие» имена!..

— Да... то есть, нет... не в этом дело! Не только в этом! То, как ты его произнесла — «Я Танечка!» — вот это показалось мне знакомым, даже родным! Но откуда?!.

— А что ты вообще про себя помнишь? — спросила она шёпотом, умудрившись заглянуть мне в лицо, не отрывая щеки от моей груди.

— Помню, что я лекарь, пришёл сюда собирать травы...

— А до этого?

— До этого я учился, потом...

— Нет-нет... А ещё раньше? Что было? Ты детство своё помнишь?

Разумеется, это было далеко не всё, что я помнил о себе, помнил я прекрасно и детство своё и юность, и всё, что было до того, как я попал в этот мир, но говорить об этом с лесной феей было категорически нельзя, поскольку это выходило далеко за пределы познаний этого мира. Тем не менее, мне стало казаться, что и фея Таня тоже вовсе не та, кем должна всем вокруг казаться.

— Нет... это бред! Этого не может быть!!! Это невозможно!!! — заорал я.

К моему удивлению, она не испугалась такой моей реакции. Скорее, она именно её и ждала! В моей голове мысли закружились с неистовой скоростью, сменяя друг друга, но всё равно нельзя было сказать, что «пазл сложился»....  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх