Виртуальная реальность. Часть 3

  1. Виртуальная реальность. Часть 1
  2. Виртуальная реальность. Часть 2
  3. Виртуальная реальность. Часть 3
  4. Виртуальная реальность. Часть 4

Страница: 1 из 3

Данный рассказ основан на реальных событиях, и все описанные в нем действия и детали практически не искажены художественным вымыслом.

Жара закончилась, вместе с жаркими, полными нежности и страсти встречами Сони и Димы. Затянулись дожди, пасмурная серая завеса нависла над городом, по-осеннему пахло опавшей, начавшей подгнивать листвой. Сама не зная зачем, Соня оставалась в городе. От Димы не было ни словечка, ни звоночка. Хотя он тайком посещал ее страничку в соцсети, разглядывая фотографии, перечитывая сообщения, и иногда даже ставил «лайки» ее полным печали стихам. Она целыми днями и ночами ревела, уткнувшись в тот самый диван, на котором они так пылко любили друг друга совсем еще недавно. Однако лежать на этом диване ей оставалось недолго. Не шибко любезная подруга отнюдь не тонко намекнула, что Соня загостилась.

При мысли о том, что придется уезжать обратно, сердце Сони сжималось от тоски. Сколько раз она хваталась за телефон, желая набрать его номер, сколько раз перечитывала его сообщения, обливаясь слезами, драла себе сердце рассматривая его фотографии, с мазохистским удовольствием погружалась в воспоминания о нем, о них... Будучи еще той гордячкой, она мужественно молчала, не показывала Диме, что думает о нем, что невыразимо тоскует. Но мысленно она ждала его возвращения, и сердце ей подсказывало — он вернется. К ней. Необъяснимая женская чуйка. Ее не обмануть.

Помыкавшись в неуютных пенатах недолго, она двинулась было в кассы за билетом, но на полпути передумала и набрала номер Марата — своего первого мужа. За него она выскочила, едва ей исполнилось 18, по огромной и страстной любви. С ним у нее сложились какие-то неоднозначные, неопределенные отношения. Хоть они и развелись, он все еще был важной фигурой в ее жизни. Какие только роли он в ней не играл! Друга, когда нужна была поддержка, папочки, когда требовалась защита, жилетки, когда хотелось поплакаться, и даже любовника, когда приспичит. Он был всегда ей рад и никогда ни в чем не отказывал — по своим причинам, конечно. Вообще, мужик он был просто потрясающий — остроумный, веселый, в меру саркастичный, приемлемо агрессивный, и в то же время заботливый, ласковый, понимающий. Во всем он был хорош, что бы то ни было — беседа, быт, секс. Особенно секс. Вспоминая его умелые длинные пальцы, Соня заливалась краской от стыдливого вожделения, втайне желая насладиться их беглыми ласками снова.

А еще он был обеспечен, и баловал бывшую женушку неуместно дорогими подарками — украшения, шмотки. Оплачивал ее спонтанные прихоти, организовывал ей отдых и досуг, когда она приезжала в город. Утверждался, как мог. Соня была для него не то прообразом дочери, которой у него отродясь не было — он вообще за сорок пять лет детьми не обзавелся, не то вечно обожаемой юной любовницы, которая подарила ему свою девственность, единственная из всех его многочисленных женщин. Он был рад доводить ее до восторженного экстаза любыми доступными ему способами и с радостью ждал редких встреч. Обычно она оставалась у него, в просторной большой квартире с дизайнерским ремонтом, где когда-то жила сама. В этот приезд она отказалась от его гостеприимства только по одной причине — за его любезность всегда нужно было платить. Еще ни разу ей не удалось устоять перед его обаянием и мужским напором. А теперь уж чего... Дима «в паузе», верность хранить было больше некому.

В тот же день девушка перебралась к бывшему мужу. А тот был и рад. Она все еще ой как волновала его. Будучи самоуверенным до беспределья, он полагал, что ее короткий второй брак был лишь ошибкой, попыткой забыть его, такого непревзойденного и классного. И считал, что способен вернуть Соню по щелчку пальца. Если захочет. И, надо сказать, отчасти он был прав. Он был самым ярким переживанием Сони за всю ее жизнь, и она частенько помышляла о возвращении к нему. Но только до недавних пор. До знакомства с Димой. Дима был другой, он был... чистым.

Первым же вечером, умываясь слезами, слюнями и соплями, подвыпившая Соня горестно излила свою историю любви Марату. Тот слушал, не перебивал, молча поглаживая ее по голове. Когда она замолчала, он по-отечески поцеловал ее в голову и заключил:

— Где ж глазоньки-то твои были, дурочка ты моя? Старо как мир — женатый сорокалетний козел и молодая прекрасная разлучница — любовница. Ладно, не реви, будем тебя лечить.

И лечение не заставило себя долго ждать. Дорогие рестораны, выставки, магазины... А еще поездки за город, пикники, песни под гитару у костра, уха с водочкой, шашлыки. Разносторонний был человек Марат, как и Соня. Оба они одинаково хорошо разбирались в полотнах Мане и могли отличить его от Моне, и так же хорошо умели развести без спичек костер и наловить при помощи палки и кирпича щук.

Пролетел уже, наверное, месяц, а Дима все молчал, ни слова от него, ни звонка. Соня еще ждала, и украдкой плакала ночами, тайком от Марата — он был циником, и смеялся над ее наивными слезами. Но тоска ее прилично разбавилась яркими насыщенными впечатлениями, которые смог ей подарить бывший муж, и на сердце девушки стало чуть легче. Теперь улыбка чаще играла на ее очаровательном личике, и зеленым темным глазам вернулся блеск. С Димой она не могла пойти в свой любимый парк, ведь его там все знали — он был спортивным организатором, не могла поехать на природу — Дима не смог бы найти подходящую отмазку, не могла... Да много чего она с ним не могла. А теперь могла. Раз уж с Димой не вышло насладиться разнообразным досугом, то глупо отказываться от предложений Марата. Что же ей теперь, в самом-то деле, пожизненный траур самой себе объявить? Он, небось, не плачет ночами, как она, и наверняка ни в чем себе не отказывает. И она не будет.

Так думала Соня, когда вспоминала его последние слова — «хочу побыть на расстоянии». Вся трепетная нежность, которую она продолжала испытывать, куда-то исчезала при этих мыслях. И однажды Марат заметил, как она с интересом поглядывает на него. Но торопиться не стоило, он умел ждать.

Стараясь скорее залечить рану, Соня таскалась по барам, пила, пила, пила каждый вечер, заливая воспоминания о темных Диминых глазах, его нежных поцелуях, взгляде, в котором она читала восхищение, смешанное с болью. А Марат платил, наблюдал, ждал. Однажды он пригласил ее в ночной клуб. Оба они терпеть их не могли, но сейчас был именно тот редкий момент, когда пойти туда хотелось. Чтоб оглушительная музыка выбила нахрен из головы все мысли, а выпитый алкоголь заставил забыться. Соня с готовностью согласилась. Клуб назывался «Ангар», и похож был на самый настоящий ангар — огромная ракушка с полукруглым сводом потолка, стилизованная под облезлый сарай. Внизу танцпол перед сценой, бары, наверху мягкие зоны за отдельную, не маленькую плату. Марат естественно потащил Соню наверх, на утопающие в темноте широкие кожаные диваны. Народу там было немного, основной народ тусовался внизу.

Марат заказал сразу бутылку ее любимого ликера, чтоб не ходить к бару сто раз. Он знал, что пить она будет сегодня много. И хотел этого. Напоив бывшую жену, которую он все еще считал своей собственностью, он без предупреждений ухватил ее за шею и дерзко, со смаком поцеловал в губы. От такого напора Соня сразу почувствовала, что плывет, но все же попыталась изобразить из себя приличную дамочку:

— Я Диму люблю. Не надо.

А глаза у самой по-блядски горели. Вот это мужчина! Сколько смелости, страсти, самоуверенности!

— Да иди уже сюда. — Марат затащил ее на свои колени, задиком кверху, и прижал локтем ее голову, чтоб не дергалась. В их вип-ложе было очень темно, никто не мог видеть столь пикантной картины, да если бы и увидели, то не удивились бы — в клубах еще и не такое можно заметить.

Придерживая одной рукой голову Сони, второй он беззастенчиво задрал подол ее короткого летящего платья, обнажая зад в розовых шелковых трусиках. Смачно хлопнув ее, он грубо сдвинул трусики в сторону и без прелюдий вошел пальцем в очень мокрую, горячую плоть ее интимного места....

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх