Последний танец. Часть 2

  1. Последний танец. Часть 1
  2. Последний танец. Часть 2
  3. Последний танец. Часть 3

Страница: 1 из 2

С того дня прошло почти два года, я перешла на последний курс и вернулась на дневное отделение, чтобы больше времени уделять учебе и диплому. С работы я уволилась, и теперь почти все свое время посвящала занятиям и написанию курсовых и лабораторных. В один из сентябрьских дней меня вызвали в деканат и предложили практику в соседнем городе, в крупном художественном музее. Я с радостью согласилась, это был неплохой шанс набраться опыта, и к тому же, мне хотелось сменить обстановку.

Я быстро собрала вещи и уже через два дня потряхивалась на нижней полке поезда в купейном вагоне. Красота! Обожаю поезда. Могу часами пялиться в окно, и одинаковые пейзажи нашей средней полосы отнюдь не приедаются мне, зелень радует глаз, а белые стволы многочисленных берез навевают какие-то возвышенные и даже патриотичные мысли. Ехать нужно было недолго, одну ночь. Рано утром поезд прибыл по месту назначения, и я заспешила к привокзальной стоянке такси. Эх, сюда бы Сашку с его либеральными тарифами — подумала я, вытаскивая из кошелька пятьсот рублей и отдавая их таксисту.

Гостиница, конечно, не очень впечатляла, напоминала советский корпус в пионерлагере. Простая комната с коричневыми обоями в цветочек, синенькие шторки, односпальная кровать. Слава Богу, хоть холодильник есть. И даже маленький телевизор! Сойдет, приемлемо. Главное, что тут имелся отдельный санузел, это для меня принципиально. Ни за что бы не пошла в общий душ.

Уже в полдень я стояла перед железными решетчатыми воротами большого особняка, выкрашенного желтой штукатуркой. Это и был музей, в котором мне предстояло проходить практику в течение трех недель. Поднимаясь по мраморным ступеням, устланным бордовым ковром без единой потертости, я отметила, что сюда вкладывают деньги, и немалые. Это порадовало меня, так как в большинстве не столичных и не питерских музеев царит бедность, то же самое касается и многих театров. Обнаружив дверь с надписью «Администрация», я постучала и вошла. В приемной сидела секретарша — женщина лет пятидесяти с приятным улыбчивым лицом.

— Добрый день, меня зовут Софья Михальчук, я должна пройти практику в вашем музее.

— Да-да, садитесь. — Женщина закопошилась в бумагах на столе, и, выудив тонкую папку, представилась:

— Я Тамара Сергеевна, сейчас посмотрим, куда вас прикрепили. Так, ммм,... А, вот, Михальчук. Отлично, нашла.

Я огляделась. Из приемной можно было попасть как минимум в два кабинета. На двери одного из них висела табличка: «Лев Семенович Бородин, директор». На другой двери таблички не было. Позже я узнала, что это туалет.

— Так, Софья, распишитесь вот тут, и отправляйтесь на второй этаж, найдите там Анну Александровну, это ваш куратор. Она гид, будете вести с ней экскурсии.

Экскурсии! Здорово! Я-то представляла, что мне поручат мелкую реставрацию или хранение экспонатов, но гид — это классно. Очень интересно и не так нудно. К тому же, в музее довольно скучная работа, а вести экскурсии — значит, постоянно общаться с людьми. Я обрадовалась и поспешила на второй этаж.

Музей впечатлял. Когда-то это была усадьба одного из местных аристократов, а теперь шикарные хоромы превратились в ухоженный и богатый музей. Здесь была и живопись, и графика, скульптура и предметы дорогой утвари. Кое-где были стойки с ювелирными украшениями. Под впечатлением, я не заметила, как рядом со мной возникла высокая худая женщина.

— Вы Соня?

Встрепенувшись, я окинула ее взглядом. Светлые волосы собраны в жидкий хвостик, ни грамма косметики, утонченные черты лица и лиловый костюм. На вид ей было лет сорок пять.

— Да, а вы Анна Александровна? — уточнила я.

— Да-да, пойдемте со мной, я дам вам литературу, мне сейчас немного некогда, вот-вот должны прийти школьники на экскурсию, а потом еще одна группа. Вы пока почитайте о нашем музее, а потом приходите. Понаблюдаете за моей работой, узнаете много интересного. — Она улыбнулась, и я ответила ей тем же. Она понравилась мне, почему-то я подумала, что мы с ней подружимся.

Она привела меня в архив. Оставив меня один на один с толстой книгой об истории музея, сдобренную цветными иллюстрациями, она удалилась. Прошел час или даже чуть больше, когда я захлопнула книгу. Вобщем-то, стандартная история. Как у многих музеев в нашей стране. Выйдя в коридор, я встретилась там с Анной Александровной, она поманила меня рукой и я двинулась за ней. Мы прошли в большой зал с работами русских художников. Там уже собрались школьники примерно двенадцати лет. Итак, экскурсия началась. Моя наставница рассказывала о каждой картине, об истории ее написания, о биографии того или иного художника. Вобщем, все как обычно. Послушав ее, я решила что справлюсь, многое из ее рассказа было мне известно, так что я не особо волновалась по поводу своей практики.

Наконец, экскурсия окончилась, и дети разошлись. Анна Александровна предложила выпить чаю, и я согласилась. За чашкой ароматного напитка легче наладить общение.

— Ну, как вам наш музей? — с гордостью спросила она, отпивая из чашки.

— Если честно, без лести, я потрясена. Редко можно встретить такой ухоженный и богатый музей. Я обратила внимание на новый паркет, дорогие шторы и свежие окна. Чувствуется, что у музея есть хорошая поддержка.

— Это все наш Лев Семенович. Наш директор. Он относится к музею как к родному ребенку. Если бы все культурные учреждения возглавлялись такими людьми, как наш Лев Семенович, то Россия пережила бы культурное возрождение.

— Да, наверное, вы правы. — Согласилась я, отгрызая от печенья.

— Вы непременно познакомитесь с ним, и поймете что он истинный фанат своего дела.

— А когда это произойдет? — поинтересовалась я.

— В ближайшие дни, Соня. Скоро. Вы рано приехали, через пару дней прибудут и другие студенты, Лев Семенович будет читать вам лекции. Он, кстати сказать, доктор наук. Так что вам будет весьма интересно. Да и вообще, с ним просто приятно поговорить. Так что скоро, Соня, вы и сами в этом убедитесь.

Как и обещала Анна Александровна, через пару дней музей наводнился студентами и словно ожил. Теперь здесь кипела жизнь, привнесенная будущими искусствоведами, культурологами и художниками-реставраторами. Обещанные лекции должны были начаться после практики, в пять часов. Если честно, я ждала их, так как мне нетерпелось увидеть столь отъявленного фаната своего дела. Все студенты уже собрались в небольшом кабинете, а Льва Семеновича еще не было. Впрочем, он не опаздывал, до начала оставалось еще десять минут, и я заинтересованно изучала открытки, которые Анна Александровна дала мне посмотреть. Вдруг прогремел низкий, поставленный голос:

— Я приветствую вас. Меня зовут Лев Семенович Бородин, и я буду читать вам массу интересного целую неделю.

Я подняла глаза и увидела возле большой темно-зеленой доски высокого широкоплечего мужчину. Он писал свое имя на доске. Обернувшись к нам, он пригвоздил меня взглядом пронзительно-голубых глаз к скамье. Да ведь этого человека я знаю! Это именно он прислал мне цветы после случайной встречи в театре. Невероятно, но это и впрямь был он. Его унизанные перстнями пальцы больших рук, его зачесанные назад темно-серебристые волосы, его голос и, конечно, его взгляд.

Пораженная, я смотрела на него, не замечая ироничных усмешек своих соседок. Он, конечно же, заметил это и обратился ко мне:

— Молодая леди, ваша фамилия?

— Михальчук... — проблеяла я.

— Прекрасная украинская фамилия. Михальчук, скажите пожалуйста, вам не интересен мой рассказ?

Я замешкалась и не знала что ответить. Наконец, под его выжидательным взглядом я выдавила из себя, что мне интересно, тогда он ответил:

— В таком случае, будьте, пожалуйста, внимательнее и записывайте лекцию так, как это делают остальные.

Боже, он отчитал меня, словно семилетнего ребенка перед всеми практикантами! Я совершенно растерялась и уткнулась в тетрадь. Паскудное чувство униженности жгло мозг, и я с ужасом заметила,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх